Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Коль Нидрей

С этой молитвы начинается праздничная служба дня Искупления Йом Кипур.

Коль Нидрей

Коль Нидрей («Все обеты») — молитва, которую читают в синагоге в начале вечерней службы в Йом Кипур, до заката солнца. Названа по первым словам, с которых она начинается — на иврите Коль нидрей, что переводят на русский как «все обеты»:

«Все обеты, обязательства, присяги и отлучения, называемые конам, конас или каким бы то ни было другим именем, что мы обещали или поклялись, или поручились, или которыми мы обязались от сего Дня Всепрощения до будущего счастливого прихода Дня Всепрощения — мы во всех них раскаиваемся. Да будут они считаться разрешенными, прощенными, уничтоженными, недействительными и лишенными силы. Они не будут связывать нас и не будут иметь никакой силы над нами. Обеты не будут признаны обетами, обязательства не будут признаны обязательствами, а присяга — присягой».

Вся община отвечает: «И будет прощено всей общине сынов Израиля и пришельцу, живущему среди них, ибо весь народ — по неведению» (Бемидбар 15, 26). Обе формулы повторяют три раза.

Рав Исроэль-Меир Лау пишет: суть этой молитвы — заявление о том, что, если кто-нибудь выразит словами или делами что-либо несовместимое с еврейской верой, все должны знать, что это не соответствует его истинным побуждениям, что это только для виду, что это сделано под давлением извне — общественным или каким-либо другим. Однако душа человека полностью предана Б-гу и Его Торе — что он против воли своей вынужден лицемерить под давлением обстоятельств…

Когда и кем молитва была составлена — неизвестно. Во времена гаонов она уже существовала. Из шести гаонов четверо были против включения Коль Нидрей в порядок молитв на Йом Кипур, а рав Саадья-гаон хотел ограничить разрешение лишь теми обетами, к которым общины были принуждены во время гонений, и подчеркивал, что Коль Нидрей не освобождает от присяги, данной отдельным лицом. В своем Сидуре рав Амрам-гаон называет обычай читать Коль Нидрей «безумным» (минhаг штут). Однако, судя по словам рава Натроная-гаона, обычай этот был распространен повсеместно, по всей диаспоре.

Отступники и враги евреев широко использовали «Коль Нидрей», чтобы опорочить еврейскую присягу. Многие законодатели нашли нужным установить особую «еврейскую присягу», но некоторые судьи отказывали евреям в присяге, т. к. «она всё равно будет отменена» с помощью Коль Нидрей: «Присяга для евреев не обязательна, а поэтому ей нельзя и верить». Еще в 1240 раби Йехиэль из Парижа(1210-1264) был вынужден выступить в защиту Коль Нидрей в Париже.

Галахические авторитеты подчеркивали, что Коль Нидрей освобождает лишь от тех обетов, которые человек принял на себя добровольно и в которых посторонние лица никоим образом не заинтересованы. Иначе говоря, формула эта ограничивается лишь теми обетами, которые касаются отношений между человеком и его Небесным Судьей. Ни один обет, обещание, присяга, имеющие отношения к какому-либо лицу, общине или суду, нее разрешаются молитвой Коль Нидрей.

Раби Йеуда бен-Барзилай писал, что обычай читать Коль Нидрей нельзя оправдать, т. к. невежды могут верить, что это освобождает их от данных ими обетов, и считать их для себя необязательными. По той же причине раби Йерухам бен-Мешулам выступал против тех «безумных», которые в надежде на Коль Нидрей легкомысленно давали обеты, и объявил их неправоспособными давать присягу.

Разумеется, реформисты настаивали на том, чтобы эта «формула, не затрагивающая ничего существенного в еврействе», была уничтожена.

Министерством Внутренних дел России рассматривался вопрос, не может ли формула молитвы «по своему содержанию обнаруживать вредное влияние на общие понятия евреев об обязательной силе присяги» (1857). В результате было издано постановление включить в молитву следующие слова:

«Во имя Б-га и закона мы разрешаем обеты и такого рода клятвы, которыми кто-либо, давая обет или клятву, чрез то возложил на себя воздержание или какое-либо лишение, и вообще клятвы, относящиеся лично и единственно к нему; но да сохранит Б-г каждого помыслить, чтобы мы разрешали клятвы и присяги, даваемые правительству, или пред судом и вообще в отношении к интересам другого лица, какого бы он происхождения и веры ни был. Сии клятвы и присяги, о которых писано, что Б-г не оставит нарушителей без наказания, должны пребывать в неизменной силе, и кто их преступит, да подвергнется гневу Б-жию и вечному позору».

Но — не отменили «столь многоуважаемого евреями религиозного постановления», как чтение Коль Нидрей…

Выводить материалы