Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Взгляни, насколько велика сила милостыни, что она пребывает в деснице Всевышнего, как написано: «Полна десница Твоя милостыни» (Теилим 48; 11).»Орхот цадиким. Щедрость

""Раби А.Миллер "Распад над бездной" (14)

13 мая 2011, 04:55

Отложить Отложено

 

Продолжение публикации. Предыдущие выпуски смотри под тегом "Холокост"

 

 

ЗЛОВЕЩЕЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ МЕСТЕЧКА

 

 

ЗАБВЕНИЕ БЫЛОГО

 

Воспоминания об исчезнувших местечках, подобно историческим летописям, отражают цепочку изменений, потрясших еврейские городки незадолго до их гибели. Мемуары о еврейском Слуцке открываются, как и все подобные воспоминания, с описания города, полного Торы и Б-гобоязненности.

 

Историки склонны вину за распад еврейской жизни возлагать на коммунистические власти. Отрывки из мемуаров говорят о кое-чем другом. В одном из воспоминаний, рассказывается о новых веяниях среди еврейской молодёжи. Всё начиналось, казалось бы, с мелочей: «Юнцы стали отпускать волосы…» Евреи никогда не отращивали чубы в месте, куда накладывается головной тефиллин. Этот «мелкий» прорыв, повлёк за собой другие, пока стремление менять образ жизни, принятый из поколения в поколение, не превратилось в лавину.

 

«Ешивы опустели. Местечко наводнилось студентами, искателями успеха и карьеристами. Постепенно, новшества отстранили жизнь по-старинке. Эта жизнь, отступая, откладывалась в углах, покрываясь пылью и забвением…»Тора убиралась в укромные места, повсюду звучали другие напевы. Молодёжь увлеклась языком «иврит» и светской литературой. «Шульхан Арух» замещался чтивом, насквозь пропитанным насмешкой над словами Торы.

 

«Это были первые сионисты, учителя тех, кто впоследствии «возжаждал» ивритской культуры. Теперь любой грузчик, самый последний бедняк, предел своих «образовательных» мечтаний связывал с «вершинами просвещения» - сионизмом и социализмом… Наступило время, когда не только богачи становились жертвой «новых идей», отныне в эти жуткие сети потоком хлынули и представители беднейших сословий

 

Когда Слуцк оказался в руках большевиков, жизнь традиционной еврейской общины уже замерла. Новая власть оказалась лишь последней каплей, довершившей распад. Мировая война перевернула завершающую страницу в истории еврейского Слуцка.

 

ОТ НАРОДА КНИГИ – К «НАРОДУ БИБЛИОТЕК»

 

 Похожие превращения выпали и на долю городка Бурштейн – типичного еврейского местечка в России. В книге, вышедшей после Второй мировой войны, воспроизводятся всё те же печальные этапы. Вот, что там говорится:

 

«Евреи местечка были религиозны, и жизнь их протекала вокруг Синагоги. Образование детям давалось традиционное, то есть в духе Торы» Это обычное описание еврейского местечка добрых времён.«Впоследствии, часть молодёжи перестала довольствоваться этой «примитивной» жизнью…», - свидетельствует автор. Под влиянием «просвещения», религию стали рассматривать, как нечто устаревшее, отжившее свой век.

 

Молодёжь считала, что у следования Традиции нет будущего, то есть, нет шансов преуспеть в жизни. Они искали любую возможность, чтобы вырваться в «большой» мир. В мир, противостоявший им, но обещавший богатство и наслаждения. Чтобы в него проникнуть, нужно было, прежде всего, найти замену учреждениям Торы. «Первый такой «культурной» заменой стала библиотека, появившаяся в местечке в начале века, одновременно с распространением сионизма. Организованная молодыми приверженцами этой свежеиспеченной идеологии, библиотека стала отныне неотъемлемой частью местечковой реальности…»

 

 Синагога потеряла свой статус культурного и духовного центра. Освободившееся место заняла библиотека. В библиотеке, впервые за всю историю местечка, стало обычным делом не заботиться о покрытии головы. Перемены несли на своих крыльях радужные надежды. «Молодёжь стремилась к расширению образования. Их жизнь меж двумя мировыми войнами полнилась мечтами о Ционе. Евреи Бурштейна, впрочем, как и в других местах, переживали «культурный переворот».

 

 Этот переворот, в первую очередь, выражался в оставлении путей Торы. Такое явление воплощало сказанное пророком[1]: «Отбросили Меня, ради своей гордыни…» Духовный уровень стал понижаться. Распространился обычай нанимать частных учителей для впихивания в детей «общих» предметов и иностранных языков. Хедеры, единственная еврейская образовательная система тех дней, пустели.

 

 Первое «еврейское» учебное заведение, где преподавание велось не в духе Торы, открылось в 1898 году. Малочисленная группа из среды «просвещенцев» прилагала отчаянные усилия, чтобы содержать эту «школу». Книга характеризует это злосчастное событие так: «это было особое «новшество» – первое в истории местечка еврейское учебное заведение, где не преподавалась Тора!»

 

 Соблюдавшие заповеди резко выступили против этого шага. Рабаним провозгласили своё полное неприятие новшества, и, провидя будущий день, предупредили, что ученики в этой школе впитают лживые идеи и чуждое для еврея отношение к жизни. Так оно и случилось. Маскилим, усвоив правила игры, провели серию ответных атак. Со временем, страсти улеглись. Дело было сделано. В школе ученики сидели с непокрытыми головами. Нормы, существовавшие до сих пор, были сметены. «Прошло совсем немного времени, - заявляет автор книги, - и народ пришёл к выводу, что школа не только «приемлема», но даже «приносит пользу»…»

 

 Это означало, что сопротивление сходило на нет. Общество стало терпимее к новым веяниями, настойчиво вторгающимся в жизнь. Между тем, школа расширяла своё влияние, удостоившись даже американских и британских пожертвований. После Первой мировой войны, число подобных учебных заведений только росло. На «горле» традиционного воспитания, всегда бывшем главной драгоценностью еврейского народа, затягивалась петля.

 

 ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

 «Первая Мировая война бесцеремонно растрясла дремлющее население Бурштейна…» - заключает писатель. Отсюда – вывод: до войны духовный распад происходил относительно медленно. Теперь же зловещий процесс наращивал скорость. Война звала опомниться и остановить чуждые изменения, но вывод был сделан обратный: многие вовсе отвернулись от путей Торы.

 

«Они выражали нетерпеливое желание всё больше походить на других граждан … То есть на неевреев». До этого, даже маскилим старались придерживаться «национальных» символов. Их лица украшали бороды и пейсы, их одеждой была традиционная длиннополая «капота», в точности, как у евреев предыдущих поколений. Пусть даже в их сердцах хоронились зёрна ассимиляции, внешне они не отличались от остальных братьев. Теперь же и внешний вид их коренным образом изменился.

 

 В 1917-18 годах евреи пострадали от, одна за другой, вскипающих революций. После убийства царя, развернулась кровавая борьба за наследование власти. Преступные банды шатались от местечка к местечку, наводя ужас и разруху, без помех грабя еврейское имущество. Жуткая нищета свалилась на местечко Бурштейн. В 1921 году половина домов сгорело.

 

 Тяжёлая политическая ситуация никого не заставила вернуться к истокам. Наоборот, многие всё дальше уходили от них. Более того, возвышение коммунистов привело к открытию ещё одной библиотеки – библиотеки Переца - на этот раз - социалистического толка. И это вдобавок к существующей, сионисткой. Перец относил себя к «идишистам», социалистическому течению, с примесью еврейства, которое выражалось лишь в использовании еврейского разговорного языка.

 

Новая библиотека служила пропагандой соответствующей идеологии. Молодёжь приняла этот путь, как базу нового направления в воспитании. В цитируемой нами книге фигурируют два фото, красноречивей всяких слов говорящих о сущности воспитания молодёжи между двумя мировыми войнами.

 

 На фото, датируемом 1920 годом, красуется надпись: «Подростковая ешива». И девять учеников. Старший - юноша лет пятнадцати. Рядом с ними – глава Ешивы с бритым подбородком. Контрастом этой странной фотографии, знаменующей «уходящее» прошлое, другое изображение: общественная еврейская школа, построенная на средства американских дарителей – большое каменное здание, добротное и красивое. Одно рядом с другим. Традиционный иудаизм, воспринимаемый как никому не нужный музейный экспонат.

 

 ПОВАЛЬНОЕ УВЛЕЧЕНИЕ СИОНИЗМОМ И МАРКСИЗМОМ

 

Сионистая утопия не миновала Бурштейн, ударив под самый корень. «Молодёжное сионисткое движение принесло с собой заметные перемены в воспитании. Традиционный «хейдер» больше не считался способным удовлетворить новейшие духовные притязания. Другие ветры правили в местечке…Они направляли обучение в русло "сионисткой идеи, основанной на любви к будущему отечеству.» Это идея проповедовала иллюзию, будто антисемитизм исчезнет сам собой, как только евреи обоснуются в своей собственной стране.

 

Частью общественной жизни стала атмосфера собраний, где распевались «песни родины» и на все лады обсуждалась мечта о строительстве Дома для еврейского народа в Эрец Исроэль. Мечта, что должна была положить конец страданиям. В духе товарищества и единства изучался иврит. Актом солидарности с халуцианством считались лекци о Земле Израиля и сборы денег для выкупа земель... "Взбесившиеся воды" в образе идишистов и сионистов хлынули в души народа и затопили всё лучшее в них.

 


 

[1]Мелахим – 1,14,9

Теги: , история, Переводы, Холокост, "Распад над бездной"