Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Знай, что можно кричать едва слышным шёпотом...»Раби Нахман из Бреслава

Анонс урока. Плюс два слова про Авраама. Плюс про рава-хиппи. И про город Прешбург

10 октября 2010, 17:14

Отложить Отложено

В понедельник (сБп) мой урок в прямом эфире из цикла "Еврейское поведение". Название и тема: "Все мы – учителя Торы".

Однажды мы уже говорили на эту тему ("Приближать далеких"), так что она изучена, вроде бы, вдоль и поперек. Но вот, объявились в ней новые аспекты и горизонты – по крайней мере, для меня. О чем и спешу поделиться со знатоками и специалистами кирува, уж если все мы с вами – учителя Торы, согласны?

** **

А теперь пара слов о нынешнем сезоне чтения Торы (недельные разделы про Авраама-Авину). Тем более, что я только что вернулся с семинара, где тема Авраама (т.е. рассказ о том, чего нового наш праотец принес в мир) звучала полнозвучно.

Ныне – пунктирный пересказ.

Вопрос такой: почему евреи – народ именно Авраама, а не Шема и Эвера? Чем эти двое отличались от Авраама, чего им не хватало?

Начну с цитаты из своей недавней статьи (не делая на нее ссылки, ибо народу, как отмечено, лень ходить по ссылкам). Вот цитата:

Согласно комментаторам Хумаша (Пятикнижия), царь Нимрод приказал казнить Авраама после того, как тот выиграл все диспуты у идолопоклонников. Почему казнил не раньше? Второй вопрос: сказано, что Шем и Эвер боролись с идолами – но народ своих идолов от этих двух праведников прятал. Почему от Авраама не прятал?

Ответ очевиден (один ответ на оба вопроса). Ничем Авраам не отличался от Шема, Эвера и их учеников. Ничем абсолютно. Кроме одной важной детали: он учил людей хеседу. А Шем и Эвер не учили (иначе мы были бы не народом Авраама, а народом Шема и Эвера). Во всем остальном между ними – полное совпадение.

Более того, в их ешиве учился внук Авраама, Яаков. А мы народ Яакова, бейт-Исраэль. А значит, тоже могли бы сидеть в той же ешиве. Т.е., там учили тому же, что и в наших – еврейских – ешивах. Тому, да не совсем тому. Т.е. кое-что – и очень важное – Авраам в этот мир ешив внес. Это кое-что и называется хесед.

Теперь понятно про диспуты у Нимрода. Шем и Эвер, встань они на место Авраама, тоже победили бы всех оппонентов – но царь бы их не убил. Он вообще был с Шемом и Эвером отлично знаком – и не убивал их. Потому что они, хоть и выступали против идолов, казались ему безвредными. Ибо народ за ними не шел. Почему? Потому что они не несли людям хеседа. А Авраам нес. И люди шли за Авраамом, привлекаемые именно хеседом. И начинали верить ему – в том числе и по поводу идолов (выкидывая их и сжигая). Вот это для царя было уже опасно.

Другими словами: Шем и Эвер критиковали идолопоклонство, но пользы в их критике не было никакой. Поэтому Нимрод не боялся диспутов с ними. Ведь для него, правителя страны, где все держалось на страхе народа перед идолами, ничего опасного в тех диспутах не было.

Всё для идолопоклонников очень хорошо и нерушимо стоит – пока не придет хесед.

И как только он приходит – народ начинает тянуться к тому, кто его принес, кто ему обучает. Лишь тогда в уши народа входит и все остальное – и про недопустимость идолов, и про кашрут, и про молитвы, и про семейную чистоту со всеми законами. Все абсолютно. А до этого – ничего абсолютно.

Конец цитаты.

** **

Итак, что нам дало появление Авраама? Ответ: все, практически все.

До него мир был нимродовым. После него мир стал авраамовым.

И всего-то он – наш праотец – принес людям малую толику, мизер, нечто зыбкое и вовсе неочевидное, то, о чем впору спросить: нам оно нужно?

Нет, ответим, не нужно. Более того, в тягость придется. Без этой толики легче и проще. Так что можете смело отказываться. Если, конечно, хотите жить в нимродовом мире, он же неандертальский, паханский и пр. и пр.

**  **

Итак, речь идет о любви и хеседе. От Адама до Авраама любви в мире было ровно в той мере, которая нужна для выращивания моркови в огороде и детей в доме. После Авраама ничего, кроме любви, нет! Вернее, много чего есть в нашем мире, но весь он стоит со всем своим наполнением – на любви к людям. А еще точнее, на хеседе, ибо любовь и хесед – не всегда одно и то же. Хесед шире и полнее того, что мы называем любовью. Ибо любить человека можно и не помогая ему, а например, сочувствуя, что тоже не мало. Но хесед – это и есть помощь, участие, бескорыстная поддержка.

Резюме. В любом нашем действии, любом слове, повороте головы, в любой мысли, которая посещает наши выдающиеся мозги и сердца, – во всем этом человеческого ровно столько, на сколько мы любим людей и готовы им помочь.

Пример. Сказал отец сыну, чтобы тот сходил за хлебом – вот отец и явил себя человеком, если говорил эти слова не приказным тоном, а с любовью и участием.

Посмотрела жена на мужа, который только что вошел в комнату – вот настолько она и человек, если в ее взгляде впрямую прочиталась любовь и желание поддержать. (То же самое, кстати, и со стороны мужа.)

Да что там жена, отец, сын – возьмем шире. Пропустили вы другого человека в дверях, чтобы он вышел спокойно, не толкаясь с вами за право первоочередного выхода, – вот вы и оправдали статус своей человечности.

А если мы делаем что-то с равнодушием – вот и не живем мы в эти минуты. А уж тем более, если делаем что-то, защищаясь, т.е. ведя борьбу, войну, спор, отражая натиск, сами нападаем, ибо обстоятельства вынудили, ибо с нами не считаются, ибо пора поставить выскочек на место, показать свой родительский-учительский-командирский авторитет, если мы переделываем и исправляем все вокруг себя, а то без нас тут ничего бы не стояло, критикуем людей наотмашь, – так это вообще дорога вспять, назад к Нимроду, самому крутому из всех царей.

Вот и все, что можно сказать про Нимрода и Авраама, который вышел из нимродова мира.

** **

Примерно, все это я проговорил на одном из уроков семинара, с которого только что вернулся. А после урока подошла ко мне одна слушательница и участливо меня похвалила: да вы, ребе, настоящий хиппи.

Они, мол, тоже любовь везде пропагандировали. Джон Леннон, розы в дулах автоматов и прочие нежности, расцветшие на благодатной почве молодежной культуры недавнего прошлого.

А я просто подскочил: это кто хиппи? это я хиппи?!

Чеслово, меньше всего ожидал, что в призыве Авраама можно усмотреть выкройку любви по лекалам хиппи. Любовь хиппи и любовь Торы – что в сфере человеколюбия может быть более непохожим друг на друга?

А вот теперь посидел и подумал. В чем наиболее ярко проявляется различие между хиппи-любовью и аврамовым хеседом? Есть несколько знаковых отличий. Одно из них вопиет – ибо оно невозможно в культуре европейской молодежи, но органично именно миру Торы.

Смотрите. Для молодежи мульти-Европы, если эта молодежь хипповата, добра и толерантна, скорее подойдет "непротивление злу насилием". В то время как у нас – "от злодея удались". И это тоже вид хеседа. По отношению к кому? Да по отношению к тому же злодею.

Есть две заповеди: (1) не обижай людей и (2) от злодея удались. Отсюда следует: не обижай даже злодея! Но тогда как от него удалиться? – ведь это его обидит. Тора сказала: удались – что и будет проявлением любви к нему.

** **

Это было темой моего урока ровно год назад. Недельный раздел Лех-Леха. Заповедь: удались от плохого товарища (мехавер ра) и не живи среди плохих людей (аншей рэша).

Книга Берешит (13:14): "И сказал Всевышний Аврааму, после того как Лот с ним расстался".

Пишет Раши: все время, пока недостойный Лот был рядом с Авраамом, Всевышний не разговаривал с ним.

Откуда мы знаем, что Лот был недостойным человеком? Из того, что он решил поселиться в долине города Сдом, о котором Тора написала, что его жители были злодеями.

И действительно, написано в разделе Ноах (10:11) про страну Шинар, где правил злодей Нимрод: "Из этой страны вышел Ашур". Раши замечает: когда Ашур увидел, что его сыновья слушают речи Нимрода, призывавшего построить башню, ушел из того места. Это и означает: от злодея удались

Кстати, говорится, что Авраам и Лот расстались, удалились друг от друга по обоюдному согласию. Это лучший способ расставания с плохим человеком. Ибо, если ты один инициатор расставания – он к тебе еще придет. Но сделай так, чтобы злодей сам удалился от тебя!

Именно это правило учим у Авраама.

 ** ** 

Особенно надо избегать общения с теми, кто хочет оторвать еврея от Торы. Об этом сказал Хатам-Сойфер в городе Прешбург (ныне Братислава, столица Словакии), где особенно были сильны маскилим, люди т.н. просвещения, которые призывали молодых евреев покинуть ешивы.

Они делали вид, что незнакомы с опытом рава Ирша и его учеников, которые учили, что можно быть соблюдающим евреем, учить Талмуд и Хумаш и в то же время быть профессором в обычном университете. Нет, просветители из Прешбурга пугали евреев, что путь Торы плох и его надо окончательно оставить (ндБ).

На это Хатам-Софер в своей известной лекции сказал:

"Известно, что существует такой вопрос: почему есть злодей и хорошо ему? Почему существует праведник-цадик и плохо ему?

Ответ: так поступает Всевышний, чтобы злодей получил всю причитающуюся ему награду за немногочисленные хорошие дела в этом мире и лишился мира грядущего. И чтобы праведник понес в этом мире наказание за все немногочисленные свои проступки и наследовал мир грядущий.

Но не так Он поступает с теми злодеями, которые учат плохому многих людей. Им Он не дает награды в этом мире даже за то хорошее, что они здесь сделали. Он их убивает странной смертью – как убил Кораха, который повис в пространстве".

Эти слова, услышанные многими людьми, быстро разошлись по городу. И вот, стали люди замечать, что самые рьяные активисты из тех просветителей начали умирать один за другим странными смертями. За год почти все погибли: один утонул в мелкой реке, другой сгорел в неожиданно запылавшей телеге, третий обварился кипятком, четвертый просто пропал, вышел из дому по делам – и исчез.

Остался один, самый активный. Он сообразил, что оставаться в Прешбурге опасно, и переехал через Дунай, в Вену. Там освоился и весьма преуспел. А через несколько лет написал Хатаму-Соферу письмо, в котором извинялся за прошлые дела.

Что сделал Хатам-Сойфер? Он специально сделал запрос в Вену своим коллегам, чтобы выяснили, чем тот занят. Оказалось, что бывший прешбургский активист продолжает свою просветительскую деятельность: ходит по ешивам и уговаривает молодых евреев оставить Тору. (Сейчас бы сказали: ходит по сайтам в интернете и объясняет евреям, как плохи харедим, ортодоксальные евреи Израиля и Америки.)

Хатам-Софер узнал об этом и сказал: ну, значит, и этот той же участи не избежит.

Через два месяца тот умер прямо в ресторане, отравившись какой-то едой, чего обычно не бывает. Все-таки нормальные люди, отравившись, приходят домой, мучаются хотя бы несколько дней – а этот прямо за столом хлоп лицом в тарелку с устрицами, и нет человека (не о нас будь сказано).

Теги: Мусар, Видео-урок, Недельный раздел