Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Монета из Храма

02 октября 2010, 13:42

Отложить Отложено

Вечером 4 октября мной был прочитан урок в прямом эфире с сайта Толдот. Тема: Не спеши осуждать. Более развернуто: "Не суди ближнего (другого еврея), пока не встанешь на его место". Это из Пирке-Авот, мишна 2:4.

А уж если взялся судить, то, по крайней мере, придерживайся правила:"Суди о каждом с хорошей стороны". Эта сентенция из того же трактата, мишна 1:6.

Мы эти правила соблюдаем?

** **

Обычно я тут в блоге если рассказываю о своих уроках цикла "Еврейское поведение", то привожу истории, вошедшие в урок, который прошел год назад. Сегодня у нас – тема, вытекающая из раздела Торы "Ноах". Год назад тема была оттуда же, но несколько другая: "Запрет воровства".

Так или иначе, на этот раз меняем обычай: перескажу вам историю, которую подготовил для нынешнего урока. В ней есть и "Не суди ближнего", и "Не воруй". И как вы сами догадываетесь, две эти темы, пересекаясь, образуют запрет: "Не спеши обвинить в воровстве другого человека".

Вот эта история в кратком пересказе.

** **

Однажды Катав-Софер (сын великого Хатам-Софера, 19 век) участвовал в большом раввинском съезде, где собрались все известные мудрецы Венгрии.

На первом заседании, проходившем в большом зале при накрытых столах, поднялся Катав-Софер и сказал, обращаясь ко всем:

– "Уважаемые господа и учителя! Не могу не воспользоваться случаем, чтобы не показать вам одну редчайшую вещь, которую держу в руках. Смотрите, это полшекеля – из тех, что собирались для Храма, когда он еще стоял![1] Сейчас я пущу монету по кругу, вы ее рассмотрите, а потом верните ее мне, пожалуйста. Монета передается в нашей семье из поколения в поколение со времен самого Храма. Не думаю, что есть такая же вторая в наших краях".

С этими словами Катав-Софер передал раввинам монету, а сам приступил к речи, которую подготовил для съезда.

И пока он говорил, все тихо передавали монету из рук в руки и разглядывали.

Но вот раввин закончил речь, а монета к нему все еще не вернулась. Решили людей поторопить – и тут выяснилось, что монета пропала. Даже непонятно, кто ее последний видел, у кого последнего она была в руках. Пропала, словно испарилась. Принялись искать на столе между тарелками, под столом – нигде найти не могут.

Тогда поднялся председатель собрания и сказал, что всякое бывает, кто-то, должно быть, по рассеянности положил ее в свой кошелек, слушая речь выдающегося мудреца, – тем более, и размером она похожа на местную монету. Не беда, надо каждому посмотреть в своем кошельке – и вернуть полшекеля владельцу.

Люди посмотрели в своих кошельках и бумажниках – и ничего похожего на монету времен Храма не нашли.

Что делать? Никто посторонний в зал не входил, никто из участников во время речи Катав-Софера зал не покинул – из-за уважения к великому ученому.

Снова поднялся председатель заседания и сказал:

– "Ничего не остается, как сделать следующее. Пусть каждый передаст свой кошелек соседу, а тот посмотрит на его содержимое. Возможно, хозяин настолько привык к внутреннему виду своего кошелька, что не видит среди денег этой странной монеты".

Народ вздохнул – а что делать? – и полез в карманы за кошельками.

И тут вдруг обратился ко всем один из старейших участников съезда. Попросил подождать четверть часа – может, она отыщется.

Подождали четверть часа. Действительно, согласитесь, не самое приятно е дело – заглядывать в кошелек соседу.

Прошло указанное время. Достали люди кошелки – снова со вздохом – и протянули каждый своему соседу.

Тут снова громко обратился ко всем тот же старейшина. Снова попросил у всех подождать четверть часа. Люди удивились, но делать нечего: если просит праведный человек – надо его уважить.

Прошли и эти четверть часа. В третий раз поднялся тот же старик. Просит еще раз, самый последний, подождать пятнадцать минут – говорит, Всевышний поможет, вот увидите, сейчас монета отыщется.

На этот раз люди немного удивились – что-то тут нечисто. Старик тем временем чуть не плачет. Но и вопросов ему никто не задает. Чего-чего, а у евреев не принято подозревать людей: мол, а что это ты, милый человек, больше всех убиваешься? С какой такой стати?

Все сидят на местах, глаза вниз опустили.

И тут входит слуга Катав-Софера, говорит в полный голос:

– "Монета отыскалась. Вот она".

Оказалось, меняли слуги скатерти на столах, на них никто и внимания не обратил, настолько люди внимательно слушали слова Катав-Софера.

А слуги, меняя скатерти, вытрясли с них крошки на мощеный двор. И тут вдруг услышали, как что-то звякнуло о камни. Посмотрели, а это монета странной чеканки. Слуга Катав-Софера, который там же во дворе стоял, сразу распознал в ней раритет из коллекции своего господина.

Так отыскалась монета. И все – в том числе Катав-Софер – облегченно вздохнули.

Все разъяснилось самым приятным способом, слава Всевышнему!

Вот только поведение старика-раввина осталось непонятным. С чего он так волновался и переживал?

Поднялся он с места и сказал:

– "Дело в том, что у нас в семье тоже передается в поколениях такая же монета. И я тоже решил принести ее в высокое собрание, чтобы показать эту редкость коллегам. Вот она, в моих руках, смотрите. Но, как только я услышал, что знаменитый мудрец, сын моего учителя Хатам-Софера, принес точно такую же, то из уважения к этой великой семье, я решил промолчать и не доставал свою монету из кошелька. А потом монета, которая шла по кругу, пропала. И тут предложили, чтобы каждый посмотрел в кошелек соседу. Но у меня, в моем кошельке, лежит точно такая же! Скажите, кто поверил бы, что это просто совпадение? И я попросил четверть часа – а сам стал горячо просить Всевышнего, чтобы не дал совершиться случаю, который называется Хилуль-Ашем (поношение Творца). Ведь тень греха пала бы не только на меня и мою семью, а значит, и на моих праведных предков, но и на все раввинское собрание. Какие-нибудь люди могли бы подумать нехорошее обо всех местных раввинах. Так я просил Всевышнего – сначала четверть часа, потом снова четверть часа. И вот, слава Творцу, чудо случилось! Моя молитва была принята".

Поднялись мудрецы со своих мест и сказали:

"Какими великими людьми были мудрецы прошлых поколений, когда сказали: "Суди о каждом с хорошей стороны" (т.е. никого не осуждай, даже если есть к тому повод, ибо, скорее всего человек греха не совершал) и "Не суди другого, пока не встал на его место". А еще проще: никого не осуждай и ни о ком не суди.

** **

Это мы учим из стиха в разделе "Ноах" (Берешит 11:5): "И спустился Всевышний посмотреть на город и на башню".

Раши (следуя Мидрашу Танхума) пишет: "Не было Ему нужды (спускаться, чтобы смотреть), но так поступил, чтобы научить судей, что нельзя осуждать прежде, чем увидят и поймут".

Рав Хаим Шмулевиц отмечает, что это правило надо соблюдать и в частной жизни – ибо все мы иногда выносим суждения о других людях. Так вот, надо при этом быть крайне осторожным, ибо ошибка, когда мы поторопимся с обвинением, будет засчитана нам как прегрешение. И нельзя будет оправдаться на Суде, сказав: кто же знал?

Надо было знать! И речь идет не о том, что надо было знать обстоятельства дела, которое мы взялись судить без чужого к тому приглашения. Нет! Надо было знать простое правило: не суди, не вникнув!

 


 

[1] О половине шекеля см. в главе из книги "Мидраш рассказывает".

Теги: Мусар, Видео-урок, Недельный раздел