Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Пьяница говорит, о чем думает. Умный думает, о чем говорит»Раби Симха-Бунем из Пшиски

Пролитое масло

02 февраля 2011, 14:47

Отложить Отложено

Эпиграф. "Аннушка уже пролила масло"

Продолжаю серию "Талмуд и конкретные ситуации нашей жизни". (Начало серии – в статьях "Случай в магазине" и "Пропустить рейс".)

Обсуждается захватывающая тема оплаты стоимости ущерба, причиненного одним человеком другому посредством своего имущества.

Это несколько тяжелое выражение надо понимать так. У каждого человека есть тело и есть имущество. Он может (ндБ) причинить ущерб другому человеку своим телом: ударить рукой, стукнуть ногой, пихнуть корпусом, укусить и т.п. Иногда такие действия противозаконны, иногда вынуждены (в случае самообороны и пр.).

И он же может причинить не менее серьезный ущерб своим имуществом: его пес напал на прохожего, его коза съела всю капусту на огороде соседа, его забор упал под ветром и накрыл соседскую машину, выбив в ней стекла, и т.д. [1]

В результате некоторых таких происшествий суд обязывает владельца заплатить пострадавшему, компенсируя все потери, которые тот понес, а иногда владелец такого "агрессивного" имущества объявляется невиновным[2].

То же самое можно сказать про того, кому нанесен ущерб: у него есть тело, которое страдает в результате чужих действий, и у него есть свое имущество, которое тоже может стать объектом разрушающего воздействия. Так вот, мы занимаемся случаем, когда ущерб одному человеку (его телу или имуществу) наносится при помощи имущества другого человека.

А теперь конкретная ситуация. Один человек поставил зимой на свой кухонный подоконник – снаружи! – кастрюлю с остатками масла. Почему надо, чтобы дело происходило зимой? Потому что в это время года в Израиле идут дожди. Кастрюля была открыта, к утру дождевая вода наполнила ее до краев; масло, естественно, оказалось наверху, и, когда все полилось через край, оно первым устремилось вниз. Внизу расположен балкон соседа. Утром он вышел подышать свежим воздухом, не заметил, что пол балкона залит маслом, поскользнулся, упал и сломал руку. В результате обзавелся гипсом. Может ли он по закону Торы призвать верхнего соседа к выплате причиненного ущерба?

Дадим сразу ответ, а потом его разберем. Никакой суд Торы не может заставить верхнего соседа заплатить за ущерб, причиненный нижнему соседу в результате произведенных им неосторожных манипуляций с кастрюлей масла. Но в некоторых случаях верхнему соседу очень рекомендуется заплатить за все, чтобы не быть обязанным по приговору Небесного суда[3].

Будем приводить источники и параллельно давать объяснения.

В Талмуде[4] разбирается случай, когда человек для каких-то целей установил на свой крыше асфальтовый каток, причем установил не очень надежно, так что подул обычный ветер – и каток упал. Говорится, что если каток нанес ущерб другому человеку во время падения и самим актом своего падения, то вся ситуация приравнивается к случаю огня[5]. В таком случае надо заплатить и за имущество, пострадавшее из-за этого падения, и за телесные повреждения, если таковые, к несчастью, произойдут.

Но если каток упал на землю и только потом стал объектом "преткновения", то он превращает ситуацию в другой случай, определяемый Торой как яма. При таком развитии событий владелец ямы оплачивает только телесные повреждения того, кто на тот каток наткнется, но не имущественный ущерб[6].

Как видим, наша история с кастрюлей масла похожа на случай с катком, который упал и лишь потом послужил причиной чужого несчастья. Случай ямы[7]. Правда, в случае ямы, как мы только что сказали, оплате подлежат все телесные ущербы. Почему же у нас, в примере с маслом, пролитым на чужой балкон, суд не может приговорить хозяина масла к выплате? Ведь человек сломал руку!

В случае с ямой на самом деле есть два подслучая: яма, вырытая на общественной территории (там, где яме не место), – в такую яму падают и больно ударяются о ее стенки или о ее дно; и камень, лежащий на дороге[8] (там, где ему не место), – о такой камень спотыкаются и, падая, больно ударяются о землю. Вы заметили? Разница между двумя этими случаями – в том, от чего получают удар, который приводит к телесному ущербу. Если непосредственно о само препятствие, то это одно, но если о землю, которая находилась тут и до препятствия, то – совсем другое. Хозяин камня может сказать: да, я виноват в том, что положил его там, где ходят люди, но ведь бедняга получил удар от дороги, на которую упал, а не от моего камня; камень послужил только причиной падения. А за причину по суду ответственность не несут. В этом все дело! За косвенную причину, и об этом мы уже говорили в первом нашем Эссе, отвечают только перед Небесным судом.

Разницу между двумя подслучаями общего правила, названного нами ямой, мы уже видим. Подслучая два: собственно яма и камень. Если удар получен от самого препятствия, то это собственно яма, но если он оказался только причиной, то имеем камень[9].

Итак, шел человек и, споткнувшись о камень, упал рядом, – суд раввинов не может приговорить того, кто этот камень положил, к выплате телесного ущерба (а тем более за все остальные ущербы: грязный костюм, сетка с разбитыми яйцами и пр.). Об этом мы читаем в Талмуде[10], и такое же решение принято в Шульхан-Арухе[11]. (Замечание для любознательных: И хотя в других местах вопрос решается иначе[12], все же – даже в том случае, когда суд объявит, что хозяин камня обязан оплатить телесный ущерб и тогда, когда камень послужил всего лишь причиной падения, – заставить его заплатить мы не можем, поскольку нельзя пойти против решения Шульхан-Аруха в том случае, когда надо "извлечь деньги" из хозяина камня[13].)

Теперь, что с нашим соседом, решившим выйти на балкон и в результате сломавшим руку? Понятно, что придется смотреть, на что он упал. Если падение совершилось на ту часть балкона, которая залита маслом, – то это собственно яма – и верхний сосед платит за поломанную руку нижнего соседа[14]. Причем масло могло разойтись по поверхности балкона именно в результате скольжения неудержавшегося на ногах соседа, он сам размазал его своими шлепанцами до того места, на котором и приземлился так неудачно, – все равно считается, что вся территория, где оказалось масло, принадлежит верхнему соседу (в смысле ответственности и выплаты, а не фактически). Такой случай классифицируется как самодвижущаяся яма – есть в еврейских законах и такая[15].

Но если, поскользнувшись на масле, нижний сосед не удержался на ногах и упал на ту часть балкона, где масла нет, то это камень – и верхний сосед от выплаты свободен, – по крайней мере по постановлению раввинского суда.

Приведенный закон исходит из того факта, что, как правило, люди, находясь в безопасной ситуации, не проверяют, на что они ступают ногой. Нижний сосед вышел подышать свежим воздухом, ему в голову не могло прийти, что пол его балкона за ночь превратился в скользкий каток, на котором можно упасть и сломать руку.

Кстати, о выплатах. Тора постановляет, что если один человек причинил руками (или прочими частями тела) ущерб другому человеку, то он обязан по суду выплатить пять видов компенсации: телесный и имущественный ущербы, плата за боль и моральные страдания, врачебные расходы, простой в работе и плата "за позор". Все эти виды подробно оговорены в рамках закона; там же сказано, как они определяются. Но эти виды компенсации присуждаются только в случае непосредственного участия самого человека, нанесшего увечья или ранения. Если же увечья нанес, скажем, его разбушевавшийся бык – но не он сам! – то компенсируется исключительно ущерб, причиненный телу, но нет платы за боль и позор, медицинскую помощь и простой в работе[16]. Причем даже не всякого рода телесный ущерб подлежит оплате, а только тот, что причинен, что называется, необратимым образом: например, в результате удара (нанесенного тем быком) потерян орган, который уже не вернуть, – зуб, палец и т.д.; или остался шрам (рубец на коже, который не пройдет). В случае, когда удар не привел к таким непоправимым результатам, владелец быка или другого имущества, посредством которого были причинены повреждения человеку, свободен от платы за них[17].

Отсюда следует, что, даже если нижний сосед получил роковой удар от падения на пол балкона в том месте, где тот был залит соседским маслом, из-за того, что рука рано или поздно "вернется" к своему первоначальному состоянию, компенсации от верхнего соседа ему в раввинском суде не причитается. Остается надеяться, что владелец масла заплатит ему только по причине нежелания переносить обсуждение этого вопроса на Суд небесный. За боль и лечение сосед не платит, потому что нанес увечье не своими руками, а "своим" маслом. А за телесный ущерб не платит, потому что ущерб будет незаметен через некоторое время. От него ничего не останется. Вот если бы что-то осталось – например, сложный вывих, который без вмешательства медиков не пройдет, – тогда верхний сосед платит за операцию и пр.

Впрочем, есть такие законодатели[18], которые считают, что только тогда освобождают от уплаты за увечье, если последствия от увечья могут пройти сами по себе, без вмешательства медицины; но если сами по себе они пройти не могут, то виновный платит. Так вот, интересно, что в нашем случае (с маслом) даже такие законодатели считают, что верхний сосед от выплаты свободен. Почему? Потому что вся медицинская помощь заключалась только в наложении гипса! Что делает гипсовая защита? Она не лечит, она именно защищает. А рука, огражденная от внешних помех, проходит сама по себе. В принципе, если бы больной смог спокойно полежать пару недель в кровати и не предпринимал никаких попыток шевелить раненной конечностью, то рука тоже зажила бы. Как видим, гипс не играет функции лекарства или операции, без которых болезнь сама бы по себе не прошла. Вот если бы нижнему соседу действительно сделали операцию, а затем наложили гипс – тогда по мнению всех мудрецов верхний сосед должен платить! [19]

Подведем итоги. Верхний сосед разлил масло, нижний на нем поскользнулся. Неважно, где все это произошло – на балконе нижнего соседа или на улице. Нижний сосед сделал несколько шагов там, где ему можно ходить, – и упал. Вот если бы все это случилось на территории, принадлежащей верхнему соседу, то последний мог бы сказать: а что, собственного говоря, вы тут делаете?[20]. Итак, нижний сосед упал. Смотрим, где он получил удар. Если на той части балкона, где не было масла, то верхний сосед – хозяин камня. И свободен по раввинскому суду, но не по приговору Суда небесного. Если там, где случилось падение, было масло, то верхний сосед – хозяин собственно ямы, и тогда, как говорят, "возможны варианты". Поэтому смотрим на поврежденную руку. Если последствия удара пройдут сами по себе без вмешательства медиков, то, по мнению всех мудрецов, владелец камня свободен от выплаты. Но есть и такие мудрецы, которые утверждают, что он свободен даже тогда, когда последствия пройдут лишь при медицинской помощи, – главное, чтобы прошли!

Короче говоря, заставить верхнего соседа "достать деньги из кармана", можно только в том случае, если нижний владелец упал прямо на лужу масла, поломал руку и попал на операционный стол.

Таков финал нашей истории. Закончим тем, с чего начали. Верхнего соседа освободили от уплаты всех компенсаций. Но освободили на человеческом суде – предупредив, что по решению Небесного суда его все равно приговорят к определенному наказанию. Так что лучше ему по своему желанию пойти и расплатиться сейчас, здесь, в нашем мире, – пока не поздно. Очень полезный совет. Полезный в том смысле, что способствует нормальному человеческому существованию и взаимопониманию между нами, евреями.

И еще одно замечание. Начинающий изучать еврейские законы, как правило, спрашивает, откуда такое обилие разных мнений по одному вопросу. Все учителя согласны, что если рана прошла, то нанесший ее (при помощи своего имущества) свободен от уплаты издержек. Но как трактуется это положение – "если рана прошла"? Прошла сама по себе, т.е. прошла БЫ, если б ее не лечили? Или прошла на самом деле? Два мнения, два ответа. Почему Тора сама ясно не сказала, какова ее позиция? Дело в том, что многие практические вопросы Тора оставляет на усмотрение людей. Люди, т.е. ученые мудрецы, исследуют все ее положения и приходят к тем или иным мнениям, относительно ее ЖЕЛАНИЯ. Каждый из них доказывает правомочность трактовки того, что он понимает под желанием Торы. Как доказывает? Из других положений и указаний Торы. Подчас его трактовка не во всем совпадает с трактовкой по тому же вопросу других мудрецов. Но намерение каждого мудреца узнать, что же Тора от нас хочет, как бы учитывается Всевышним, Который утверждает ИСТИННОСТЬ всех вариантов (если авторы не отказались от них в результате обсуждения).

Так происходит на уровне исследований, обсуждений и научных споров. А что на практике? Какое мнение берется за основу? После всех обсуждений, когда некоторые из мудрецов остаются при своих особых мнениях, начинает работать принцип по большинству, т.е. во внимание приниматься факт поддержки каждого мнения другими его сторонниками. Практика употребления закона рано или поздно приводит к некой нивелировке разночтений. Но так или иначе, в еврейском мире принято учитывать каждое мнение всех авторитетов и ни одно из них не сбрасывать со счетов. Если кто-то из них по какому-то вопросу занял собственную позицию, отличную от всех остальных, то считается, что сама Тора дала ему такую возможность, допуская решение, согласное его псаку (постановлению). Ибо в этом тоже обнаруживается желание Торы.

Что касается того, ЧТО на самом деле желает Тора, то наши учителя учат, что в ее основе лежат несколько кардинальных принципов, которые она последовательно "проводит в жизнь". Один из них – люби своего ближнего, как самого себя. Т.е. относись к нему, как к себе, как к части единого организма, куда входишь и ты, – частью той общности, что зовется еврейским народом. Тело другого еврея для тебя – как и твое тело. Его имущество для тебя настолько же священно и неприкосновенно – как и твое. У вас просто разные задачи, во всем остальном ни один из евреев не лучше другого.

Поэтому недопустимо, чтобы ты послужил причиной потери другим евреем даже части его здоровья или имущества. Намеренный ущерб наказывается полной компенсацией. Ущерб, причиненный прямым физическим воздействием (руками и пр. органами), – тоже. Получается, что не наказывается только причинение ущерба при помощи не прямого воздействия, а косвенного – например, при содействии своего имущества (быка бодучего, стены падающей, масла проливающегося). Но и тогда Тора требует максимума осторожности – там, где осторожность может помочь.

Впрочем, и в таком требовании нельзя переходить границы. В принципе, всегда можно сказать человеку: не обзаводись быком, не покупай собаку, никогда не употребляй масла – и тогда твой близкий не пострадает! Это чрезмерное требование. Нельзя человека связать по рукам и ногам сплошными ограничениями и запретами – только для того чтобы он был осторожен и чтобы вещи, ему принадлежащие, не послужили причиной ущерба другим людям[21]. В совете быть осторожным надо найти компромиссную точку "морального баланса" – за которой человек становится ответственным за все случайности, которые могут произойти. Но даже там, где такая ответственность еще не наступила, там, где владелец кастрюли с маслом может воскликнуть: в чем я виноват? разве я знал, что ночью пойдет дождь и масло окажется на соседском балконе? – даже в таком случае, когда ни один суд не может призвать его к ответу, все-таки надо ему сесть и подумать: за что наказал его Всевышний тем, что заставил стать причиной чужого несчастья? Надо бы ему пересмотреть свое отношение к миру и что-то в себе исправить – а не отпираться: я ни в чем не виноват, я здесь ни при чем.

 


 

[1] В Первом эссе мы уже говорили, что все подобные случаи "сортируются" на несколько обобщающих видов: огонь, яма и бык. Здесь добавим, что вид бык разделяется на такие три подвида: рога (ими он бодает, когда приходит в ярость), зубы (ест, когда голоден) и ноги (топчет, когда идет).

 

[2] Например, когда ураган сорвал с его дома крышу и этой крышей разметал газон напротив.

 

[3] В этом месте сделаем очень важное замечание. Для кого-то оно многое прояснит. Цитата из книги раби Натана Отнера "С точки зрения Торы" (название перевода): Среди законов о взаимоотношениях между людьми есть законы, нарушение которых еврейское право квалифицирует так: “Невиновен по людскому суду, но виновен по суду небесному”. Такой приговор не позволяет земному суду принудить человека к чему-то, но не лишает самого человека возможности добровольно искупить свою вину в глазах Высшего суда. Подход прямо связан с идеей сознательной моральности. Он распространяется в основном на вопросы о косвенном ущербе, который, по общепринятым понятиям, человек должен возместить. Тора, обычно требующая от человека строгого соблюдения закона, в подобных случаях не признает его явно виновным, стремясь пробудить его собственную инициативу. Тора хочет, чтобы человек возместил ущерб, причиненный ближнему, – но не по принуждению судьи и не из страха перед законом, а с сознанием, что именно так надо поступать, следуя заповеди “Люби ближнего, как самого себя”: "Не делай ближнему того, что ненавистно тебе”.

 

[4] "Бава Кама" 29а.

 

[5] См. Первое эссе.

 

[6] Скажем, задел, упал и испачкал костюм; впрочем, здесь под имущественным ущербом понимается поломка вещей, но не ущерб, нанесенный домашним животным, – за последний владелец ямы обязан заплатить.

 

[7] Если бы масло пролилось, скажем, на белье, висящее на веревке, то получаем случай огня – и тогда оплате подлежит ущерб даже материальный.

 

[8] Не путайте с камнем, упавшим с крыши. Это не всегда одно и то же.

 

[9] Кстати, обычная яма может выступить как камень: шел человек, споткнулся о край ямы, чуть в нее не свалился, но удержался и упал рядом с ямой, получив сильный удар от падения на асфальт. А иногда бывает, что обычный камень на дороге выступает как подслучай собственно яма: человек споткнулся о камень, упал на него же и получил от того камня крепкий удар.

 

[10] См. Тосафот в "Бава Кама" 28б.

 

[11] "Хошен Мишпат" 411:1.

 

[12] См. Тосафот на "Бава Кама" 7б, Рашба и "Немукей Йосеф" там же.

 

[13] Другое дело, когда его деньги уже находятся у нас – например, мы давно взяли у него ссуду в долг и собираемся ее вернуть, – и вот теперь мы спотыкаемся о его камень, падая, правда, на дорогу; суд приговаривает его к выплате компенсации за наши раны, опираясь в своем решении на одно из мнений тех, кто не согласен с Шульхан-Арухом; хозяин камня кричит, что против Шульхан-Аруха идти нельзя, мы соглашаемся, но деньги-то уже у нас! – в таком случае сам Шульхан-Арух говорит, что извлечь из нас эти деньги никто не имеет право.

 

[14] См. также "Сефер Меират Эйнаим" 412:9.

 

[15] См. "Бава Кама" 6а и Тосафот там же.

 

[16] См. Шульхан-Арух 405:1.

 

[17] См. Шульхан-Арух 420:5 и 420:13-14.

 

[18] "Анетивот мишпат" 340:3.

 

[19] См. "Хазон Иш" 13:2 на "Бава Кама", где он оспаривает мнение Анетивот и освобождает от платы в обоих случаях – независимо от того, пройдет рука сама по себе или не пройдет.

 

[20] Пригласив гостя, он должен или предупредить о своей привычке разливать масло где ни попадя, или – платить!

 

[21] Человек сам может поскользнуться на своем масле или быть укушенным своей собакой, – несмотря на такую возможность он все же не отказывается ни от собаки, ни от масла. Это и есть требование – как самого себя. Насколько ты рискуешь собой – в общепринятом смысле – настолько можешь рисковать и другими. Но не больше.

Теги: Талмуд, Закон