Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Учил Рова: если человек проявляет три качества — милосердие, стыдливость и добродетельность, то очевидно, что он — из потомков Авраама»Вавилонский Талмуд, Йевамот 79а

Урок на тему напрасной ненависти

15 февраля 2013, 06:33

Отложить Отложено

Это эссе написано мной давно, еще когда моя семья жила в Иерусалиме. Только сегодня я нашел его в архиве. Почему не поделиться с друзьями на Толдот? Делюсь.

Если смотреть на наш район со стороны Иерусалима, лучше всего из Санедрии, то нельзя не увидеть почти на самом верху холма, где мы живем, четкую полоску моста. Белый прямоугольник, а под ним, в пролете арки – яркий кусок неба, – того, что раскинулся уже над Рамалой, арабской приставкой к еврейскому городу. Мост соединяет собой две части окружной улицы, опоясывающей вершину хребта. Хребет – на иврите рэхес; так наш район и зовется – Рэхес Шуафат. Но это в народе, а официальное название – Рамат-Шломо, в честь праведника и мудреца раби Шломо Ойербаха, зацаль.

Если поискать глазами, то наш низкий дом – первый у моста справа; окнами он стоит на юг, т.е. к городу, поэтому панорама от нас открывается чудная – на весь Иерусалим. Недаром, сюда, к мосту, каждый день поднимаются автобусы с туристами – лучшей смотровой площадки не сыскать.

Упомянутая мной окружная улица идет точно по периметру стадиона, который задумывался здесь одним странным градоначальником, да так и не был выстроен – наверное, по той причине, что на севере Иерусалима живут одни ортодоксы, а если и есть несколько кварталов нерелигиозных жителей (в районах Рамот и Неве-Яаков), то последние (я про жителей, а не про районы) по достатку и культурному уровню никак не могут быть записаны в фаны футбольного клуба "Бейтар". Так или иначе, затея со стадионом с самого начала была обречена на неуспех, но зато теперь можно сказать, что наш дом стоит точно на территории южной трибуны, ближе к западным воротам так и не выстроенного футбольного поля.

К чему это я? А вот к чему. С недавних пор стала мигать лампа в плафоне на высоченном столбе, что стоит рядом с мостом перед нашим домом. Не знаю, какой там дроссель в ней пробило, но надо было позвонить в городские службы или районное управление, чтобы приехали починить – да все было как-то недосуг. Следует признать, что мигание было ненавязчивым – раз в полминуты лампа выключалась, а потом с такой же периодичностью снова заливала окрестность ярким светом. Спать в таком спорадическом свете можно было не раздражаясь, а раз так, то о чем беспокоиться?

Но вот, как-то буквально на днях – выхожу я в полдень в наш садик, который перед домом, смотрю, а у столба стоит ремонтная машина с подъемной площадкой для техника. Площадка поднята, а на ней высоко в небе парит человек и что-то там чинит в плафоне. Я еще подумал: может, работники просто проверяют соединения, ведь о мигании откуда им знать? – никто еще не жаловался. Вышел на дорогу поговорить. Шофер у пульта, с которого он управлял площадкой, ответил мне на приветствие. Он и его напарник выглядели очень по-иерусалимски: смуглые лица, четкие латинские профили, в которых сразу угадываются потомки испанских беженцев, на головах у каждого по кипе.

"Ты где живешь?" – спросил меня шофер.

"Да вот в этом доме".

"А почему не пожаловался на свет? Спать не мешает?"

"Нет, знаете ли, не мешает".

"А о нашем народе ты подумал?"

Какая связь? – подумал я. Я о нашем народе думаю всегда. Только о нем и думаю.

Но шофер объяснил, а его напарник подтвердил – да, так оно и есть: надо думать о евреях. Оказывается, если я мучаюсь от чьего-то недосмотра, то, возможно, считаю, что виной тут их нерадивость, а значит, в этот момент я их, мягко говоря, не очень люблю.

Ну вот, говорит шофер, а напарник подтверждает: выходит, ты нас не любишь, а мы об этом даже не знаем. Ибо кто нам скажет! Что в итоге? В итоге, напрасная ненависть внутри еврейского народа. Из-за нее разрушен Иерусалимский храм, из-за нее нет у нас Третьего храма.

"А откуда вы узнали, что она мигает?" – спросил я, интересуясь больше практикой, чем теориями.

"Есть у нас такой патруль, объезжает днем улицы в момент сброса энергии – когда лампы горят посреди яркого дня, и проверяют, все ли в порядке. Чтобы нас никто не ненавидел напрасно".

Тут они оба улыбнулись – и уехали, пожелав мне хорошего дня.

Да, напоследок, техник спросил, откуда я (акцент выдал!). Я ответил – и сам задал такой же вопрос.

Техник ответил:

"Я курди, – и показал на своего товарища-шофера, – а он грузини".

С тем эти два выходца из Испании и уехали, а я получил бесплатный урок на тему напрасной ненависти. Поэтому, если у вас есть ко мне претензии, не держите их при себе, а прямо звоните в городскую службу. Я вам пришлю двух улыбчивых беженцев из Испании.

 

Теги: Мусар, Личное