Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если услышишь, как один человек говорит про другого, не встревай ни единым словом. Какое тебе дело до этого?! Сдержись и не вмешивайся! Сомкни свои уста, заткни уши, чтобы не слышать, как они поносят друг друга»Сефер Хасидим — Книга Благочестивых

ХАНУКА-ШПИЛЬ

10 ноября 2009, 07:38

Отложить Отложено

историческая драма в пяти сценах

ЦАРЬ ЭПИФАН И ЕГО КОМАНДА

Роли: царь Эпифан, пять его министров.

Сцена 1

Царь Эпифан сидит на троне, задумчиво жует огурец.

Входит Первый министр.

Первый министр: О, великий Эпифан! Позволь довести до сведения.

Эпифан: Не понял.

Первый министр: Позволь сказать.

Эпифан: Сказать – позволю. Но чтоб недолго.

Первый министр (испуганно): Во всем государстве тишина и покой. Все тебя прославляют. Так и говорят, не стесняясь: слава Эпифану Великому, Четвертому и Прекрасному! Даже слоган сочинили: "Царь Эпифан - самый крутой фан!"

Эпифан: Хорошее начало, министр. Но что НЕ в порядке? Я знаю, ты всегда начинаешь со слогана, а заканчиваешь какой-нибудь гадостью. Например, вторжением варваров с севера. Ну что, опять нагрянули орды диких вест-гоев?

Первый министр: Нет, на этот раз граница на замке, хотя ключ начисто потерян. Но случилась неприятность. Помнишь ли, о царь, как ты издал приказ поместить свою голову во все храмы?

Эпифан: Как голову? (Хватается за голову.)

Первый министр: Извини, не голову, а верхнее изображение мраморного бюста по вторую пуговицу кителя. Так вот, евреи отказываются!!

Эпифан: Что отказываются – по вторую пуговицу? Или… о нет, я не верю – неужели они хотят меня целиком, проказники, без кителя?

Первый министр: Нет, они ВООБЩЕ отказываются.

Эпифан (грозно): Да как они смеют?!

Первый министр: Говорят, что в своем Храме идолов не ставят. И что Александр Македонский тоже издал такой же приказ, хотя и без пуговиц. С Александром они пошли на сделку. Они шагу без сделки не могут, торгаши несчастные!

Эпифан (заинтересовано): Какая сделка? Может, и нам на нее пойти? А то живем бесплатно, не с кем сделку заключить.

Первый министр: Они договорились с Александром, что взамен идола целый год будут называть всех новорожденных мальчиков именем Александр, в честь полководца. (Мечтательно.) Славное было времечко: через несколько лет, куда ни плюнь, одни Александры. Подросли, паршивцы, в школах только и слышно: Кто окно вышиб? Сашка! Кто учителю клей на стул намазал? Шурка с Алексом. А кто директора на кактус посадил? Так это наш Саня Македонский.

Эпифан: Какой такой директор-кактус-Саня, ничего не понимаю. Совсем вы меня запарили. (Пауза. Мучительно соображает.) Уж не хочешь ли сказать, что теперь они целый год будут называть новорожденных именем Эпифан? Окно наш Эпифаня вышиб. Клей Эпифаша намазал. А на кактус, так это Пифанов, гроза школы и жертва милицейского беспредела.

Первый министр: Не. С нами они на договор, как с Александром, не идут. Имя, говорят, не нравится. Это же в будущем смеха не оберешься: Эпифан Абрамович, владелец команды "Антиох-Челси". Или еще похлеще – реб Эпифан Гольдшмидт. Упасть и не вставать до обеда!

Сцена 2

Вбегает Второй министр.

Второй министр: О, Эпифан!

Эпифан: Что еще за "о, Эпифан"? Надо войти и сказать: о, Великий Эпифан Абрамович, т.е. пардон, о, Великий Эпифан Прекрасный… Опять забыл… (Первому министру.) Какой я номер?

Первый министр: Четвертый. По кличке Антиох.

Эпифан: Вот именно. Антиох по кличке Четвертый и прочая. 

Второй министр: Антиох по кличке Четвертый и прочая! (Заглядывает за спину Эпифана.) А где эта Прочая? (Первый министр пожимают плечами.) Впрочем, неважно. Докладываю: евреи взбунтовались. 

Эпифан: Как взбунтовались? 

Второй министр: Свинину отказываются есть! 

Эпифан: А что, время обеда? (Смотрит на часы.) 

Второй министр: Да нет, совсем отказываются. Наотрез! 

Эпифан: Как наотрез? Не доварили, что ли? Пусть тогда доварят. (Мечтательно.) И с майонезиком под хреном. А во рту петрушечка.
Второй министр: Они ее ВООБЩЕ не желают есть! Нечистое, говорят, животное, хоть и с петрушечкой. 

Эпифан (удивленно первому министру): Тогда почему мы едим, раз нечистое? 

Первый министр: Так мы ж ее сперва моем под краном, а потом едим под хреном. Или наоборот, сперва едим под краном, а потом моем над хреном, не помню… 

Второй министр: И еще новость про ту же свинью: они не хотят ее резать на жертвеннике Храма. 

Эпифан: Впервые слышу. Я еще понимаю, когда свинья не хочет, чтобы ее резали. Но чтобы люди… Да это ж бунт на броненосце Потемкин!! Только без червей. 

Второй министр: А я о чем говорю? Бунт без червей!! К тому же не желают отказываться от своих обычаев и брать наши. 

Эпифан: Что значит – брать? (Первому министру.) Неужто мы им что-то даём? 

Второй министр: В зубы, ваше Антиохство!

Первый министр (отстраняя Второго министра): Он хочет сказать, культуру. Мы им даем культуру, а они упираются. Да еще наезжают в ответ. 

Эпифан: Что за культура? Почем кило? 

Первый министр: Да не кило! (Нравоучительным тоном.) Мы, греки, выполняем высокую культурную миссию: приучаем необразованные народы к цивилизации. Прививаем им эстетику и демократию. Ну, вроде как прививка против свиного гриппа. Вы что, забыли? 

Эпифан: Ах да. Ну конечно, эстетика против свиного гриппа. Как же, как же, помню. Но чем тогда им наша свиная эстетика не приглянулась? 

Второй министр: Свадьбы, говорят, хотим делать ПОД ХУПОЙ. Чтобы все чисто было. А не как у греков – с выпивкой и под гармошку. Обрезанье, говорят, хотим. А по-нашему, по-гречески, обрезание – это кровавое травмирование организма. Мы его намедни запретили. 

Эпифан: Кого запретили? Организм?! 

Второй министр: Травмирование! И что вы думаете – они теперь потихоньку обрезаются. Отлавливать не успеваем… Ну, и прочие средневековые обычаи. А в субботу вообще не хотят работать. Точнее, хотят не работать! 

Эпифан: Варвары! Бездельники! Тунеядцы!! Как это можно целый день не работать? Я вот недельку одну не поработал, так теперь так проголодался, что не знаю, когда высплюсь досыта… Послать на них войско под руководством майора Аполлония! (Второй министр отдает честь и выходит строевым шагом.) Мы, греки, люди тихие и веротерпимые. Но фанатизм будем выкорчевывать корявым железом! 

Сцена 3 

 

Без паузы, с другой стороны сцены входит Третий министр. 

Третий министр (громко и браво): Аполлоний погиб вместе с войском! 

Эпифан: Как погиб? Он же мне сорок тугриков остался должен. Две партии в домино! 

Первый министр (печально): Прощайте, тугрики. 

Эпифан: А почему с войском? 

Третий министр: У евреев объявился какой-то Йеуда Макаби. Крушит всех направо и налево. 

Эпифан: Тогда зашлите шпионов. Пусть наймут предателей внутри еврейского стана. 

Третий министр: У них и бесплатных предателей полно. Говорят, хотим приобщиться к великой греческой культуре. Это же варварство – тфилин по утрам навязывать, когда на дворе в полный рост стоит рассвет прогресса! Хотим, говорят, сидеть не в ешиве, а в гимназии и учить про Пифагоровы штаны на все стороны равны. А не эти заповеди, без которых и так тошно: того не укради, сего не убий! Ничего нельзя! Надоело!! 

Эпифан: Правильно, что надоело. Мы свободные люди или нет? Человек – в натуре мерило всех мерил!! Человек – это звучит громко! 

Первый министр (подсказывая): Гордо. 

Эпифан: Что? Правильно, пошлите капитана Гордия с пехотой и подполковника Севера со слонами. Пусть покажут этим евреям, что они свободные люди… А слонов перед битвой не кормить. Вставьте им что-нибудь в хобот. Злее будут топтать. 

Первый министр: Как бы наших не потоптали. 

Эпифан: Всех греков не перетопчешь! Кто-нибудь да вылезет. Вперед!! 

Третий министр отдает честь и выходит строевым шагом. 

Сцена 4 

 

С другой стороны появляется Четвертый министр. 

Четвертый министр: О, Великий Четвертый Антиох! Гордий бежал с Позором, своим рабом, причем быстрее Позора. А Север погиб верхом на слоне. От страха. Тот хоботом спину почесал. Три месяца не мылся. 

Эпифан: Кто не мылся? Подполковник Север? Почему перед боем не помыли?!

Четвертый министр: Да не Север, а его слон! Впрочем, Север тоже. Но у него хобота не было, и он спину не чесал. Так что слон остался жив! 

Эпифан: О, горе мне! Неужели предатели среди евреев не могут убрать этого Йеуду? 

Четвертый министр: Предатели не могут. Говорят, мало платите. А нам на самих себя не хватает – мировой кризис! К тому же у Йеуды еще пять братьев. И что самое неприятное, все умеют драться. Какие-то драчуны эти евреи оказались… 

Эпифан: Но ведь их реально мало! 

Четвертый министр: Их всегда мало. Но им КТО-ТО помогает! 

Эпифан: Кто?! 

Четвертый министр: Наша агентура работает, но пока без результата. 

Эпифан: Пошлите полковников Птолемея и Никанора. Кроме слонов, добавьте боевых шакалов, страусов и эфиопских тушканчиков. 

Первый и Четвертый министры отдают честь и выходят строевым шагом. 

Сцена 5 

 

С другой стороны входит Пятый министр. 

Пятый министр: Птолемей разгромлен, Никанор сдался, тушканчики отступают по всему фронту! 

Эпифан: Как отступают? О, великий Зевс Селевкидович! Что делать? Неужели нам придется сойти с арены истории? Неужели мы действительно становимся ДРЕВНИМИ греками? 

Пятый министр: Это еще не все, ваше древнее величество. Евреи освободили Иерусалим, вошли в свой Храм и зажгли светильник. 

Эпифан (оживляясь): А вот в это я не верю! Это ты понтуешь. Разве наша конница не стояла постоем в Храме? 

Пятый министр: Стояла, о царь! Я бы даже сказал, лежала. 

Эпифан: Разве мои славные конники не пировали неделю в Храме? 

Пятый министр: Пировали, о царь. Ой, как пировали. По сей день голова трещит. 

Эпифан: Разве грек, когда он пирует, может оставить хоть что-нибудь не разбитым и не поломанным? 

Пятый министр: Не может, о царь! Мы физически на это неспособны. Так нас сызмальства в греческой академии воспитали: круши всё без разбору! 

Эпифан (радостно): А раз так, то откуда они взяли масло для светильника? 

Пятый министр: Говорят, нашли в подвале, о царь. За холодильником. Целый горшок запломбированного масла. 

Эпифан: И этого масла им хватило на несколько дней? Ржу-не-могу.

Пятый министр: Хватило, о царь, да еще осталось. Чудо и только… 

Эпифан: Ладно, мы сходим с арены. (Подходит к краю сцены. Обращается к зрителям.) Зевс с вами, ваша взяла, любители обрезаний. Но я надеюсь, что наступят времена – и в еврействе еще взойдет наше, греческое солнце. Многие из вас перестанут обрезаться. Забудут про свои тфилин. Начнут пить и гулять, как когда-то гуляли мы, древние греки. Увлекутся пустяками: "формула-один" жжжжж, жвачка во весь рот, плейер на три уха в полную громкость. Пойдут в экстремальный спорт или "В Контакты". (Пауза. Пристально смотрит в лица зрителей.) Мы, греки, еще повоюем с вами. Так что, не радуйтесь, наша война не кончилась… (Отходит вглубь сцены и оттуда говорит трагическим голосом.) Вот только одно обидно. Так и не узнали мы. (Пауза. Громко.) КТО ЖЕ ВАМ ПОМОГАЕТ?

конец, спасибо за внимание

Теги: Праздники