Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Когда виновный просит у обиженного им прощения, тому следует простить его от всего сердца и от всей души»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 2, 10

Исцеляющий плач

15 июля 2013, 18:49

Отложить Отложено

За несколько дней до 9-го Ава, который отмечает разрушение Иерусалимского Храма, я получил электронное уведомление о том, что Леонид Штейман опубликовал в интернете свои размышления об этом траурном дне, которые вызвали горячие обсуждения молодых людей нашей общины.

Леонид учился в еврейской школе «Синай» и уже многие годы принимает активное участие в жизни молодежной организации RAJE. Окончив нью-йорский университет, Леонид стал математиком и работает в области риск-анализа крупной страховой кампании. Возможно, читатели знакомы с Леонидом Штейманом как с организатором математической олимпиады для школьников «Эврика». Впрочем, Леонид обладает не только аналитическим складом ума, но и чутким сердцем.

Неоригинальный вопрос «Как можно почувствовать потерю чего-то, если у нас этого никогда не было?» на самом деле довольно сложный. Я простой человек. Я привык испытывать отсутствие чего-то, только если у меня это было совсем недавно. Я могу срубить дерево, сделать из него красивый стол, а потом задуматься над тем, что мне не хватает тени срубленого дерева… Самый интересный ответ который я слышал, а-ля «ощутим траур праздника Тиша Бав», заключается в следующем. То в чем мы сегодня нуждаемся больше всего, чего нам больше всего не хватает и в связи с этим вызывает огорчение — это и есть то ощущение, которое мы должны испытывать на Тиша Бав. Например, чувства недостатка в вере, ясности, или знаниях, так как во времена Храма и вера, и ясность были намного более достижимы.

Не смотря на то, что моему мозгу нравится такой ответ о потере Храма и духовности, моему сердцу он не до конца понятен. Наиболее распространенные потери, которые люди испытывают в последнее время, связаны либо с рынком труда или потерями на бирже. Однако такие потери будут наиболее часто сопровождается разочарованием, сожалением, страхом, но совсем не трауром. Родственники еще добавят «Главное, что никто не умер». Так вот Вам мой рецепт не для мозга, а для сердца. Подумайте о самом болезненном для Вас расставании с близким человеком. Если у Вас такого опыта нет, то мне мне Вас искренне жаль, но, возможно, кто-то из близких прошел через что-то подобное и Вам нужно было его поддержать. Любой такой скорбящий человек признается Вам о фантомных болях, которые возвращаются снова и снова. Внезапное отсутствие эмоциональной близости обычно мучительно больно, и все самое банальное вокруг начинает вдруг напоминать Вам о вашей потере. Глубокое чувство сожаления по поводу вещей, сказанных и несказанным, сделаных и не сделаных, оседает в Вашей душе, как кажется, навсегда. Вам приходится жить не только с напоминаниями о потере славного прошлого, но и разрушенным будущим безграничным потенциалом, отношениями на другом уровне, которые так и не состоялись. Когда вы находитесь в таком отчаяном состоянии, спасти Вас могут только молитва, расскаяние (само-анализ), добрые дела, и, самое главное, …. крошечная надежда на светлое будущее. На мой взгляд, это довольно точное описание того, что мы должны ощущать в этот день траура.

Отношения Всевышнего и еврейского народа всегда были очень интимными и сравнивались с отношениями мужа и жены. Учитывая то, как быстро 2-й Храм был восстановлен, каждый год без Храма — сам по себе повод для глубокой скорби. После 2000 лет мы все еще не заслужили восстановления уровня отношений, который позволял бы нам вернуть близость, устранить сомнения, и укрепить веру. Нам приходится жить не только с напоминаниями о потере славного прошлого, но и разрушенным будущим безграничным потенциалом, отношениями на другом уровне, которые так и не состоялись. Когда мы находимся в таком отчаяном состоянии, спасти нас могут только молитва, расскаяние (само-анализ), добрые дела, и, самое главное, …. крошечная надежда на светлое будущее.

Леонид Штейман

Прочитав статью Леонида, я написал ему несколько слов…

Огромное спасибо тебе, дорогой Леня!!!

Позволю себе добавить несколько слов, поделившись размышлениями, на которые навели меня твои мысли.

Когда мы утешаем скорбящих, то говорим «ха-Маком…» «Пусть Всевышний утешит вас среди всех скорбящих Сиона и Иерусалима!» Все, даже самые горькие потери, мы связываем с потерей Иерусалимского Храма…

Я обратил внимание на эти слова ровно год назад, когда потерял свою, благословенной памяти, маму. Люди приходили во время семи дней траура, произносили эти слова утешения, которые как-то преуменьшали боль, но лишь год спустя я задумался об их смысле.

Человек может пойти в синагогу Девятого Ава, но не чувствовать никакой горечи. Весь вопрос в том, как донести боль о разрушении Храма до своего сердца? Лишь в этом году я ощущаю траур по Иерусалиму сквозь призму моего личного траура.

Потеря близкого человека ошеломляет, заставляет прекратить суету сует, остановиться, задуматься: «Что же действительно для тебя важно?»

Все мы, в той или иной степени, теряем контакт с самими собой, оказываясь в ситуации разлада между разумом и сердцем. Разум говорит одно, но сердце это не чувствует. Например, человек может декларировать, что ему важен Израиль, но в своей жизни показывать полное к Израилю равнодушие, радоваться и горевать совсем о другом. Тогда оказывается, что его слова о любви к Израилю не исходят из сердца. Многие говорят, что самое главное — это семья, но ведут себя совсем по другому, не уделяют внимания своим близким, не радуются возможности общения с ними, не переживают от недостатка этого общения, и иногда начинают их ценить, лишь потеряв навсегда…

В моменты траура и горя, когда человек проливает слезы, у него возникает возможность вместить в свое сердце важность того, о чем он плачет. Этот плач исцеляет, очищая наши души от пустой напраслины, помогает не плакать понапрасну, не размениваться по пустякам.

Не случайно, что первое трагическое событие, случившееся в еврейской истории 9 Ава связано с плачем понапрасну. Когда направлявшиеся в Израиль евреи услышали рассказ разведчиков о том, что там живут великаны, то «народ заплакал в ту ночь». «Давайте выберем другого лидера вместо Моисея и вернемся обратно в Египет!» — призвали они. «Плачете понапрасну, а будете плакать на самом деле, на века!» — ответил им Всевышний, и в этот самый день 9-го Ава действительно стал плачем на века, в этот день произошло много трагических событий нашей истории, в том числе и разрушение сначала Первого, а затем и Второго Иерусалимского Храмов.

«В чем смысл слов “Плачете понапрасну, а будете плакать на самом деле?”, — спрашивал рав Деслер в своей книге “Михтав ми-Элиягу”. — Неужели прогневавшись на евреев поколения Синайской пустыни, Всевышний мстил их не в чем не повинным потомкам во все времена?»

«Плач понапрасну — это болезнь души, выражающаяся в том, что какие-то пустяки занимают главенствующее место в сердце человека, вытесняя все настоящее и святое. Потому плач на самом деле — это лекарство от этой болезни, помогающее человеку определить, что же действительно важно в его жизни, что настолько ценно, о чем стоит проливать слезы? И если, плач понапрасну — это свидетельство разрушения Храма человеческой души, то плач на самом деле — это путь к строительству этого Храма…»

Отделяя главное от второстепенного и определяя свою систему ценностей, человек открывает для себя то важное и ценное, чему сможет в будущем также искренне, от всего сердца радоваться. Тот кто сумеет пропустить горечь своего народа через свое сердце, не будет более ощущать холодную пустоту и безразличие, приходя в еврейский праздник в синагогу. Ощутив боль своего народа как свою собственную, он удостоится радоваться радостям своего народа как своим собственным, как сказали мудрецы: «Тот кто скорбит о разрушении Иерусалима, удостоится радоваться его строительству!»

Теги: Тора, Девятое Ава, разрушение Храма, Траур