Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Истина в том, что главное — не учение, а действие, поскольку Тора и человек — одно целое: Тора должна привести человека к тому, чтобы все его действия, все поступки, всё поведение проверялось по ней, не отклоняясь от нее ни вправо, ни влево.»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»

Как Дан и Рики "уговорили" Б-га

Отложить Отложено

Рассказывает рав С. Г.

Девочка — первый ребенок Рики и Дана Эйдан — родилась недоношенной. Рики и Дан поехали на пару дней отдохнуть, и тут случилось неожиданное. Молодые супруги не были готовы к этому ни морально, ни физически. И, если бы их спросили, они бы не только предпочли подождать еще месяца три, тщательно изучить каталоги, предлагаемые магазинами детских товаров (Рики), закончить покраску комнаты (Дан), начать покраску комнаты (Рики) плюс обои с овечками и ярким паровозом.

Всевышний решил, что пришло время. Паровоз, которому предстояло доставить их на следующую станцию их жизни, приближался на всех парах, так что им пришлось впопыхах хватать ручную кладь и в смятении прыгать в вагон.

Что ожидало их на следующей остановке? Они совсем не знали…

А ожидало их тяжелое известие. Конечно, рождение малыша — это всегда волнение и хлопоты, мягко говоря. Но в их случае, как бы мягко ни старались говорить врачи, горькую правду родителям, всё же, пришлось усвоить… Девочка родилась на шестом месяце, дыхания нет, ее сразу подключили к ИВЛ, легкие неразвиты, шансов нет…

Вот тут Дан и позвонил своему раву. Даже не раву, не настолько они с Рикой соблюдающая пара, чтобы у них был свой рав, но Дан ходил несколько раз в синагогу к раву Сниру. И когда врачи сказали им «молитесь», это оказалось так внезапно, так трудно, так невыносимо, что Дан позвонил — кому? А кому он еще мог высказать «почему именно со мной»?

— Почему именно со мной, рав? Почему именно у нас с Рики? Мы что, хуже других? Почему у всех наших друзей родились нормальные дети в нормальный срок? Что, они праведнее нас? Я вижу их ,рав, я знаю, как они живут, — не лучше меня… Так почему меня Б-г так наказывает? Я старался, рав, честно, мы мясо с молоком уже не едим, давно не едим, пришлось отказаться от двух любимых ресторанов, Рики свечи зажигает — что еще? Что Ему от нас надо? Почему мы, что с нами не так? За что такое ужасное наказание?

— И вот звонит он мне, — рассказывает рав Снир, — и всё, плача, выкладывает… И что, ну что я могу ему ответить?

— И, рав, она у меня на ладони умещается, такая маленькая. Ее голова на моем большом пальце умещается...

— Так она у тебя на руках?

— Не, рав, какое там на руках, она в инкубаторе. Ее там держат, она дышать сама нисколько не может. И это наш первый ребенок. И врачи сказали… и врачи сказали… каждую минуту она может… она может… они ничего не могут сделать… ничего не могут. Врач сказал, мы ничем не можем ей помочь…

— Как ее зовут? Ах, да, у нее и имени нет!..

— Да, у нее имени нет, у нее не только имени, рав, у нее шансов нет! Рав, за что мне это? Рав, что мне делать сейчас? — и рыдает в трубку.

А я, что я могу сказать ему? Я сам-то кто? Я не Ребе и не раби, не праведник и не чудотворец… Что ему сказать? «Пойди выпей что-нибудь, чтобы успокоиться, и пойди успокой свою жену?» Что?

А Дан ничего не слушает, вспоминает, сколько они с женой для Б-га сделали, и вот такая теперь у них невыносимая ситуация…

— Послушай, — говорю ему. — Самое первое — возьмите с женой лист бумаги…

— Лист бумаги? — переспрашивает. — Какой?

— Обычный, белый, пустой. И ручку.

— Ручку? Какую? Это сгула? Белый лист — как белые одежды в Йом-Кипур?

— Лист бумаги и ручку. И сядьте с женой и напишите все милости, всё добро, которое Б-г сделал для вас, — вообще в жизни!

— Не понимаю…

— Вам нужно открыть врата Небес. Пока ты жалуешься и укоряешь Б-га, ты ничего этим не добьешься, ты всё перед собой захлопываешь.

— Захлопываю?..

— А тебе, то есть вам с женой, нужно достучаться до Небес!

— Достучаться до Небес?.. Как у… ну… Боба Дилана?

— Как у Боба Дилана! Только в смысле — открыть врата, понимаешь?

— Начинаю понимать, наверное… И это всё?

— Это не всё! Но, если вы это сделали, то первый рывок вы одолели!

— А потом?

— А потом… Сегодня какой день — четверг?

— Да, вроде… четверг… с утра был, дальше не помню.

— Четверг. Завтра пятница. Значит, ты и жена принимаете на себя обет: каждую пятницу…

— Обед? Каждую пятницу?

— Каждую пятницу вы едете в больницу в вашем городе. У вас в Ашкелоне это Барзилай.

— Но сейчас мы в больнице Меир, в Кфар-Сабе.

— Меир, Барзилай — это неважно. Вы едете в больницу, но перед этим заезжаете в магазин игрушек или «Всё за шекель» и набираете там полную сумку сладостей и игрушек. Всё, что влезет: сладости, хрустяшки, вафли, машинки, мячи, фломастеры, колокольчики, шарики, клоуны — всё, что любят дети.

— И?

— Заходите в больнице в детское отделение и раздаете детям. Ты знаешь, у Б-га это так. Милосердие. Прояви милосердие к Его детям, а каждый ребенок — это Его, и Он сжалится над твоей девочкой.

— Над моей… сжалится?..

— Ты слышал? Сжалься и порадуй ребенка Творца, и Он порадует твоего ребенка.

Прошло три дня. Дан и Рики всё это сделали. Написали список всего того, что Б-г для них сделал. Что они вообще познакомились друг с другом. Поженились… Что сначала вообще родились. Что у них есть где жить и что есть. У них есть кровати, есть квартира, в холодильнике еда. Есть вода. Есть газ. Есть одежда. Они ходят на своих ногах. Они здоровы. Они на свободе. Они ели пиццу на прошлой неделе. А до этого катались на катере с друзьями. И день был такой хороший, солнечный, и они смеялись. И Дан ей в тот день подарил цепочку с маленьким дельфином, и это ее тронуло, потому что она очень любит дельфинов, у них дома даже подушка такая есть в комнате. И за то, что когда они поссорились сильно два месяца назад, так сильно, что почти развелись, потом всё же помирились. Что у Рики в сумке нашлись сегодня ночью два батончика, и, хотя есть совершенно не хотелось, всё же хорошо, что они были…

В пятницу Дан сгонял в ближайший магазин игрушек, Рики висела на проводе, а он, не зная, что брать, был в растерянности. Рики говорила ему: возьми мягкие игрушки. Но он говорил, что они какие-то страшные и лучше взять скакалки, они веселее и их больше в сумку войдет. А Рики говорила, что он сошел с ума и как он представляет себе в детском отделении больницы детей со скакалкой. На что Дан ответил, что ведь не всю же жизнь они там, их скоро выпишут…

После этого повисла пауза. Оба подумали о своей девочке, лежавшей в инкубаторе. Рики расплакалась. Дан зажмурил глаза, глубоко вздохнул и начал, удерживая одной рукой магазинную тележку вплотную к полкам, другой сгребать и сыпать в туда всё без разбору…

Детям в больнице, кажется, тоже было всё равно, они радовались всему подряд и были счастливы одинаково и при виде зубной щетки с Микки-Маусом, и при виде китайских наручных часов, ремешок которых расклеивался, когда их еще только в первый раз надевали на маленькую руку…

Сегодня дочке Дана и Рики полтора года. Она пережила ту пятницу, ту субботу и еще много суббот. Врачи больше не опасаются за ее жизнь. Семья Эйдан (папа, мама, а теперь уже и дочка) каждую неделю опустошает полки магазина «Всё за шекель» (продавец очень рад) и едет в больницу — радовать детей Создателя вселенной.


 

Теги: семья, История из жизни, История тшувы