Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Большой кусок

12 октября 2012, 13:49

Отложить Отложено

Вы с мужем приглашены на кофейную вечеринку. Участники – четыре семейные пары вместе с хозяевами. Ценителям будут предложены восемь сортов элитного кофе (панамский Гарридо, йеменский Матари, Лювака неизвестно откуда и пр.), три вида его приготовления (джезва, эспрессо и пр.) и море кофейных закусок (мармелад, соленые крекеры с пахучим Бри-де-Мо, два вида ликера и пр.).

И вот все уже выставлено на столе. Люди рассаживаются – и приступают к кофепитию!

Да, самое главное – гвоздь программы – среднего размера пирог, он уже лежит на фарфоровом подносе в центре натюрморта, и глаз от него оторвать невозможно.

Гордость хозяйки, она такое делает раз в год. Собственно, на этот волшебный торт все и приглашались. Четыре этажа разноцветных кремов, фруктовые прослойки немыслимо ароматного суфле, россыпи экзотичных, мелко порубленных орешков, золотистые корочки цукатов по периметру, а в центре разрезанный на восемь частей фиолетовый плод акебии. Ну, и как водится, по верхнему слою крема разбросаны расчлененные на дольки зернистые питайи, островки рамбутана в скорлупе, окруженные архипелагами свежей морошки, – это уже изыски дизайна, там еще много чего есть, все этажи одним махом не укусишь, кулинарный фрукт-гамбургер.

И подразумевалось, что гости перед вечеринкой поедят дома – ибо тут предлагается просто десерт, ничего серьезного для желудка: кофе – и приятная беседа под Curaçao (или на худой конец под Cointreau). Причем, чтобы не обидеть хозяев, надо попробовать все виды кофейного напитка и попить из всех наборов посуды – из веймарского кобальтового фарфора, костяного английского, шриланкского Noritake и обязательно – не пропустите! – из глиняных чашечек от Royal Tichelaar Macuum, они подчеркивают пикантность вкуса и делают кофе еще более ароматным, да вы сами попробуйте, не стесняйтесь, вам налить еще глоточек?

А вы как раз поесть не успели. Вы голодная. И кусок пирога-торта мог бы прекрасно решить проблемму. Правда, надо немного потерпеть, выпить чашечку черной жидкости, элегантно положить в рот кусочек сыра – и переложить на лопаточку ближайший к себе фрагмент чудо-торта.

Кстати, он уже выбран. Самый большой. Вернее, чуть больше остальных. Почти ближайший к вам, расстояние вытянутой руки, лопатка лежит рядом и зовет.

Повторяем, на подносе лежит пирожище, уже порезанный на восемь кусков. Вас восемь человек, ваш кусок самый большой. Брать или не торопиться?

Можно не торопиться, но тогда ваш кусок уплывет. Тоже ничего страшного. Но жаль. Ведь я тут одна голодная, а закон разрешает заботиться о себе – особенно, когда нет других остронуждающихся. Разве не так?

** **

Это известное правило: חייך קודמים, заботься о себе! Особенно, если такая забота не идет вразрез чужих интересов. Или сформулируем так: когда тебе нужно больше, чем остальным, – бери!

Но если другому человеку нужно больше, чем тебе, – стоит взвесить усилия и пойти путем праведника – уступить и не претендовать. Об этом написано в Талмуде (Хулин 133-1): Абае был коэном, он мог приходить к любому владельцу поля и забирать то, что тот отложил от собранного урожая в пользу коэнов. Но он не приходил, ибо боялся, что такое действие с его стороны будет считаться воровством. Почему? Потому что, "возможно, другие коэны нуждаются больше него". А он не хочет брать чужое.

Особенно отмечается (Тосафот), что Абае был очень несостоятельным человеком. Т.е. он-то как раз нуждался. Но боялся, что кто-то нуждается больше него.

Вывод Гемары: стоит обуздать свое желание, чтобы уступить другим людям[1].

Это называется עין טובה, доброжелательность[2], добронравие, доброта.

** **

Раби Элияу Ман рассказывает про одного еврея, который пришел к нему в Бней-Браке и попросил устроить личную встречу с равом Хаимом Каневским, чтобы тот провел суд Торы между двумя людьми.

Рав Ман ответил ему, что рав Каневский предпочитает не вести суды Торы, для этого есть специальные коллегии (рабанут), где заседают специалисты по всем вопросам, даяны. Туда и надо обратиться.

Но человек настаивал на своем. Сказал, что дело специфическое и даже уникальное. Он может рассказать.

Рав Ман вздохнул и согласился выслушать.

Человек рассказал:

Есть два еврея – Реувен и Шимон – друзья с детства, учат Тору, стараются вести себя праведно, часто встречаются даже после женитьб, переговариваются по телефону.

Шимон занимается небольшим бизнесом, учится по вечерам. Реувен постоянно находится в колеле, детей в семье много, денег всегда в обрез.

У Шимона дела получше. И тут он узнает, что положение у Реувена совсем плохое. Мясо перестали есть по субботам. Две халы, пара салатов и коттедж.

И решил Шимон помочь Реувену. Встретился с ним и поговорил. Сказал, что берется все его субботние расходы взять на себя. Его бюджет даже не заметит небольшой прорехи – а другу он поможет с превеликим удовольствием.

Реувен вначале отказывался – а потом согласился. И так у них повелось. В четверг вечером Шимон завозил Реувену все необходимые продукты – и семья Реувена проводила настоящие субботы.

Это продолжалось довольно долгое время, несколько лет. Пока дела Шимона не пошатнулись, причем резко. И стало ему тяжело помогать семье друга. Но он не жаловался – а так и продолжать снабжать дом Реувена всем необходимым к субботе.

Прослышал Реувен, что теперь сам Шимон обеднел, – и хотя все еще может прокормить себя, но с каждым разом это ему дается труднее и труднее. Встретился с Шимоном и сказал ему, что помощь надо прекратить, ибо он и его семья не хотят быть обузой для семьи Шимона.

Шимон запротестовал:

"Тебя не касается мое финансовое положение. Известно, что в Рош-Ашана каждому отмеряется небом весь его годичный заработок и доходы, но сюда не входит то, что человек тратит на субботу. Больше того, чем щедрей еврей тратит на субботу, тем больше ему будет дано именно к субботе".

"Верно, ответил Реувен, но это то, что касается расходов на твою собственную субботу. Однако кормить прочих евреев даже по субботам – для тебя это просто статья расходов, она не касается твоих суббот. Так что ты, тратясь на меня, берешь из того, что тебе отмерено небесами на жизнь".

Короче, у них получился спор на тему Торы. Вот с этим спором они и хотят пойти к раву Каневскому, чтобы выслушать его решение.

Рав Ман спросил его: "А ты здесь при чем?"

"Я и есть Шимон".

Подумал рав Ман и пошел к раву Каневскому. Тот выслушал всю историю и растрогался. "Только в нашем народе могут быть такие споры!"

Устроил суд – и присудил, что Шимон может продолжать оказывать помощь семье Реувена. Причем в заслугу этой помощи небо поможет ему преодолеть трудности и снова подняться на ноги.

Пересказали об этом раву Аарону-Лейбу Штейнману. И тот сказал: "Верное решение принял рав Каневский. Со своей стороны дам еще и такое объяснение. Шимон верно рассудил, что расходы на помощь Реувену у него идут по статье "суббота". Ведь если он проводит у себя дома субботу в достатке и сытости, но вдруг узнает, что у друга на столе ничего нет кроме хал – суббота сразу теряет для него всю свою сладость. Это уже не суббота. А поэтому помочь другу провести настоящую субботу – это тоже суббота Шимона, и она не касается текущих расходов на жизнь в течение года, которые уже объявлены небом, поэтому он может смело тратить на помощь, не беспокоясь о положении в своем доме".

Так сказал рав Штейнман. Но рав Каневский, выслушав такое объяснение, отверг его. И сказал буквально следующие слова: "Получается, что если человеку плохо от мысли, что у кого-то в эту субботу пустой стол, а у него все есть – и он начнет снабжать бедняка едой к субботе, – то здесь нет конца. Всегда есть много бедняков, у которых трудности с провизией на субботу. Нельзя всем помочь. Поэтому правило, согласно которому небо решает на Рош-Ашана, сколько человеку потратить на жизнь в следующем году, но сюда не входят расходы на субботу, – это правило касается только суббот самого человека. Так что сказанное раби Штейнманом это скорее мусар, чем алаха. Но если Шимон, повторяю, будет продолжать помогать Реувену, как делал раньше, то будет ему браха".

** **

Написано в разделе Берешит, что Творец, создавая свое Творение, каждый день объявлял хорошим. Хорошим в том смысле, что он будет хорош для Его творений.

И написано это для того, чтобы мы, Его творения, так поступали в отношении друг друга. Будем заботиться друг о друге – и всем будет хорошо.

А привычку всегда хватать самый большой кусок следует оставить. Так будет лучше.

(Использованы фрагменты из חובת האדם בעולמו, ח''ב)


 

[1] Написано: "не буду красть у того, кто нуждается больше меня".

Тосафот поясняют: так надо поступать, когда есть кто-то, нуждающийся больше меня. Но, если такого нет, можно брать себе. (Как в нашем случае с пирогом.)

Раши с этим не согласен. Он пишет: жадный – тот, кто всегда берет себе больше. Поэтому лучше завести себе привычку никогда не брать самый большой кусок – чтобы не привыкнуть, не развить в себе жадность, и тогда ндБ человек возьмет себе, даже когда есть более нуждающиеся.

 

[2] По-русски "желательность", на иврите – "действенность", от слова "действовать", делать, а не просто желать.

Теги: Мусар, Недельный раздел