Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Мы не дома (плюс небольшое дополнение)

10 августа 2010, 17:58

Отложить Отложено

 Вместо эпиграфа. Разговор в такси.

- Вот хотел спросить. А чему учат в вашей школе?

- Это не совсем школа – скорее ВУЗ. Там учат еврейской традиции - Торе.

- А разве нужен специальный институт, чтобы этому обучаться?

- К сожалению, да, потому что евреи в России, в подавляющем большинстве, практически не знакомы со своей традицией и не следуют ей. Мы помогаем светским ребятам стать религиозными.

- Хм. Что, в России не хватает религиозных евреев?

- В России их очень мало, а двадцать лет назад вообще практически не было.

- Почему?

- Еще до революции евреи, под влиянием различных факторов, начали массово оставлять традиционный уклад. После прихода коммунистов, власть расстреливала или, в лучшем случае, сажала и ссылала куда подальше всех, кто продолжал соблюдать Тору, немногих оставшихся раввинов.

- Ну и что же в этом плохого?

 Немая сцена.

 

У нас в Подмосковье этим летом было непросто (да и сейчас все еще не становится сильно легче). Аномальной жары, подобной той, что случилась в этом году, до +41, здесь прежде не бывало никогда. Так, во всяком случае, говорят ученые. Засуха погубила весь урожай. В лесах начал гореть торф, да так, что в прошлый Шабат даже в ешивском коридоре видимость была несколько ограничена из-за дыма, а на улице вообще ничего  было не разглядеть на расстоянии 10 метров. Из всех летающих насекомых только мухи пережили этот кошмар . Понятно, что мы здесь живем, а значит один на всех угарный газ и другие неприятности очень сближают нас со всем остальным населением региона, как минимум эмоционально. Что и послужило поводом для написания данного текста.

 

Во всех местах своего рассеяния евреи всегда были законопослушными и лояльными подданными, приносили пользу короне и исправно молились по Субботам о благополучии власти, как написано: "Раби Ханина, замещавший Первосвященника, говорил: "Молись о благополучии верховной власти, ведь если бы не страх перед нею, люди проглатывали бы друг друга живьем" (Авот 3.2) (Бартанура объясняет, что речь идет и о нееврейской власти. Раши находит источник мишны в словах Пророка: "И просите мира для того города, в который Я изгнал вас, и молитесь за него Г-споду, ибо при его благополучии и вы будете благополучны" (Ирмийяу 29:7)). Но это не было связано с патриотизмом, поскольку евреи нигде не ощущали себя дома. Юдофобия окружающих народов, постоянные преследования и дискриминация во всех сферах помогали нашему народу держаться за Тору и жить обособленно, помня, что мы в изгнании. Эмансипация евреев, вместе с радостями равноправия неизбежно приносившая соблазн поскорее раствориться и стать "как все", привела к тому, что многие, вырвавшись из гетто, забывали это важное слово – «галут» (изгнание). За эту забывчивость на евреев обрушивались страшные кары.

Нынешняя российская власть относится к евреям очень терпимо: нет политики государственного антисемитизма, успешно проводившейся в СССР, есть возможность беспрепятственно соблюдать и учиться. Но когда молодой человек, решивший прогуляться в кипе по Москве, получит за это по голове, то он, быть может, поймет, в чем смысл слова «галут». Да, мы живем здесь, но остаемся чужими, как бы некоторым из нас и не хотелось обратного. Но в России часто бывает так, что даже человек, уже ставший на путь тшувы и продвинувшийся в плане соблюдения и учебы, до некоторой степени все еще остается патриотом или просто мается от неразделенной любви к соотечественникам.

Это может выражаться в самых разных формах. Например, кто-то переживает как свою личную трагедию неблагополучную ситуацию с гражданскими правами и свободами, тотальную коррупцию и милицейский произвол. Или считает очень важным участвовать в выборах (а может, наоборот, не участвовать). Или пытается кому-нибудь что-то доказать, как в нижеследующем случае.

В Холь а-Моэд Песах пошли бахурим играть в футбол в соседнюю деревню. Один наш аврех, условно назовем его Мойше, отправился туда на машине с женой и сыном. Пока ребенок под маминым присмотром развлекался на детской площадке, реб Мойше наблюдал за игрой. К нему подошел подвыпивший дед, из местных, и начал говорить о том, что, мол, вы не имеете права здесь находиться, это не ваша земля, Россия – православная страна, валите из моей России и т.д. А реб Мойше, вместо того чтобы на все согласиться и уйти, решил зачем-то повести себя как настоящий московский интеллигент и с достоинством на литературном русском пустился в дискуссию, с  какими-то красивыми и правильными словами о том, что он, дескать, тоже тут живет, что это и его страна, а еще о демократии и свободе вероисповедания. Дедушка почернел лицом и ушел домой. Через пять минут он снова появился - со стволом в руках. Слава Б-гу, реб Мойше и его семья уже были рядом с машиной. Они заблокировали двери изнутри, но дед уже был в двух шагах, и ехать реб Мойше не решился. Возможно, справедливо опасался, что тогда мил человек точно начнет палить, а может быть просто испытал шок и не справился с зажиганием. Так прошло еще несколько минут: дед ходил вокруг машины, размахивая пистолетом, бил по ней и призывал "жида выйти на разговор», реб Мойше с женой сидели с белыми лицами, а их сын бился в истерике. Потом набежали родственники буйного дедушки, скрутили его и уволокли домой. К приезду милиционеров все было спокойно, не считая по-прежнему рыдающего ребенка. Первый наряд милиции определил пистолет как стартовый, второй - как газовый. Из этого легкого расхождения сам собой напрашивается вывод о том, что это было нормальное огнестрельное оружие. Реб Мойше хотел поначалу подавать заявление, но в итоге разум возобладал над чувствами и он не стал этого делать. Нам, кстати, действительно совершенно ни к чему обострение отношений с местными и привлечение к себе внимания.

Еще пример. Один очень талантливый бахур, условно назовем его Яаков, проучившийся в нашей ешиве несколько лет и закончивший как минимум четверть ШаСа, изрек нечто вроде того, что есть такой российский праздник, который нам, евреям, совершенно необходимо праздновать. Это «День Победы», отмечаемый 9 мая. Почему надо праздновать? Потому что была одержана «Великая Победа», и если бы не та победа, не было бы сегодня нас. Примерно так. Яша с детства привык смотреть на этот праздник так, как приучила советская пропаганда, и отвыкать не хотел. Пришлось объяснять ему, что:

1. У нас есть уже специальный праздник в календаре, на тему чудесного спасения из лап амалека – называется он Пурим.

2. Другой амалек, Сталин, с именем которого шли в атаку советские бойцы, помимо всех своих прочих «подвигов», в конце жизни подготовил план тотального уничтожения всех евреев СССР, и лишь вмешательство Святого, Благословен Он, не позволило этому масштабному проекту осуществиться (рав Ицхак Зильбер, благословенна память о праведнике, ссылается на книгу «О подготовке Сталиным геноцида советских евреев», написанную юристом Яковом Айзенштатом – отцом рава Александра Айзенштата).

3. Ни СССР, ни союзники по антигитлеровской коалиции, будучи прекрасно осведомлены о том, что нацисты делают с евреями, ни разу за всю войну об этом не проронили ни единого слова ни в печати, ни по радио. В результате, евреи в Западной Европе и в Союзе совершенно не представляли себе, что их ждет, если они попадут в зону немецкой оккупации. Никто из них никогда за это не извинился, как и за то, что раньше, еще до лагерей смерти, когда Гитлер готов был выслать евреев из Германии, они закрыли границы.

4. Жертв среди мирного населения и солдат, превращенных генералами в пушечное мясо для взятия очередного рубежа к очередному празднику было столько, что, даже абстрагируясь от еврейской темы - просто с точки зрения здравого смысла - это должен быть день не праздника, а великой скорби…

А теперь то самое дополнение. Я обязан оговориться, что далек от того, чтобы призывать к чему-то людей, для которых 9 мая - действительно важная дата в жизни их семей. Я не хочу учить жизни людей, которые воевали, людей, которые потеряли близких, и теперь собираются в этот день чтобы встретиться с однополчанами или достать старые альбомы с фотографиями. Это все равно невозможно, да и не нужно. Война для них - факт биографии, часть истории рода. И ни в коем случае никого обидеть или задеть я не хотел.

***

У нас есть конкретно очерченный круг обязанностей в отношении страны, в которой мы живем: уважать власть и молиться о ее благополучии, не нарушать законов государства, поддерживать «пути мира» (давать милостыню их бедным, проведывать их больных и т.д.), стараться не раздражать соседей (они нас и так не шибко любят, судя по эпиграфу) и помнить, что мы все еще в галуте.

Все остальное лучше отбросить сразу, пока с Небес не заставили.

Теги: Торат Хаим, Галут, Россия