Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Два шага

26 ноября 2011, 11:08

Отложить Отложено

Эфраим познакомился со своей женой после девятнадцати лет совместной жизни. Здесь нет ошибки: через девятнадцать лет он узнал: какая у него жена.  Эфраим  жил с ней, как живётся:  иногда ссорился, потом мирился,  ходил за покупками и на родительские собрания, рассказывал, слушал, дарил и получал подарки – вроде всё, как у людей, но не знал, с каким человеком живет. Справедливости ради  надо заметить, что и жена его тоже не представляла, что станет с мужем после стольких лет совместной жизни.

А дело было так.

 

В тот день Эфраим немного задержался на своём рабочем месте и, когда вышел, здание почти опустело. Он нажал кнопку лифта, и тотчас двери разъехались в разные стороны. Зайдя, он обратил внимание, что на полу кабины стоят ящики с гвоздями и шурупами. Двери бесшумно сдвинулись, поглощая его, как Йону - брюхо рыбы, но в отличие от Йоны, Эфраим не вышел из нее живой и невредимый. Точнее, очень сильно поврежденный, и едва ли – живой. Дело в том, что трос лифта порвался, и Эфраим вместе с кабиной полетел с четвертого этажа прямёхонько в шахту... Человек, нагрузивший лифт ящиками с инструментом, обнаружил, что лифт пропал, понял, что случилось, вызвал пожарных. Пожарным пришлось пилить кабину, чтобы вызволить Эфраима. В добавок ко всему, гвозди и болты, которые были в кабине довершили то, что оставили после Эфраима свободный полёт в четвертого этажа и смятая кабина.

 

Никто не верил, что он выживет...

 

Никто, кроме его жены.

 

Она  попросила детей привезти ей из дома все необходимые вещи и переехала жить на кресло рядом с кроватью мужа. А в то время, что он был в реанимации, - на стул напротив двери, за которой лежал  муж.

 

Для нее больше не существовали ни срочные собрания, ни насыщенный рабочий график, ни сама работа. Ни покупки, ни хозяйство, ни даже дети – о них могут позаботиться ее сестры. Только две вещи – смочить ему губы водой и поправить одеяло, - это единственное, что она могла сделать для него... И еще что-то, с чем никто бы кроме неё не справился: посеять в его душе надежду и лелеять её, не поддаваясь отчаянию: «Ты выйдешь из этого, Эфраим, вот увидишь, мы еще вместе поведем наших детей на хупу. Ты пойдешь с нашим сыном по красной ковровой дорожке навстречу его невесте, а я буду смотреть на тебя, и скажу тебе потом: «Ну, а ты не верил, помнишь?».  «Эфраим, ты еще будешь плясать на свадьбе внуков. Эфраим, ты сможешь, вот увидишь, ты сможешь, ты сильный человек, и ты справишься со всеми переломами», и так изо дня в день, неделю за неделей, месяц за месяцем.

 

Когда Эфраим стал на костыли, не было счастливее человека, чем его жена. У Эфраима кружилась голова и дрожала каждая мышца от неимоверного напряжения, но глядя на жену, он чувствовал себя первым человеком, что сделал шаг на этой земле.

 

Приближалась свадьба их дочери, и Эфраим решил сделать жене подарок.

 

- Что произойдет, - спросил он врача, - если те несколько шагов, которые мне надо пройти с женихом навстречу невесте, - если это расстояние я пройду сам, без костылей?

- Что будет? – переспросил врач и посмотрел на Эфраима поверх очков. - Вы уже падали с четвертого этажа, если помнится. Так что опыт падений у Вас имеется, да и лететь на этот раз придётся не так уж высоко.

 

День свадьбы приближался, и каждую ночь Эфраим представлял, как он отложит костыли и пойдет, пойдет сам.

 

И если вы думаете, что в день свадьбы дочери Эфраима в зале была только одна невеста, вы глубоко ошибаетесь. Не так глубоко, как шахта лифта, но все же.

 

Эфраим и будущий свёкр его дочери вели жениха навстречу невесте по ковровой дорожке, играла музыка, нарядные гости стояли по обе стороны. Жених осторожно опустил на лицо невесты воздушный тюль. Защелкали затворы фотоаппаратов, в толпе послышались радостные возгласы. Взгляды гостей и семьи были прикованы к жениху и невесте, все глаза, кроме глаз двух людей.  

 

Для Эфраима и его жены погасли софиты направленные на других, и сами "другие" как будто тоже "погасли", остались только они: Первый человек на этой земле и перед ним - Первая женщина, сотворённая из его плоти. Он сам, без костылей, с трудом переставляя ноги, и не отрывая от неё глаз, сделал два шага навстречу, - «Ты видишь, я смог  прийти к тебе...  сам, моя любимая...».

 

 (по мотивам случая,

рассказанного равом Аароном Маргалит)

 

 

Теги: семья, Святость, Женщина, Вечность, Эшет-Хаиль