Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Между стендером и мольбертом, между Иерусалимом и Москвой

13 октября 2010, 09:10

Отложить Отложено

На нашей первой встрече рав Александр Айзенштат очень серьезно, оценивающе смотря на меня, пошутил:

– Вы знаете, у меня большой опыт, – психически стопроцентно-нормальные люди религиозными не становятся...

Наверное, проверял, провоцировал, вдруг я буду с ним спорить... Ему ведь в ешиве такие не нужны, которые доказывают всем, что они нормальные.  Кто знает, какой жук живет в «чайнике» у другого? Но я согласился:

– Нормальные идут в милиционеры... 

Вскоре я стал ездить в ешиву на Субботы, начал постепенно соблюдать, одел кипу, потом даже шляпу, уехал в Эрец Исраэль. Но эта фраза у меня осталось – действительно, среди тончайших еврейских душ, увы, много нестабильных, а за каждым порывом к Б-гу – своя песня, часто личная, не нормативная...

Рава Александра Айзенштата можно не представлять – его знают все.  Основатель московской ешивы Торат Хаим и Центра Изучения Торы, он в свободное время творит, причем необыкновенно плодотворно. Его картины раскупаются еврейскими олигархами, его выставки проходят в самых престижных местах.

Сейчас, например, готовится выставка с серией картин "В сумашедшем доме". Название еще не выбрано – то ли "Дурдом", то ли "Психбольница".

Его живопись графична, и эскизики, сделанные во время телефонных разговоров черной ручкой, мне ближе и интереснее масла. Но в выразительности этой серии из сумасшедшего дома не откажешь: тяжелый наив завораживает своей брутальностью, и зритель не сможет по-московски быстро проскочить мимо, обозначиться и увильнуть...

Из ешивы Торат Хаим, основанной равом Александром, вышли сотни аврехим, их тысячи детей могли бы по праву называть его дедушкой – но он всегда иронизирует над сантиментами.

Рав Айзенштат очень интересный собеседник, оригинально и образно оценивающий события и людей. Любовь к людям и искренний интерес подделать практически невозможно. Образы, примеры, сравнения, аллегории сыпятся из него, я едва пытаюсь поймать эту сюжетную кошку за хвост, как у Камю или раби Нахмана:

– ...построенный дом его внутреннее строение устройство непонятно балки канализация провода трубы электричество скрыты вся эта конструкция структура наполнение скрыты мы не знаем внутреннее мы не понимаем мы видим лишь фасады и ровно оштукатуренные стены все смешано в одно не за что уцепиться но если он разрушен или недостроен все вылезает наружу даже частично и торчит арматура разбито этот отделный мир если он оторван от целого если человека задеть разрушить хотя бы немного или тем более начать перестраивать, машина, которая стоит на светофоре это не тема тема это разрушенная машина  –  душа...

Его обаяние и харизматичность – непередаваемы, личное общение с ним – эклюзивная привилегия, и в конце концов проникаешься убеждением, что думать о себе, что ты нормативнывный – по меньшей мере не нормально...

Мой фотоаппарат никак не мог сфокусироваться в полутемной гостиной, а ему навязчиво дозванивались из Москвы, и рав Александр вместо прощания очень вежливо сказал:

– Можете писать про меня, что хотите...

 

Теги: Иерусалим, Наши, Раввины, Художники