Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Бухарские евреи

Бухарские евреи — так называют евреев, переселившихся на территорию Таджикистана и соседних государств Среднеазиатского региона после разрушения Второго Храма. Евреи осели на землях, которые позже вошли в состав Бухарского эмирата, Хивинского ханства и некоторых других государств, а затем большая часть земель попала под контроль Российской Империи. Сами бухарские евреи называют себя исроил или яхуди. Под мусульманским правлением бухарские евреи были подвержены насильственной исламизации. При царской России угнетение было не таким явным. Советская власть почти полностью уничтожила еврейско-бухарскую жизнь, которая в последние десятилетия возродилась в Израиле и США. Количество бухарских евреев сегодня, по разным оценкам, ок. 100-200 тысяч человек. Наиболее многочисленны бухарские общины Израиля и США, а также Канады и Австрии.

Оглавление

История до мусульманского нашествия [↑]

Первые археологические свидетельства проживания евреев на территории Средней Азии были обнаружены советскими исследователями во время раскопок в Туркменистане в городах Мерв и Байрам-Али в 1954 году: остатки древней синагоги, а также черепки с еврейскими надписями и именами. Находки датировались II в. до н. э. — I в. н. э. К этому времени также относится основание Великого Шелкового Пути, благодаря которому евреи проникли вглубь Средней Азии и далее в Китай, вплоть до Тихоокеанского побережья.

Существует мнение, что бухарские евреи — потомки десяти «потерянных» колен израильских (10 северных колен из 12-ти колен Израиля были завоеваны Ассирией и рассеяны среди других народов примерно за век до вавилонского завоевания Иерусалима и разрушения Первого Храма). Но более вероятно, что они являются потомками вавилонских евреев, эмигрировавших на Восток много позже — после завоевания Иерусалима римлянами. Их имена доказывают, что многие из них прибыли в Бухару через Мерв, из Персии, a некоторые — из Хивы.

У самих бухарских евреев сохранилась легенда, что предки их жили в различных областях Персии, главным образом в Сабсаваре, в двух днях пути от Мешхеда, и что они были вытеснены оттуда при Чингисхане (в 1220 г.) в Балх и Самарканд; когда же Самарканд был разрушен при Баби-Мехмет-хане, победителе шаха Аббаса (1598), они прибыли в Бухару, где существовала еврейская колония; некоторые из них эмигрировали отсюда в Чин-Пачин (Китай).

За полвека до завоевания Бухары монголами Веньямин Тудельский (Биньямин ми-Тудела) во время своего пребывания в Персии во второй половине ХII века н.э. собрал сведения о евреях, живших на реке Амударье, и в частности, ο независимом еврейском племени, претендовавшем на происхождение от десяти колен и поддерживавшем дружеские отношения с кочевыми турецкими племенами. Веньямин не упоминает ο Бухаре, но говорит ο Самарканде, где жило 50 000 евреев, среди которых были люди, известные богатством и ученостью.

Еврейское руководство в Вавилонии было значительной властью для всех еврейских общин халифата. Духовным лидером Самарканда в XII-м веке был раби Овадия а-Наси, назначенный Вавилонским Гаоном.

Монгольское завоевание Средней Азии [↑]

В начале ХIII века Бухара и соседние города были захвачены Чингисханом.

В ходе монгольского завоевания Средней Азии были уничтожены многие древние еврейские общины. Сохранилась община Бухары, куда стекались уцелевшие евреи. С тех пор Бухара — один из древнейших городов региона — стала центром Среднеазиатских евреев. Жалкие остатки некогда великих общин также уцелели в Балхе, Мерве и Хорезме.

В течение XIII-XIV монгольская знать начинает принимать ислам. В захваченных монголами странах устанавливался жёсткий, упорядоченный режим, основанный на шариате. Положение всех немусульман при этом ухудшалось.

При монголах, начиная с ХIII века, еврейская жизнь в Средней Азии пришла почти в полный упадок, который продолжался, хотя и с небольшими перерывами, до конца ХVIII века: в течение всего этого периода в еврейских источниках нет никакого упоминания о Бухаре.

Единственный памятник умственной деятельности Бухарских евреев этого времени — составленный в Ургенче в 1339 году Шломо бен Шмуэлем словарь библейского иврита с комментариями на еврейско-персидском языке — «Сефер а-мелица».

В XIV веке Тамерлан пригнал в Самарканд — свою столицу — евреев из разорённых городов Сирии и других стран.

В правление Тамерлана еврейские ткачи и красильщики внесли большой вклад в его усилия по восстановлению региона и возрождению заброшенного Шелкового пути. В этот период бухарские евреи также образовали около Самарканда основной еврейский центр.

Однако, мусульманские власти приняли ограничительные правила, запрещающие евреям проживать за пределами еврейского квартала, еврейские ворота и магазины должны были быть построены ниже, чем у мусульман. Евреи должны были носить черную шапочку и подпоясываться верёвкой. Показания еврейских свидетелей в суде не были действительны для мусульман. Налоги, которыми облагались евреи, были непомерны.

Еврейская поэзия [↑]

В XVII веке в Средней Азии происходит расцвет еврейской поэзии. Поэт Моллах Иосиф бен-Исаак, известный в нееврейских кругах под именем Юсуфа-Иеуди («еврей Иосиф»), в частности, прославился среди бухарских евреев поэмой «Семь братьев», где рассказывается ο семи мучениках и их матери (параллель истории про Хану и семь ее сыновей).

В то же время другой еврейский поэт, писавший на фарси, Элиша Бен Шмуэль Рагиб Самарканди написал поэмы «Шахзаде и суфий» и «Сокровищница советов».

Известны также имена поэтов Узбек и Соломон. Всех поэтов в то время называли общим именем «моллах» (ученый). Они разрабатывали в персидских поэмах еврейские сюжеты, а кроме того, изучали персидскую поэзию. Их поэмы были записаны еврейским шрифтом, и теми же письменами они транскрибировали для бухарских евреев персидских классиков: Низама, Гафиза и других, а также переводили персидскими стихами еврейские стихотворения, например, поэмы Исраэля Наджары.

Основным произведением поэта Биньямина бен Мишаэля Амина является поэма «Акедат Ицхак» («Жертвоприношение Ицхака»), написанная в начале XVIII века, в которой обильно использован материал мидрашей. Ему также принадлежат и поэмы «Пуриминаме» (Книга Пурима), «Мунаджатнаме» (Книга уединённых молитв) и другие.

Насильственное обращение евреев в ислам [↑]

В середине XVIII века в Бухарском ханстве, которое с 1747 года стало именоваться Бухарским эмиратом, произошло массовое насильственное обращение евреев в ислам.

Устные и письменные предания бухарских евреев сохранили свидетельства о принятии евреями мученической смерти за отказ отречься от иудейства. Такими источниками являются поэма Ибрахима ибн Абул-Каира «Ба ёди Худойдод» или «Худойдоднома» («Памяти Худайдата» или «Книга о Худайдате», начало XIX века) в период правления эмира Масума и рассказ о сброшенных с минарета знатных евреях Бухары, отказавшихся принять ислам.

К еврейским семействам, обращенным в мусульманство («анусим», принужденные), закреплялось неприятное прозвище «чала», в переводе на русский язык — «ни то, ни сё». Их жизнь превращалась в сплошной ад, население относилось к ним с презрением, в брак с ними узбеки не вступали. Евреи от них тоже отказывались, и им приходилось жить вдали от всех, в специально отведенных кварталах, расположенных вокруг еврейских махаллей (кварталов). Новообращенные мусульмане вступали в брак с персидскими рабами.

В первой половине XIX века произошло новое массовое обращение, что значительно увеличило численность общины анусим. Свидетельства начала XX века сообщают, что «почти все “чала” только по внешним проявлениям мусульмане, а в душе — евреи».

Вот, например, такое свидетельство: «Чала ходят в мечеть, будто молятся, и вообще проделывают всё, что полагается мусульманам, ибо за ними следят соседи. Взаперти же у себя дома они в строжайшей тайне чтут субботу, молятся под покровом ночи по еврейскому обряду Единому Богу и вымаливают себе у него прощение в невольном прегрешении. Беда, если кто-либо узнает и выдаст: вероотступников немедленно казнят через повешение, а раньше свергали с высокой башни на съедение собакам».

Бухарские евреи по мусульманскому праву имеют статус зимми, по которому их нельзя было заставлять принимать ислам, однако это часто нарушалось в периоды подъема фанатизма, что часто сопровождалось еврейскими погромами.

По мнению бухарских евреев, проживающие в Ходженте (Ходжанд), Самарканде, Каттакургане, Хиве и других городах Центральной Азии, многие группы мусульман (узбеков и таджиков) происходят от обращённых в ислам евреев. Так, в Ходженте часть мусульман ещё в начале XX века говорила на еврейско-таджикском языке.

В Бухаре вокруг еврейских кварталов образовалось 5−7 кварталов чала. А чала Хивы, обращённые в ислам в конце XVIII века, за столетие полностью ассимилировались.

Возрождение еврейской жизни [↑]

В конце XVIII века в жизни бухарских евреев произошел перелом. В Бухару через Иерусалим и Багдад прибыл раввин из Марокко Йосеф бен-Моше Маман (или Мамон) Маарави. Он застал бухарских евреев в состоянии полного невежества, равнодушными в соблюдении Закона. Приняв участие в религиозной службе, он обнаружил, что она уже далека от той, которую проводят европейские евреи, а в Торе, хранившейся здесь, не хватает двух книг.

Рав Йосеф Маман произвел переворот в религиозной жизни Бухары, открыв первую ешиву, школу шохетов (см. тему Шхита) и выписав еврейские книги из Европы. В результате векового обучения по ним, к началу XX века бухарские евреи забыли персидскую литургию и, приняв сефардскую, были уверены, что происходят, подобно Маману, от испанских изгнанников 1492 года.

Одним из лучших учеников основанной раби Маманом ешивы был Пинхас Акоэн Рабин (1786-1858). Он возвысил Имя Вс-вышнего, когда, по приказу Эмира был сброшен с минарета Килан, самого высокого здания Бухары, — и чудесным образом остался в живых. С тех пор эмир и мусульманские мудрецы стали почитать его святым, а евреи стали называть его Пинхас Агадоль. Пинхас Агадоль был и главой ешивы, и шохетского комитета, и раввинского суда.

К середине XIX века в Бухаре и окрестностях проживало около 2500 еврейских семей, занимаясь торговлей, земледелием и ремеслами. Они обязаны были нашивать на одежду кусок старой ткани в знак отличия их от мусульман.

Под властью Российской империи [↑]

В 1866 году Ташкент был присоединен к России, в 1868 году был осажден Самарканд, и большая часть Бухарского ханства вошла в состав русской Туркестанской области. Евреи видели в русских освободителей и при всяком случае усердно помогали им.

Разговорным языком бухарских евреев был персидский, а некоторые говорили также на иврите. Смена власти принесла с собой и смену языка: бухарские евреи постепенно стали говорить на русском.

Наименование «бухарские евреи» закрепилось за членами общины потому, что до завоевания Россией Средней Азии значительная часть общины жила на территории Бухарского ханства. При присоединении Туркестана к России российская власть, отделяя туземных евреев от русских, всех стала называть «бухарскими». Основными местами проживания бухарских евреев в Средней Азии являлись Самарканд, Ташкент, Душанбе, Бухара, Коканд, Андижан, Маргелан, Хатырчи, Шахрисабз.

В Бухарском эмирате постройки, принадлежащие евреям, по закону должны были быть ниже на пол-аршина, чем соответствующие постройки мусульман, запрещалось покупать землю и дома мусульман, продавать им продукты питания, заниматься земледелием.

С 1865 по 1917 годы в жизни бухарских евреев Туркестана произошли большие изменения. За это время они подверглись влиянию русской культуры. В больших городах региона бухарские евреи переняли европейский образ жизни, стали носить европейскую одежду. Также в это время произошла русификация фамилий с прибавлением окончания «ов».

В городе Бухара евреи проживали отдельно от мусульман в трёх кварталах — махалля: Махалляи-Кухна (Старая махалля), Махалляи-Нав (Новая махалля) и Амиробод (город Эмира).

В Самарканде еврейский квартал (Махалляи-Яхудиён) находился в восточной части города. Самаркандская синагога «Канесои Гумбаз», построенная в 1891 году, сохранилась до наших дней. Имя председателя общины Самарканда и казенного раввина Рафаэля Калонтара стало известным благодаря строительству красивой синагоги «Гумбаз» (купол) по проекту Давида бен Авраама (Абрамова). Давид Калонтаров руководил общиной с 1891 года до упразднения должности советскими властями. Он совершил много благотворительных дел для образования, религии и культуры самаркандских евреев.

Как было заведено раби Йосефом Маманом, и в конце XIX-го века все религиозные книги бухарских евреев были венских и лондонских изданий. Старинных рукописных книг в Средней Азии не сохранилось, все книги приобретались через Россию или через Индию.

К началу ХХ века в Бухаре жило около 8000 евреев (12% населения города), большая община была и в Самарканде. Путешественники все в один голос отмечали исключительную красоту лиц бухарских евреев и непривычную в Туркестане белую кожу. Их основными специальностями было красильное дело («пойти к еврею» у бухарцев значило «отдать ткань на покраску»), хитрые рецепты которого знали здесь только они, привезя во время Тамерлана с Ближнего Востока, и винокурение.

После завоевания Средней Азии Российской империей, многие анусим, проживавшие на территории присоединенного к России Туркестанского края, вернулись к иудаизму.

Бухарский квартал в Иерусалиме — тогда и сейчас [↑]

Раби Шимон Хахам (1843—1910), правнук Раби Йосефа Мамана, был бухарским раби, он основал в Бухаре ешиву «Талмид Хахам», а также школу Талмуд-Тора для детей из малообеспеченных семей.

В 1890-м году с женой и сыном Раби Хахам поднялся в Иерусалим, где стал одним из основателей Бухарского квартала.

Раби Хахам потерял жену, а потом и сына, который умер в возрасте 18 лет. После этого трагического события раби Хахам полностью ушел в работу. Он написал 32 книги и перевел многие части Танаха, а также еще более 50 книг на бухарский (еврейско-таджикский) язык. Раби Шимон был очень активным лидером своей общины, преданным сионистом, и его по праву считают одной из самых значительных фигур того времени.

Основанная в Иерусалиме в 1893 году колония уже в 1898 году насчитывала 179 домов, в том числе две синагоги и две школы.

С 1868 года до Первой мировой войны, 1500 из 16 тысяч человек, проживающих в Бухаре и окрестных землях, эмигрировали в Иерусалим.

Бухарский квартал стал интеллектуальным центром и для оставшихся в Бухаре евреев: в Иерусалиме напечатаны сочинения, специально предназначенные для бухарских евреев, например, Танах и «Богослужебный свод» раби Аврахама Аминова, переведенные на персидский язык раби Шимоном Хахамом. В предисловии к Танаху есть интересные замечания, касающиеся традиционного персидского перевода, которым пользуются бухарские евреи, и произношения персидских слов.

В бухарской общине Иерусалима была очень развита благотворительность. Бухарская община построила несколько доходных домов и магазинов на улице Яффо, и на деньги, вырученные от аренды этих помещений, лечились и учились бедняки.

Бухарский квартал в XIX веке был самым роскошным кварталом за пределами стен Старого города. Многие богатые евреи, жившие в Бухаре, покупали дома в Бухарском квартале Иерусалима и приносили их в дар выдающимся знатокам Торы и беднякам или жертвовали под молитвенные дома. Имена дарителей были увековечены на мемориальных досках, которые сохранились и по сей день на жилых зданиях и синагогах. В квартале было 18 синагог и молитвенных домов, талмуд-тора, большой базар, множество лавок, две бани и две миквы. Улицы содержались в чистоте, много внимания уделялось озеленению квартала.

Во время Первой мировой войны жителей Бухарского квартала выселила османская администрация, так как они были подданными Российской Империи. После Октябрьской революции в России евреи Бухары, лишившись своего имущества, начали спешно перебираться в Иерусалим. В период между 1920 и 1930 годами около 4000 бухарских евреев бежали в Палестину через Афганистан и Персию. Около 800 из них были убиты или умерли от голода в дороге. Перенаселение бухарского квартала достигло неимоверных масштабов, и процветающий раньше район приобрел по-настоящему трущобный вид.

Сегодня о былом величии квартала напоминает разве лишь здание «Бейт Машиах», известное также под названием «синагоги Мусаева», по имени уроженца Бухары раби Шломо Мусаева (1852-1922), легендарного раввина (Хахам-баши, то есть раввинского головы!) и торговца, собирателя древних рукописей.

Синагога была построена семейством Иегудаевых на самом высоком месте (здесь сейчас располагается школа кустарных ремесел). Хозяева были уверены, что Мессия, спускаясь с Масличной горы, не сможет не заметить дворец, построенный для его приема, и обязательно придет именно сюда…

В 1891 году Рав Аврахам ТалмудиАминов (1857−1939) стал во главе общины бухарских евреев Иерусалима и руководил ею вплоть до своей смерти в 1939 году. Дополнение к фамилии «Талмуди» он получил из-за своих высоких знаний теологии. Рав Аврахам составил книгу «Ликутей биним» — сборник правил на все еврейские праздники (в стиле, принятом у бухарских евреев). В 1894 году он выпустил сборник — «Шульхан ха-таор», включив в него все благословения на каждый день.

Евреи Бухары, Ташкента и Самарканда в XX веке [↑]

А тем временем в Российской империи подходили к концу годы бухарского еврейства. Давид Якубович Кайлаков (1870−1937) — лексикограф, переводчик, преподаватель и авторитетный раввин, составитель трехъязычного бухарско-еврейского-иврит-русского словаря. Он был одним из зачинателей движения в среде бухарских евреев, направленного на изучение национального языка и культуры. При Советской власти, в 1937 году, он будет арестован и погибнет в сибирском лагере.

Раби Шломо Тажер (Тажир, 1866−1935) — духовный глава бухарских евреев Туркестанского края, главный раввин евреев Туркестанского края с 1903 года, глава ешивы Самарканда. Он добился отмены выселения из Туркестанского края евреев — подданных бухарского эмира. Энергично защищал права бухарских евреев, что вызывало недовольство местных российских властей, которым удалось лишить его должности главного раввина в 1911 году, а через несколько лет выслать за пределы Российской Империи.

После создания в 1920 году Бухарской советской народной республики традиционная община и её руководители были репрессированы. В Бухаре и в других городах появились еврейские комитеты. Одновременно с мерами по изменению общинной структуры, советские власти пытались искоренить религиозную составляющую, закрывали и взрывали синагоги. Тем не менее, многие традиции (обрезание, соблюдение кашрута, хупа, погребение) соблюдались подавляющим большинством членов общины.

Рав Ицхак Зильбер пишет, что в смысле соблюдения мицвот лучше других сохранились евреи Грузии и Бухары. Например, Раби Симха Городецкий поехал в 26-ом году в Самарканд, Ташкент и другие узбекские города, чтобы наладить там тайное обучение детей и занятия Торой для взрослых, за что его присудили к расстрелу, но из-за стараний жены заменили приговор на 10 лет.

Праправнуку знаменитого Йосефа Мамана, хасиду Хабада Рафаэлю Худайдатову удалось в 1926-м году организовать в десяти километрах от Самарканда колхоз из 13 хозяйств для евреев, соблюдающих субботу! К 1934 году в колхозе уже было 400 объединенных хозяйств, и там были синагога, больница, равы и шохеты.

В годы Второй мировой войны, когда в Самарканд стали стекаться еврейские беженцы, Рафаэль Худайдатов делал все возможное, чтобы дать им крышу над головой, накормить, обогреть. В общей сложности он позаботился (что в тех условиях буквально означает — спас от смерти) примерно о трех тысячах евреев.

В 1937-1940 годах в Узбекистане и Таджикистане закрываются бухарско-еврейские газеты, школы, образовательные учреждения, театры, клубы, музей и прочие очаги культуры, прекращается издание книг на бухарско-еврейском языке.

Несмотря на определённую культурную ассимиляцию, случаи смешанных браков были редки и скорее представляли собой исключение среди бухарских евреев.

Рав Авраам Хаим Лодаев (1905-1987), уроженец Самарканда, получив у ведущих равов и лучших знатоков Торы основательное религиозное образование, постоянно проводил большую просветительскую работу на ниве иудаизма среди бухарских евреев Самарканда и области. В доме Лодаевых была сооружена миква, единственная на всю округу, и туда приходило множество народу.

Рав Лодаев многие годы являлся почетным калонтаром бухарско-еврейской общины города. За активную религиозную деятельность в 1950 году он вместе с другими раввинами Самарканда был арестован, им приписали антисоветскую деятельность. Всем дали большие сроки, но, к счастью, в марте 1953 года, после смерти Сталина, они были освобождены.

В конце 1970-х годов бухарских евреев в Советском Союзе было около 50 тысяч человек. Как рассказывает рабанит Хава Куперман, в Ташкенте была целая нелегальная сеть еврейских школ для мальчиков и девочек, где занимались дети из ашкеназских и бухарско-еврейских семей. У бухарских евреев многое зависело от семьи — учились далеко не все девочки. Пожилые бухарские еврейки, как правило, не читали на иврите, но зато умели ориентироваться на слух по основным фразам во время молитвы.

Бухарские евреи в наше время [↑]

К концу ХХ века прекратили своё существование 74 общины бухарских евреев в 13 странах, и ныне на территории Узбекистана и Таджикистана осталось всего 6 общин и одна — в Москве.

Бухарская синагога в Москве с 2000-го года располагается в отдельном здании в Марьиной роще. Кроме молитв, в синагоге также проходят специальные уроки для детей и женщин, отдельные уроки — для молодежи.

Синагога бухарских евреев, расположенная в старой части города Самарканд, является одной из двух ныне действующих синагог Самарканда. В старом квартале Бухары теперь остались всего две синагоги, а когда-то их было тринадцать. В Ташкенте осталось три синагоги. В 70-е годы евреи стали массово выезжать из Советского Союза, в том числе и из стран Центральной Азии, и синагоги закрылись.

Сейчас в мире около ста тысяч (по другим оценкам — больше 200 тысяч) их потомков, которые проживают, в основном, в Израиле и США, а также в Канаде, Австрии, Германии и Австралии.

Бухарская община Куинса (США, Нью-Йорк) составилась из советских иммигрантов 1970 — 1980-х годов и сейчас насчитывает около 50000 человек. В «Куинистане» (как называют этот район, подразумевая происхождение его жителей: Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан) за 30 лет построили 40 синагог, и община продолжает расти.

В Израиле есть несколько бухарских общин: в Неве-Яаков (где также есть вечерний колель) в Димоне, в Тель-Авиве, в Беэр-Шеве.

Исторический путь бухарских евреев довольно типичен для еврейских общин стран Востока, последовательно прошедших ряд исторических периодов: доисламский, жизнь под властью мусульман, колониальный, советский с характерной для него ассимиляцией и, наконец, период эмиграции в Израиль, по слову пророка: «когда выведу вас из народов и соберу вас из стран, в которых рассеяны вы, и освящусь в вас пред глазами народов. И узнаете вы, что Я — Г-сподь, когда введу вас в землю Исраэйля, в страну, которую Я, подняв руку Свою, (клялся) дать отцам вашим».

Выводить материалы