Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Сестра и карандаш

29 мая 2012, 11:38

Отложить Отложено

На уроке женщина рассказала, что в детстве она взяла без спросу в школе карандаш – очень красивый карандаш – и принесла домой. Старшая сестра увидела, рассердилась – и принялась на нее кричать, обзывая воровкой и всякими другими словами. А потом приказала тот карандаш назавтра вернуть в школу. "Нельзя брать чужое! – орала она грозно. – Нельзя! Воровка, воровка! И нечего тут реветь".

[Понятно, что рассказ придуман мной полностью, но послушайте, что было дальше.]

Теперь эта женщина (хороший, интеллигентный человек, между прочим) сидит среди нас и говорит тихим голосом, что она благодарна сестре за тот урок.

Мы ее спрашиваем: и что, до сих пор болит?

– Что болит? – не понимает она.

Мы разъясняем:

– Ну, вы только что сказали, что плакали тогда. Значит, болело. Наверное, переживали и ночь не спали с перепуга, а утром, когда понесли карандаш в школу, вообще кошмар. Хорошо, что сестра не заставила вас прийти с повинной в учительскую: мол, так-то и так-то, товарищи дорогие педагоги, я хроническая воровка, накажите меня по всей строгости вашего закона.

– Если вы про боль, то да, и теперь болит, – отвечает она нам. – Как не болеть? Вспоминать стыдно. Но это правильная боль[1].

– Почему вы называете эту боль правильной? – спрашиваем мы у нашей соученицы. – Какая в ней польза?

– Ну как же. Если б сестра тогда на меня не накричала, я бы не узнала, что воровать нехорошо.

– И до сих пор бы воровали? [Пауза.]

– Нет, думаю, не воровала б. Но надо было преподать мне урок. Иначе ребенок может не понять.

– Ребенок не поймет – и будет продолжать воровать карандаши?

– Нет, не будет. Скорее всего. Но урок дать надо.

Такой вот разговор.

** **

Из этой истории видим, насколько многие из нас привыкли, что детей надо жестко учить правильному поведению – пусть даже через боль и слезы.

И все равно, слушать страшно: вот, у этой женщины, хотя она и согласна с тем "уроком", до сих пор саднит рана в душе. По-моему, это похоже на горькое и очень болезненное лекарство, которое прописано на всю жизнь – хотя хворь давно прошла. Тело уже не болит – а мы день за днем продолжаем пить эту ужасную гадость. Морщимся и пьем. Эх, хорошие были у нас с вами лекари в детстве, господа.

** **

Многие из нас не воруют. И никто на нас в детстве не кричал и не обзывал ворами. Тем не менее, нам удалось стать воспитанными и культурными, приличными люди! А ведь всякое в младенчестве бывало – что-нибудь да приберешь, игрушку там, колесико от самолета или еще что-нибудь. Дети же.

** **

Вывод. Тут должно работать правило Торы: не причиняй людям боль!

Никого не обижай – и в первую очередь детей, ибо они слабее нас.

(Но как тогда воспитывать? – А так и воспитывать – без крика и ругани. Увидел чужой карандаш – скажи ребенку, чтоб вернул хозяину, – спокойно скажи, как нечто, само собой разумеющееся. Он вернет, вот увидите. И не будет всю жизнь ходить с незаживающей раной.)

** **

Итак, повторяем: никого не обижай. Одна женщина на том же уроке (не та, что "воровала" карандаши, а из Пятигорска) тут же возразила: но ведь тогда нельзя будет сказать ребенку и вообще другим людям правду!

Ответ: да, нельзя. Ибо правда запрещена, если она обижает человека.

(Там, где всегда говорят правду – нет мира. Или есть мир, но он поверхностный, фальшивый, когда кто-то из детей живет, затаив в себе боль и обиду на родителей.)

** **

Надо привести пример запрещенной правды.

Привожу. Почему-то люди забывают, что один из запретов Торы – лашон-ара. А ведь лашон-ара – классический пример правды. Я всегда удивлялся, почему ученики этого не видят.

Например, кто-то в своей компании открывает рот, чтобы сообщить нечто неприятное о другом еврее, – тут же его укоряет толпа налетевших доброхотов-праведников: нельзя, замолчи, это лашон-ара! А он в недоумении: да нет же, я вам правду говорю, уверяю вас, чистая правда.

Почему так?

И только потом я понял, что ученикам на уроках внушают: нельзя говорить о человеке плохо. Вот они и понимают, что плохо – это неправда. Ибо правда – всегда хорошо.

А ведь надо учить совсем другому: нельзя говорить о человеке ничего, что ему не понравится. Дело не в правде-неправде, а вообще во всем, что ему не понравится. Какие бы при этом ни произносились правдивые слова. Ибо нельзя!

Схема работает таким образом. Кто-то, допустим, говорит обо мне: по-моему, Рувен плохой человек. Когда мне передают его слова, я моментально заявляю: это поклеп[2], я хороший человек. А ведь он сказал правду: "я думаю, что он плохой человек". Он на самом деле так думает, ни слова не соврал.

Короче, запрет лашон-ара касается только правды. Ибо ложь запрещена Торой отдельно!

Вывод: правда, если она обижает, запрещена.

И главный ее разрушительный результат – она убивает мир между людьми.

Тот самый мир, ради восстановления которого Сам Всевышний готов пожертвовать величием Своего имени! (Все это рассказано на уроке "Мы мирные люди". См. в видео-цикле "Еврейское поведение".)

 


 

[1] Кажется, в специальной литературе такая реакция называется признательностью жертвы палачу. Нет, не так?

 

[2] Вранье, неправда, ложь, обман, навет, наговор, дезинформация, враки, напраслина, клевета, инсинуация, навет и извет, диффамация, фантазия, вымысел, измышление. Я привел не просто слова-синонимы. Это свидетельство того, как я киплю от негодования.

Теги: Мусар, Видео-урок, Недельный раздел