Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Пропала книга

24 марта 2011, 09:57

Отложить Отложено

Цикл: "Законы Талмуда и наша жизнь".

Тема: ответственность за чужие вещи, взятые на хранение.

Об особенностях темы – чуть ниже, а пока ситуационная история, на примере которой мы посмотрим, как подходит Тора к данной проблеме.

Десятилетний мальчик взял в местной (или школьной) библиотеке новую книгу. Дома, кроме мальчика, ту же книгу прочла его мама. Через две недели ребенок пошел в библиотеку, чтобы поменять ее на другую. По дороге встретил приятелей, заигрался, а когда хватился книги, то обнаружил, что она пропала. Теперь заведующая библиотекой требует от родителей ребенка вернуть стоимость книги. Обязаны ли они – согласно закону Торы – платить?

Прежде чем дать ответ, несколько слов о хранении чужой вещи. Любой предмет может находиться в одном из двух состояний: он или имеет владельца, или не имеет его – т.е. является бесхозным. Всякий владелец может объявить свою вещь бесхозной. Любой человек, если вещь бесхозна, может взять ее себе, присвоить, и тогда она переходит в разряд вещей, у которых есть владелец. Она становится имуществом.

Есть вещи, изначально не имеющие хозяев, они ничьи; есть вещи, которые стали ничьими. Операция по овладению ими очень проста: в большинстве случаев достаточно их поднять или сдвинуть с места – с целью завладеть, конечно, а не с целью посмотреть[1].

Вещи, у которых есть владельцы, по желанию последних могут не только стать бесхозными (быть выброшенными), но и сменить владельцев, – например, их дарят, продают или теряют (последнее, правда, без желания).

Во всех случаях необходим как минимум некий сознательный акт со стороны владельца.

При вручении подарка или продаже этим актом является осуществление желания хозяина вещи вручить ее конкретному человеку (пусть даже анониму). При потере необходимо, чтобы владелец знал, что вещь потеряна и что она не может вернуться к нему – например, по причине отсутствия на ней неких характерных примет, которые могут помочь идентифицировать ее именно как его имущество. При всех этих условиях тот, кто приобрел вещь (получил в виде подарка, купил или нашел), становится ее новым владельцем[2].

Вещь нельзя отнять у ее владельца, т.е. нельзя совершить некий силовой акт по изменению статуса вещи, игнорирующий желание владельца. В результате "изъятия" вещь не становится ни бесхозной, ни принадлежащей другому владельцу. Воровство или грабеж Торой безусловно запрещены, причем, даже будучи украденной, чужая вещь должна быть возвращена старому владельцу.

Тем не менее, есть целая область достаточно распространенных случаев, когда вещь, принадлежащая одному владельцу, находится в распоряжении или владении другого человека.

Такой казус называется в иудаизме словом шомер, сторож, хранитель, – не обязательно в том смысле, что человек взялся сторожить чужое имущество, а в том, что он отвечает за него подобно сторожу, который взялся его сторожить. Например, человек попросил другого присмотреть за детской коляской, пока он зайдет в магазин.

Правило таково: все время пока чужая вещь находится при другом человеке, последний несет определенную ответственность за ее сохранность. Подробности детально рассмотрены еврейским законом.

Общих вариантов четыре: оплачиваемый сторож (его работа – сторожить чужое имущество, получая вознаграждение), бесплатный сторож (сторожит, но плату за охрану не получает), взявший вещь на время бесплатно (одолжил), арендовавший чужую вещь (снял на прокат за деньги).

В каждом из этих четырех случаев[3] тот, у кого в руках (или под его надзором) находится чужое имущество, отвечает за него.

Для примера укажем только несколько частностей. Бесплатный сторож не обязан возвращать стоимость охраняемого предмета, если обнаружил, что он пропал не по его вине или его украли; в то время как платный сторож, платит полную компенсацию. Если пришел вооруженный грабитель и отнял ту вещь, то оба сторожа не несут ответственности, поскольку таким же силовым путем грабитель мог изъять предмет и из рук владельца. Но взявший вещь бесплатно (одолживший на время, чтобы пользоваться ею) платит даже в таком случае. И т.д.

** **

Наша история с мальчиком, который взял книгу, принадлежащую библиотеке, целиком принадлежит варианту, который мы назвали – "взял вещь бесплатно (одолжил)".

Сначала, дадим ответ на вопрос – обязаны ли родители платить? Т.е. заглянем, что называется, в конец детектива. Интереса у читателя мы тем самым не отобьем, ибо дадим ответ в самом общем случае, без приведения всех возможных обстоятельств, каждое из которых самым кардинальным образом может повлиять на решение. А затем предложим объяснения с привлечением источников и иллюстрациями. Вот на этапе иллюстраций и посмотрим, как переворачивается вся картина от мелких на первый взгляд обстоятельств.

Общий ответ: по закону ни мальчик, ни его родители платить за потерянную книгу не обязаны. Хорошо, конечно, если они компенсируют стоимость книги, но призвать их к ответу ни один раввинский суд не вправе. Впрочем, есть целая область случаев, похожих на приведенный, когда стоимость потерянной книги вернуть все-таки придется.

Неожиданное решение, не правда ли?

Только что мы сказали, что, согласно Торе, взявший предмет бесплатно, для того чтобы пользоваться им, платит за него – если он пропал или украден.

Оказывается все дело в том, что книгу взял ребенок, т.е. человек, не несущий материальной ответственности. Отвечать за все, что он делает, ему придется начиная с возраста, когда еврей приступает к соблюдению заповедей: мальчик с тринадцати лет, девочка с двенадцати. А до тех пор, если он даже что-то сломает своими руками, считается, что ни он, ни его родители за поломку не обязаны платить – ни по раввинскому суду, ни по решению Суда небесного[4]. Даже если он взял вещь без спроса и что-то с ней сделал – никакому суду не дано осудить ни его, ни его папу с мамой.

Понятно, что хорошо бы воспитать ребенка так, чтобы он не совершал ничего предосудительного. И уж если он все-таки совершил проступок, за который взрослый человек расплачивается своим имуществом, то не мешало бы тому, кто ребенка растит, воспитывает или опекает, заплатить за все чужое, что ребенок нечаянно или нарочно сломал, потерял или, ндБ, украл.

Но все это только совет и никак не обязанность. Поэтому можно смотреть на маленького ребенка как на своего рода стихийное бедствие, к которому можно быть готовым, но которое полностью устранить редко кому удается.

Впрочем, одно дело, когда мальчик своими руками причиняет ущерб чужому имуществу, и совсем другое, когда его можно укорить только в небрежном хранении чужих вещей. Поэтому будем говорить не о том, можно ли привлечь к ответу его родителей, если он книгу разорвал, сжег, облил клеем или продал на соседнем рынке, а о том, можно ли привлечь их к ответственности, если он книгу взял, а потом, вместо того чтобы вернуть, положил ее на скамейку, сам пошел гонять мяч с друзьями, а книга тем временем пропала. Все-таки, согласитесь, само наличие библиотеки предполагает, что дети не только берут в ней книги, но и возвращают их.

Как работает детская библиотека? На каком принципе можно ее организовать, если никто ни за что не отвечает?

Есть такие библиотеки, которые, прежде чем начать выдавать мальчику или девочке книги, оформляют некоторый договор с их родителями. Ставя подпись, родители обязуются отвечать за возвращение взятой книги. Они выступают в качестве неких гарантов своих детей.

Или другой принцип: родители вносят определенный денежный залог, который может быть изъят администрацией в случае невозвращения книги или причинения ей ущерба.

Во всех таких случаях родители обязаны заплатить за пропавшую книгу – даже если она исчезла сразу, как только мальчик вынес ее из библиотеки, и никто из домашних ее ни разу не видел.

Но что делать в случае, когда родители не брали на себя никаких обязательств, не вносили никаких залогов и даже знать ничего не знают ни о каких библиотеках (районных или школьных)?

Ответ Торы: если книга пропала по дороге из библиотеки домой – то никто ничего не платит. Передача вещи взрослым человеком на сохранение ребенку расценивается как причинение самому себе убытков; по крайней мере, к такому ущербу надо быть готовым и не искать виновных на стороне[5].

Выше мы уже говорили, что потерянная вещь выходит из-под владения своего бывшего хозяина при двух условиях: если последний обнаружил, что она пропала, и если он знает, что она к нему не вернется – например, по причине отсутствия у нее характерных примет, которые могли бы свидетельствовать, что вещь принадлежит именно ему. Главное, чтобы он знал, что она потеряна. В таком случае всякий, нашедший ее, может взять находку себе[6].

Так вот, тот, кто передает свою вещь ребенку, должен быть готовым, что вещь может оказаться потерянной. А поэтому любой, нашедший ее в общественном месте[7], если на ней нет особых примет, может взять ее себе[8].

Но запрещено забирать ее из рук ребенка без разрешения ее владельцев, – потому что, передавая ее ребенку, владельцы вовсе не отказались от обладания ею[9]. Талмуд пишет[10], что взявший чужую вещь без разрешения ее владельца из рук ребенка[11] считается как бы грабителем. Это частный случай общего правила: взявший чужое без спроса (даже с намерением потом вернуть) считается укравшим и отвечает за сохранность по самому требовательному счету – как оговорено в законе.

Важно отметить, что он не становится ни вором, ни грабителем. Эти термины употребляются вовсе не в "ругательном" смысле, а для того, чтобы показать, какова мера ответственности за данную вещь у человека, который ее взял без спроса хозяев, – причем неважно, где она была взята: со стола хозяина или из рук ребенка, которому тот передал свою вещь для передачи другому человеку (не тому, кто ее сейчас берет!). Просто, тот, кто вещь действительно украл, за нее отвечает, пока не вернет ее владельцу. И тот, кто взял вещь из рук ребенка, не испросив на то разрешение владельца, отвечает за нее абсолютно в той же степени – все время пока не вернет ее владельцу!

А теперь любопытный момент.

Ребенок принес книгу домой. Прочитал ее. Оставил на своем столе. Мама, проходя мимо, увидела книгу, перелистала ее, присела на минутку и с упоением прочла от корки до корки, после чего положила на место. Затем пришел ребенок, взял книгу и понес ее возвращать. Дальше случилось то, что случилось.

Теперь надо решить, кто виноват и виноват ли вообще. "Следствие" узнает про маму, бравшую книгу в руки. Спрашивается: взяла ли она ее, известив об этом администрацию библиотеки и получив на это разрешение? Когда библиотекарь выдавал книгу ребенку – он знал, на что идет. Но про маму, возможно, ему никто не говорил. Если наличие мамы при "эксплуатации" книги не подразумевалось, то, как только та взяла книгу в руки – сразу же стала полностью за нее отвечать. И теперь, если книга в конце концов пропала, то мама обязана ее вернуть или компенсировать пропажу.

Конечно, практически трудно представить себе библиотеку, которая не учитывает наличие у своих маленьких абонентов мам, пап и прочих членов семьи, не менее страстно любящих читать детские книги с захватывающими картинками. Мы догадываемся, что библиотека заранее знает, на что идет и что ее ожидает. Принимая нового читателя, она вместе с ним принимает всю его семью, а иногда и ближайших друзей, родственников и соседей по лестничной клетке. Так что мама, читающая библиотечную книгу, не может считаться взявшей ее без спроса библиотекаря и поэтому не переходит автоматически в разряд грабителей с большой дороги.

И все же, тем не менее, как только мама подняла книгу со стола своего мальчика, она приняла на себя ответственность по ее сохранности. Другими словами, она превратилась в человека, взявшего книгу в библиотеке. А поскольку ей больше двенадцати лет, т.е. она уже взрослая, то она отвечает за нее даже при потере или если ее украдут.

Таков закон в случае "попросившего вещь бесплатно на время". Отныне не мальчик, а мама – временный владелец книги, и теперь не мальчик возвращает книгу, а мама посылает его отнести книгу постоянному владельцу – в библиотеку. Следовательно, ей надо внимательно проследить, чтобы книга дошла до места, а не потерялась по дороге. И, если книга не дошла, мама должна заплатить ее стоимость[12].

Впрочем, аналогично тому как трудно представить себе детскую библиотеку, которая не знает, что подчас выданные ею книги читаются не только детьми, но и их родителями, не менее трудно представить себе наивного библиотекаря, который только того и ждет, как за книгу возьмется мама, чтобы заставить последнюю полностью отвечать за ее сохранность вместо безответственного ребенка.

Всем известно, что мамы охочи на детские библиотечные книги. И всем также известно, что мамы после прочтения аккуратно кладут книги на детский столик, чтобы дети отнесли их спокойно в библиотеку и поменяли на новые.

Короче говоря, библиотека имеет дело с клиентами, которые называются "мамами", и обменивается она с этими клиентами при помощи специальных посланцев, которые называются "деть­ми".

Поскольку все согласны на этих безответственных посланцев, то никто не отвечает за потерю книги из рук посланцев, – хотя и учат их, вручая книгу: смотрите, не потеряйте по дороге.

Вот если бы, получив книгу, мама потеряла ее сама по себе или нанесла ей ущерб, то тогда ей пришлось бы отвечать.

А уж тем более в случае, когда мама, занятая по хозяйству, так и не дотронулась до библиотечной книжки: за пропажу никто ответственности не несет!

(Художественно адаптировано, смонтировано и улучшено – по книге рава Цви Шпица. Остальные наши, крайне удачные переработки его статей: "Чужой пакет", "Пролитое масло", "Пропустить рейс", "Случай в магазине" и пр.)

 


 

[1] Для неподъемных вещей существуют свои правила приобретения. Ничейный корабль, дрейфующий вблизи берега, нельзя приобрести простым объявлением: смотрите, люди, эту посудину я заметил первым, а значит, она моя.

 

[2] Есть еще один вид законного приобретения – получение в наследство, которое не требует никакого сознательного акта со стороны того, кто оставляет наследство своим наследникам. Отдельная важная тема Торы.

 

[3] Есть еще и другие "сторожа", – например, вор. Закон говорит, что укравший вещь, все то время пока она в его руках, несет ответственность за ее сохранность. К примеру, он не может прийти и сказать владельцу чужого мешка с зерном: мешок я украл, но потом раскаялся и было понес возвращать его тебе, как вдруг в моем сарае случился пожар и зерно сгорело; что я могу поделать? Он обязан вернуть стоимость зерна.

 

[4] См. "Бава кама" 87а, Шульхан-Арух "Хошен Мишпат" 424:8, Рама на "Орах Хаим" 343, Мишна-Брура 100:9. О Небесном суде см. в Первом нашем эссе.

 

[5] См. "Бава Батра" 87б.

 

[6] Он может ее не брать, а поднять и вернуть хозяину, который бегает тут же по улице и кричит: где моя вещь? кто видел мою вещь? Нашедший спрашивает его: какая вещь, назови приметы. Тот в панике отвечает: примет не помню, но вещь такая-то, я без нее жить не могу. Нашедший, допустим, возвращает ее, но должен при этом понимать, что делает больше, чем требует от него закон. Ибо вещь может быть потеряна и кем-то другим: отличительных примет на ней нет! С его стороны это своего рода подарок.

 

[7] Если он нашел ее не в общественном владении, где разрешено ходить всем, то само место может выступать как примета. И потерявший ее имеет право заявить: я потерял ее там-то. На основание одного этого ее надо ему вернуть.

 

[8] См. Шульхан-Арух "Хошен Мишпат" 261:4.

 

[9] Не каждая передача предмета ребенку означает "выбросить предмет на свалку". Хотя, повторяем, не стоит потом удивляться, если он потом действительно окажется на свалке.

 

[10] "Бава Батра" 88а.

 

[11] Который сам получил ее из рук владельца для передачи, скажем, третьему лицу.

 

[12] См. Шульхан-Арух "Хошен Мишпат" 188.

Теги: Талмуд, Закон