Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Важно не изучение философии или психологии, не критика других людей или дурных побуждений, а учение Мусар — то, что человек учит о себе и для себя, чтобы по-настоящему изменить самого себя»Рабби Элияу Элиэзер Деслер

Анализ одной неудачи

29 июля 2010, 02:32

Отложить Отложено

Одной девушке, назовем ее Катя, в восемнадцать лет мама шепотом сообщила о том, что она еврейка. Довольно странно, ведь на дворе был конец девяностых, и о "пятом пункте" все уже успели позабыть. Но Катя никому не рассказывала об этом, и никто из сокурсников и коллег не знал о ее семейной тайне. К середине нулевых Катя уже добилась определенных успехов как профессиональный фотограф. Летом 2006 года коллелю "Биркат Ицхак" понадобилось сделать серию свежих фотографий. Так она впервые увидела харедимных людей. Не знаю, что на нее нашло, но, так или иначе, после съемок она проговорилась, и получать заказ пришел один из нынешних преподавателей ешивы "Торат Хаим", который в ту пору находился в коллеле, участвуя в работе программы "Хаврута". Будучи человеком изобретательным, он разработал целый план, как завлечь Катю в женский институт "Биркат Ицхак" (в народе "Маросейка"). Поначалу она согласилась туда придти, но на следующий день испугалась и попросту исчезла из поля зрения, перестав отвечать на звонки. По прошествии времени Катя очень четко обозначила, что не может и не хочет принять "этого жестокого бога", и ее невозможно было ни в чем убедить.

Неделю назад она родила дочку и хочет дать ей имя по христианскому "именинному" обычаю.

Возникает вопрос: почему Катю не удалось заинтересовать?

Есть всего несколько возражений, которые постоянно повторяются на все лады, когда один человек пытается рассказать другому о Торе и заповедях. Во многих случаях, как в истории с Катей, эти возражения сводят на нет все попытки что-то такое важное сообщить. Мне представляется, что главное и наипервейшее из этих возражений состоит в провозглашении отсутствия личной связи с Торой. Оно, вроде бы, и понятно: человек вырос и сформировался вне иудейской системы координат - без Пасхального седера, Шабата и всего остального. И, стало быть, не унаследовал Тору как некий императив. Да что там - сам факт ее существования мог запросто пройти мимо. Поэтому Тора, в представлении многих евреев - это некий памятник древневосточной мысли, или даже имеющий право на жизнь концепт, но в любом случае - вещь внешняя, чужая и чуждая.

Есть и другие, не менее рациональные аргументы «против» - довольно оригинальные, ведь Тора существенно отличается от других "предложений", коих на рынке удовлетворения духовных потребностей великое множество. Во-первых, Тора, в широком смысле этого слова, охватывает абсолютно все стороны жизни человека. Во-вторых, она основана на Традиции, то есть непрерывно передаваемом Знании, которое Творец Мира даровал нашим предкам у горы Синай. В-третьих, она нацелена на совершенно реальное практическое применение (в отличие от, например, "кабаллизма"). Но эти ключевые отличия идишкайта от всех других теорий, идеологий и учений в глазах далеких от Торы людей зачастую вовсе не являются никакими плюсами. Дело не только и не столько в том, что до человека, который не занят активным духовным поиском нужно еще суметь докричаться и достучаться, заглушая гул "римской толпы" (ВТ Йома 20б) и пробиваясь сквозь толщу представлений и взглядов, годами навязываемых ненавязчивой пропагандой - просто многих не привлекает, а наоборот, отпугивает колоссальный объем информации и глубокая проработанность любых тем, и они с грустной улыбкой говорят, что им всего этого никогда не освоить, а посему и приступать к освоению не надо. А еще их настораживает регламентирование всех сторон жизни кошерного еврея, и сама эта жизнь, которая так сильно контрастирует с их собственной – привычной и комфортной. Что же касается Синайского Откровения – то предпочтительнее его оспорить как факт, но поскольку это трудно сделать, то лучше вообще игнорировать этот момент или насмешничать, рассуждая об абсурдности веры в «злого бога», который заставлял отдельно взятый народ принимать свои законы под страхом смерти.

Не правда ли удивительно, что мы, баалей тшува, так сильно «подсели» на эту религию, несмотря на все вышесказанное? Конечно, удивительно – каждое «возвращение» по-своему чудесно - но все же в какой-то степени объяснимо. Одни из нас искали Б-га и пытались найти свой собственный корень, а других удалось убедить, поскольку доводы разума преодолеваются другими, более весомыми доводами и аргументами. Но это возможно лишь там, где они не служат прикрытием иррационального страха перед еврейством, а точнее перед его отделенностью и, в определенном смысле, несовместимостью с господствующей цивилизацией. И, как ни печально это звучит, такой страх даже из евреев делает антисемитов, ведь те же самые вещи мешали известным ненавистникам еврейского народа, таким как Билам («…вот, народ [этот] отдельно живет и между народами не числится» (Бемидбар 23:9)) и Аман («…есть один народ, рассеянный среди народов и обособленный (от них), и законы у него иные, чем у всех народов…» (Мегилат Эстер 3:8)).

В этом отношении довольно показательной является история про группу бизнесменов-евреев, которые прилетели в Израиль 1 января догуливать «новый год». Там они увидели в очереди хоредимного вида человека, который всех нагло распихивал, и, с облегчением сделав совершенно однозначный вывод о том, что все религиозные – свиньи, принялись убеждать друг друга: «Нет, если это еврей, то мы не евреи – мы русские!» Такие люди не оставляют еврейской Традиции вообще никакого шанса, поскольку у них не возникает вопросов.

Нет, они могут, конечно, задавать какие-то вопросы, но ответы им не нужны, поскольку они все для себя решили. Например, можно было бы ответить насчет принятия Торы из страха, что в Пурим евреи приняли ее еще раз – добровольно. Или процитировать одного из старейших преподавателей «Торат Хаим» рава Ханоха Брауна, который в прошлый Шабат во время драши объяснял, почему Тора обязывает потомков тех, кто непосредственно стояли у Синая. Действительно, я лично не помню, чтобы я там стоял, так почему Союз, заключенный моими предками со Вс-вышним, автоматически меня обязывает? Рав объяснил, что получение Торы внутренне изменило народ. Они стали другими людьми, и это изменение носит наследственный характер. «Евреи – это своего рода «термосы», которые сохраняют жар Синайской пустыни», - сказал рав Ханох. Но эти аргументы, скорее всего, не будут восприняты ни Катей, ни вышеупомянутыми бизнесменами, ни многими другими.

Участь, на которую обрекают себя эти люди, печальна. Рав Гаон Мойше Шапира, да продлятся его годы, говорит, что у светского еврея, который сегодня шарахается от Торы, нет возможности оправдаться перед Небесным Судом как «тинок ше-нишба» («плененный ребенок»), с которого взятки гладки. Ведь еврейская душа автоматически тянется к Источнику, и ей нужно не препятствовать в этом, а помогать, благо мы все уже давно не находимся в информационном вакууме – данных по теме на русском языке довольно много (взять хотя бы наш сайт) и даже в России, где иудаизм был изничтожен под корень, возродились какие-то религиозные общины.

Но все же, отчаиваться нельзя. И хотя сказали наши благословенной памяти мудрецы что «все в руках Небес кроме страха перед Небесами» (ВТ Брахот 33б), из этого вовсе не следует, что причины, которые приводят в конечном счете к появлению страха перед Небесами – тоже не в руках Небес. Девушку, на самом деле, зовут вовсе не Катя. Просто если она все же когда-нибудь сделает тшуву, то может расстроиться, увидев свое имя в данной истории. А это совершенно ни к чему.

Теги: Биркат Ицхак, Торат Хаим, Тшува, Маросейка, рав Мойше Шапира, Керув, рав Ханох Браун