Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Толпы харедим на похоронах и свадьбах — несмотря на ковид!

Отложить Отложено

Вопросы и неприязнь к харедим по-поводу ковидных ограничений, которые уже обсудили, только усилились, когда недавно произошли похороны одного из видных раввинов, главы ешивы «Бриск» рава Мешулама Довида Соловейчика. На эти похороны собралась многотысячная толпа харедим, что, разумеется, еще больше выделило это общество на фоне других как «не соблюдающее» упомянутые ограничения.

Также, полиция, помимо призывов не собираться, не стала разгонять эту толпу, сказав прямо: физически, конечно, можно разогнать кого угодно, но какой ценой? Здесь это неминуемо привело бы к многочисленным увечьям, а то и крови. Что, понятное дело, усилило впечатление: у харедим «слишком много влияния», мол, даже полиция ничего не может с ними поделать.

В который раз: и что тут скажешь?

Если честно, то полностью понять это дело во всей его сложности можно, только зная ортодоксальное общество и его жизнь изнутри.

Много или мало?

Конечно, как говорится, одна картинка стоит тысячи слов, а тут картинка простая: многотысячная толпа харедим на похоронах.

Однако, прежде всего, тут один из случаев, когда не помешало бы также посмотреть на сухую статистику. По самым «щедрым» подсчетам полиции, участвовало в похоронах примерно 20000 человек. Это много?

Приходит на ум анекдот о «простом» объяснении теории относительности: если у меня три волоса в супе - это много, а если на голове - это мало.

20000 человек на похоронах такого раввина в ортодоксальном обществе - это ОЧЕНЬ МАЛО. В обычное, нековидное время на такие похороны спокойно собралось бы 100000, а то и больше. Так, в похоронах лидера сефардского еврейства рава Овадьи Йосефа в 2013 году участвовало, от 270000 до 850000 человек. Рав Довид Соловейчик был лидером не столь широкого круга религиозных евреев, но, тем не менее, он был в достаточной мере уважаемым и известным, чтобы на похоронах собралось не намного меньше.

Отсюда вывод: большинство ортодоксальных евреев, которые в обычной ситуации на эти похороны пришли бы, сейчас - не пришли. Потому что соблюдали ковидные ограничения! И если бы на картинке поместили с одной стороны, тех, кто пришел, а с другой тех, кто не пришел, картинка стала бы совсем иной. Но, конечно, кто станет делать такие картинки…

Чрезмерное влияние?

Далее, кто все-таки пришел?

Ученики рава Соловейчика и люди, более тесно связанные с его ешивой «Бриск» и группой, которую она представляет. А эта группа - известная  в ортодоксальным мире как «брискеры» - относится к тому меньшинству среди «литовского» еврейства, которое в меньшей степени признает государство Израиль и его политическую систему, не голосует на выборах и потому не представлено в Кнессете одной из партий харедим. И, что самое важное, не берет от государства деньги на свои ешивы.

А ведь, когда жалуются на «чрезмерное влияние харедим», то главным образом имеют в виду именно их участие в политике и партийной борьбе, мол, «вымогают» у государства деньги на свои ешивы в обмен за поддержку. Так вот, как раз эти люди ничем подобным не занимаются. А те, кто действительно представлен в политике харедимными партиями и получает деньги на свои ешивы (и то - не «вымогательством» - это уже другой разговор) - они в своей массе на похороны не пришли.

Так что даже если подвергать харедим нападкам, надо еще разбираться в ситуации, кто есть кто. И уж точно бессмысленно наказывать кого-то лишением денег на ешивы за то, что локдаун был нарушен теми, кто деньги и так не берет.

Что такое великий раввин и его похороны

Наконец, надо все-таки понять, что означают для харедим такие похороны. Это не просто событие, на которое, с их точки зрения, неплохо бы собраться, но можно и воздержаться.

Похороны любого человека - это почесть, которую ему обязаны оказывать. Так, по словам Талмуда (Брахот 18а), всякий, кто видит похоронную процессию и не присоединяется к ней, нарушает повеление, подразумеваемое в стихе (Мишлей 17:5): «Кто смеется на бедным, тот хулит Творца». То есть покойный уподоблен бедному - своей беспомощностью  - и отказ присоединиться к его похоронам равноценен принижению его значения, насмехательству над ним. Если же провожает покойного до могилы, то удостаивается того, что и его так проводят, когда придет час (Ктубот 72а). И даже если нет возможности проводить до могилы, то хотя бы пройти дистанцию 4 амот.

То есть похороны - это чрезвычайно важное и необходимое проявление уважения к умершему - любому.

Если же он был раввином, человеком, который преподавал Тору другим, то ради его проводов надо даже «прекращать изучение Торы» - то есть учащиеся не только его ешивы, но и всех ешив должны прервать свое изучение Торы и прийти на похороны. В случае особо видных раввинов, каким был и рав Соловейчик, объявляют также о необходимости прекратить любую деятельность, бизнес и т.п., чтобы все желающие могли поучаствовать в похоронах.

Необходимо понять: к таким раввинам в ортодоксальном обществе относятся не просто как к преподавателям Торы и даже не просто как к важным людям, а как к людям, важным чрезвычайно. Представителям Б-га, носителям святости и эстафетной палочки Торы в нашем непростом пути по истории. Как к столпам общества, его главным локомотивам.

И в то же время, снаружи ортодоксального общества эти имена в целом малоизвестны, В этом одно из главных проявлений дистанции между ортодоксальным обществом и остальным Израилем: незнание взаимных героев и знаменитостей.

При этом надо обратить внимание, что отчуждение тут взаимное. Харедим подвергаются обвинениям в том, что обособляются от остального общества и не хотят участвовать в его жизни, образуют свое «государство в государстве». И один факт признать можно: харедим почти не знакомы с именами светских знаменитостей: артистов, певцов, писателей. Тех, кто обычно является интеллектуальной и культурной элитой.

Но светские евреи в такой же степени незнакомы с теми, кто является интеллектуальной и культурной элитой общества харедим. Нет, это не один рав Хаим Каневский, имя которого мелькает в связи с политикой и «новостями», а многочисленные главы ешив, галахические авторитеты, лекторы. Их имена светским евреям малоизвестны. Потому что им это так же неинтересно, это не является частью их жизни.

Как раз русскоязычное население может понять эту проблему лучше. Спроси носителя русской культуры: кто такой Жванецкий? Или Высоцкий, или Миронов, Папанов, Кобзон и т. д.? Кто же не знает? А упомянешь одно из этих имен рядовому израильтянину или западному человеку - скорее всего, реакция будет: а кто это такой?

В этом русско-советская культура подобна культуре харедим: в ней есть очень важные, заслуженные с точки зрения членов общества люди, титаны, которые, тем не менее, почти неизвестны за пределами этого общества.

«Какой-то важный раввин» - это все равно что сказать о Жванецком «какой-то важный юморист».

Это человек, за плечами которого выдающийся вклад в жизнь своего общества, который на протяжении многих десятилетий был одним из его столпов. И вот, наконец, пришел его срок, и он покинул этот мир. Всей своей долгой жизнью и деятельностью он заслужил по меньшей мере то, что его похороны будут торжественными. Всенародными. Это должен быть мощный аккорд, завершающий великую жизнь.

И если по каким-то причинам это невозможно - с точки зрения еврейского религиозного общества, это поистине трагедия. Чтобы человек, который всей своей жизнью заслужил грандиозные похороны, не получил их…

И тут, как назло, ковид. Что делать?

Не устраивать массовые похороны, которые этот великий человек точно заслужил?

Тогда их точно не будет. Никогда.

Устраивать массовые похороны, но повышать риск заражений ковидом?

А эти заражения точно будут? А если и будут, то точно со смертельным исходом?

Вот ведь какой вопрос. Для тех, кому важно и избежать заражений, и как следует уважить великого человека на его похоронах - единственных в истории.

Для кого-то ответ очевиден. Для кого-то - не совсем.

А если бы это были похороны твоего отца? А ведь во многом именно так относятся харедим к своим Учителям.

А свадьбы?

И в отношении свадеб, кстати, вопрос не многим отличается. Это один раз на всю жизнь (таковы, по крайней мере, надежды).

Помню, когда незадолго до моей собственной свадьбы зашла речь о возможной забастовке израильских профсоюзов, с закрытием аэропорта я всерьез испугался: как, и не смогут приехать мои родственники?! Именно в этот, единственный в жизни, знаменательный для меня день! Как жестоко со стороны этих «благородных борцов» за чего-то там в процессе так спокойно наступать на жизни людей, которые здесь не при чем!

Тогда-то в конечном итоге забастовка не состоялась, и все приехать смогли. Но теперь действительно столь многие свадьбы прошли без родных и близких, и без того масштаба праздника, который должен сопровождать такие события. Мне лично известны конкретные люди. Которых очень жалко. Они же знали, как принято у нас отмечать свадьбы, и, конечно, годами мечтали об этом событии и предвкушали его. Но, в конечном итоге, когда наступил и на их улице праздник, получили гораздо меньше, чем другие, зачастую мизерную долю.

Несправедливо!

Остается лишь привести известное высказывание в трактате Авот (2:5): «Не суди ближнего, пока не окажешься на его месте».

Теги: Ешива, Политика, Деньги, Ортодоксальные евреи, Актуалия, Похороны, коронавирус, карантин, единство еврейского народа, государство Израиль, Харедим, Взаимопонимание, Свадьба