Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Уважение к чужому мнению

07 июня 2010, 02:38

Отложить Отложено

Во времена Мишны, в начале первого века нашей эры жили два мудреца, Гилель и Шамай. Они очень отличались друг от друга, и у каждого из них были ученики, которые развивали принципы своих учителей. Так возникли две школы — Бейт-Гилель и Бейт-Шамай. У них были разные мнения по вопросам алахи и даже очень острые разногласия. Например, Талмуд (масехет Йевамот 13а-14б) рассматривает определенное действие, которое, согласно мнению Бейт-Шамая, является мицвой, а согласно мнению Бейт-Гилеля, страшным грехом, ведущим к рождению мамзера. Выходит, среди людей, следующих мнению Бейт-Шамая, могли (согласно мнению Бейт-Гилеля) оказаться мамзеры. Кроме того, говорит Гемара, они также расходились во мнениях по вопросам тума и таара (духовной нечистоты, возникающей в результате прикосновения к трупам людей и животных). То есть, иначе говоря, о кошерности людей и пищи; пищу тогда часто готовили с учетом духовной чистоты.

И, тем не менее, Бейт-Шамай и Бейт-Гилель женились между собой и делились посудой, потому что, заключает Гемара, между ними царила дружба и любовь. Гемара поясняет: представители этих школ предупреждали друг друга, когда, согласно противоположному мнению, еда или потенциальный супруг/-а были непригодны. То есть и те, и другие, знали не только свое собственное мнение в Алахе, но и мнение оппонентов, и подсказывали оппонентам, как избежать нарушения, даже когда, согласно их собственному мнению, никакого нарушения не было.

А вот современный пример такого же поведения. Эту историю я лично слышал от одного из ее участников. Много лет тому назад (то ли 40, то ли 50) между общинами сатмарских и любавичских хасидов возник острый конфликт. Сразу оговорюсь, я не сатмарский, и не любавичский, и, вообще, не хасид. Любавичам не понравились какие-то действия некоторых сатмаров по отношению к ним, они потребовали публичного извинения, сатмары публично не извинились, и тогда любавичи, в знак протеста, объявили бойкот на все товары производимые сатмарами, пока те не извинятся. Сатмары так и не извинились, и бойкот так и остался, хотя со временем его стали соблюдать все меньше и меньше.

Однажы, 15—20 лет тому назад, в пятницу днем, мой знакомый (тогда еще ешиве-бохер) готовился к Шабесу, когда неожиданно вбежал его брат и сказал, что случилось ЧП. Их отец упал и сломал ногу. Его срочно надо было везти в больницу. Они собрались и поехали втроем из Краун-Хайтс (район Нью-Йорка, где живут одни хабадники) в больницу в Манхеттен. Приехали, отца увезли на всякие рентгены и анализы, а они остались ждать в приемной. Тут они заметили, что в приемной находится сатмарский хасид из Кирьяс-Йоел (городок около Нью-Йорка, где живут одни сатмары). У него болела дочь, у нее случился приступ, а лечилась она у врача, который работал в этой больнице. Поскольку от Кирьяс-Йоел до Нью-Йорка примерно полтора часа езды на машине, а суббота приближалась, то этот хасид, прежде чем выехать, взял собой еду на субботу, на всякий случай.

Ждут они, ждут, суббота все ближе , и вот им говорят, что отца оставляют в больнице на субботу. Что делать? Еды у них с собой нет. Из Краун-Хайтс вряд ли успеют что-то привезти, скоро час пик, мосты забиты. Где-нибудь в Манхеттене нужно найти, но где? Ситуация невеселая. Тем временем тот сатмарский хасид, приехавший с дочкой, услышал их разговор. Он понял, что они хабадники, подошел к ним и сказал:

— Мою дочь отпускают, и мы уезжаем домой. Так что еду, которую я взял с собой на субботу, я оставляю вам. Но, — продолжил он, —я знаю, что у вас не принято есть нашу пищу, но точно не знаю, что вам можно, а что нельзя. Так что я вам расскажу, где я все это взял, чтобы вы могли сами себе решить. Этот гефилте-фиш полностью сделала моя жена, эту халу я купил в такой-то пекарне, а тот кусок мяса вот в том магазине…

И так около десяти минут этот неизвестный, но незаурядный ученик Сатмарского Ребе, а также Бейт-Гилеля и Бейт-Шамая, объяснял им все подробности происхождения еды, которую им оставлял. Мой собеседник добавил, что это произвело на него неизгладимoe впечатление. Ведь что стоило бы тому хасиду просто отдать свою еду и сказать: хотите — ешьте, хотите — нет, сами разбирайтесь, это ваше дело. Тоже мицва была бы. И ведь речь шла не о настоящих спорах по поводу кашрута!

Особенно нам, вернувшимся к Торе, нужно учится у этого человека. Бывает, в процессе приближения к Торе йецер-ара подталкивает стать фанатичным приверженцем какого-либо течения, группы и т.д. И какой тогда начинается лашон ара! Йецер ара ведь очень хитрый. Хочешь молиться, пожалуйста. Хочешь переставить мозги, пожалуйста. Но после перестановки мозгов учти: все, кто не так думают, как надо думать, дураки и т.д. И начинают гневно крушить отступников от партийной линии. А после такого изобилия лашон ара — кому нужны молитвы произнесенные этим ртом?

П.С. О спорах сатмаров с любавичами. Не знаю, как сейчас у них обстоят дела, но помню, что один раз я зашел помолиться минху в Бруклине в бейт-дин, который возглавляет один из учеников Сатмарского Ребе, ранее — один из главных судей у сатмаров. В бейт-мидраше сидели несколько хабадников, пришедшие туда, по-моему, по поводу йорцайта одного из своих Ребе, и мирно вели беседу на хасидскую тему с сатмарами.

Теги не заданы