Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Кто уважаем? Тот, кто уважает других, как сказано: “Ибо к тем, кто относится ко Мне с уважением, отнесусь Я с уважением, а те, кто позорит Меня, посрамлены будут”»Пиркей Авот, 4, 1
Гади Поллак

Наброски из-за угла

Еврейская перспектива

Книжки Собрание сочинений Все записи автора списком

О разных мнениях и громкой критике

21 декабря 2017, 22:37

Отложить Отложено

 

Все, что будет написано ниже - всего лишь мнение аффтора, не претендующее ни на что. Если у наших читателей есть, что возразить - возражайте. Если сможете сделать это убедительно - аффтор готов изменить свою правильную точку зрения.

 

Пару недель назад пригласили меня на один форум на предмет дать лекцию.

Публика собралась образованная, начитанная и очень однородная - заведующие публичными библиотеками, расположенными в местах проживания религиозных общин. После лекции я оставил немного времени на вопросы из зала. Первой поднялась пожилая леди (по-другому ее назвать язык не повернется) и на правильном литературном иврите с американским акцентом спросила: "В книге про смахот у вас есть иллюстрация, на которой изображена молодая женщина, которая едет в роддом. Как вы можете допускать ТАКОЕ, тем более, что речь идет о книжке для детей?!"

Начинать новую лекцию не входило в мои планы, поэтому я ответил ей, что критерии допустимости в некоторых случаях определяются заказчиком, и это - как раз тот случай (так это было на самом деле). В ответ на это пожилая леди предположила, что уважающий себя художник не позволит диктовать себе рамки допустимого, если они противоречат его, художника, убеждениям. Если бы я ответил, что эти рамки никак не противоречат моим убеждениям - пришлось бы начинать новую лекцию, поэтому я извинился и сказал, что по причине большого количества желающих задать вопрос, не смогу отвечать больше, чем на один вопрос из одних рук.

После того, как все закончилось, ко мне подошли несколько слушательниц и очень тихо, озираясь по сторонам, сказали, что не видят ничего плохого в изображении будущей мамы в книге для детей. И чтобы я не парился на эти претензии.

 

Так как подобные вопросы периодически всплывают в беседах, интервью и моем мейле - попробую ответить здесь.

 

В досовском обществе нет четких критериев, как и когда можно приобщать детей к информации на "рискованные" темы. Тут все зависит от родителей, от обстоятельств, способностей ребенка и кругов, к которым принадлежит семья. Начнем с точки зрения, противоположной точке зрения аффтора.

Все, что связано с "такими" вопросами, провоцирует ребенка на повышенное внимание к этой теме, а повышенное внимание пробуждает нездоровый интерес, поэтому надо стараться всеми силами обходить их. А если вопрос по какой-то, не зависящей от родителя причине, все-таки был задан - надо от него уйти. Поменять тему, переключить внимание почемучки на что-то постороннее или просто залепить подходящую (или не очень) отмазку. Понятно, что в таком случае любое изображение мамы, ожидающей ребенка, провоцирует вопросы, а потому - идет вразрез с правилами воспитания ребенка и убеждениями родителей.

Мне кажется, что такая реакция - не самый лучший способ избежать перекосов в сознании ребенка. Потому что дети - это не "те же взрослые, только глупые", а как раз наоборот, "совсем другие, и намного умнее". От внимания ребенка не ускользнет ни секундная растерянность взрослого, ни бесконечные попытки перевести тему, ни изменения маминой фигуры незадолго до появления малыша. Если он никак на это не реагирует - это значит одно из двух: или его действительно это не интересует, или он уже понял, что от взрослых ответа не добиться, и надо играть в игру "я ничего не заметил". В этот момент данная тема становится для ребенка запретной и, следовательно - особо притягательной.

В моем приближении к Торе не последнюю роль сыграл тот факт, что в моем пионерском детстве все, так или иначе связанное с еврейством, было запрещено. Дома у нас на эту тему даже не заикались, в разговорах между собой родители произносили слово "еврей" шепотом, и, как следствие - я рассказывал сверстникам, что я русский, украинец или узбек, а самым больным воспоминанием детства для меня навсегда останется заполнение журнала классным руководителем, когда на вопросы "национальность" и "имя родителей" надо было громко отвечать перед всем классом. Именно запретность этой темы потом, через много лет, перекосила мой мозг и вызвала мощнейший интерес к ней.

 

Когда с юга нашей необъятной страны по ее центру пуляли ракетами - семья из Ашдода поинтересовалась у нас, почему наши дети так спокойно реагируют на сирену воздушной тревоги. А дело было в том, что при звуках сирены мы с женой не впадали в панику, бегая по дому и крича дурным голосом, а тихо и спокойно предлагали детям спуститься вниз. И они воспринимали это, как что-то не совсем приятное, но вполне обычное. Потому что образцом поведения для детей является поведение родителей. И если родители не придают особой важности какому-то вопросу - этот вопрос занимает свое место на полке обычных вопросов, рядом с сотнями таких же.

 

Если вы хотите, чтобы ваши дети доверяли вам, обсуждали с вами все, что им болит, и в конце концов выросли без перекосов в сознании - надо разрешить запрещенные темы. Понятно, что реакция на такие вопросы должна быть предельно спокойной и естественной, а ответ - простым и понятным для ребенка.

 

А теперь - еще один момент, не менее важный, на мой взгляд.

Обратите внимание - пожилая леди задала свой вопрос громко при всех, будучи абсолютно уверенной в своей правоте. В то же время - женщины, которые подошли меня поддержать, сделали это тихо и оглядываясь.

Из этого можно сделать два вывода:

1. Умный всегда сомневается в своей правоте и готов к тому, что его мнение будет оспорено. Тот, кто "не очень" - уверен, что других мнений быть не может.

2. Самая громкая критика в чей-либо адрес исходит как раз от тех, кто "не очень" - потому она и громкая. И потому именно ее больше всего слышно.

 

Не парьтесь на эти претензии.

 

Теги: Острая тема