Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Надорванная струна

Отложить Отложено

 

Есть точки на карте, которые определяют не просто географическое положение, но обозначают целый мир, духовный всплеск, уникальное явление. Йерушалаим – это эпоха, это сосредоточие духовности, это вечное стремление к основам мира. Царь Давид не уставал говорить об этом городе в своих псалмах. В одном из них[1], описывая счастливую долю человека, обладающего страхом Небес, он пишет:

«Вот так благословится муж, боящийся Б-га:

Благословит тебя Всевышний из Циона

и будешь видеть ты достояние Йерушалаима

все дни жизни твоей».

Из всех благ, существующих в мире, награда за страх перед Небесами - "достояние Йерушалаима". И недаром. Какую бы возвышенную ноту не ощущал человек в душе, как бы ни стремился всем сердцем к близости с Творцом, достичь полной гармонии возможно лишь в одном месте на земле - в Йерушалаиме.

«В твоих воротах, стояли мы, Йерушалаим! Город возрождённый, воплотивший в себе всё!»[2].

Объясняет Мальбим[3]: Йерушалаим оптимальным образом совмещает в себе материальное с духовным.

«К нему колена Б-га устремлялись, - к городу, где, соединившись, весь Израиль благодарность возносил Творцу»[4].

В Йерушалаиме всё зовёт к благодарности. Чтобы излить её, все стремятся сюда. В Йерушалаиме благодарность к Творцу обращает самые заурядные вещи в духовное переживание. Нигде, как здесь, благоволение Всевышнего не ощущается так близко и ясно.

Так же, как Земля Израиля превосходит святостью весь мир, - так Йерушалаим вознесён в этом над всеми городами Святой Земли, словно великан - над толпой.

Но так было во времена оны, в наши же дни, даже здесь требуется толика усилий, особый настрой души, чтобы почувствовать это. Но это только пока. В будущем, когда восстановится Храм, неоспоримая духовность Города засияет в полную силу, и увидеть её не составит труда. Тогда «достоянием Йерушалаима» насладятся все...

Шехина – это явственное ощущение Творца. В шатре праматери Сары, по свидетельству Торы[5], происходили постоянно три чуда: облако (знак Шхины) всегда покоилось над её шатром, тесто хал неизменно всходило, как признак неиссякаемого благословения, а ещё - свечи не гасли от Субботы к Субботе. Вступая в шатёр Авраама и Сары, каждый ощущал неизбывную святость. Это чувство играло в душе утончённой и глубокой радостью, счастьем близости к Б-гу.

То же испытали евреи, построив Мишкан, - переносной Храм в пустыне. Говорит Рамбан[6], что только после воздвижения Мишкана, к евреям вернулся уровень святости праотцев. Три чудесных знака Небесного благоволения Шатра Сары возобновились в переносном Храме.

Те же знаки расположения, то же ощущение близости к Всевышнему, пробуждаются особой возвышенностью Йерушалаима. И это, в сущности, и есть то, что мы называем  «достояние Йерушалаима». Извечная борьба между "духовным" и "материальным" здесь сменяется удивительной гармонией между ними. Всевышний и человек в этом месте "находят друг друга", чтобы не расставаться никогда.

Чтобы стало ещё ясней, приведём комментарий Гаона из Вильно на «Шир аширим»[7]: Царь взял в жёны простую бедную служанку. Но она не ценила своё счастье, пренебрегла царём и была выслана из царского дворца. Вдали от дома, в унижении и беде, отвергнутая жена плачет и мечтает вернуться к царю...

Эта поэтическая аллегория отношений Всевышнего и еврейским народом, как и вся «Шир аширим» – не что иное, как тоска и надежда Народа Израиля, ищущего возможность возвратиться к Творцу.

Изгнанная царица просит прохожих: «Если увидите царя, не рассказывайте ни об одном из моих страданий, кроме того, что тяжелей всех остальных: больна я любовью к Нему, и разлука с Ним для меня невыносима! ».

Это основная тема «Шир аширим», и это - сердцевина рассматриваемого благословения. Все упоминаемые в молитвах беды меркнут по сравнению с болью разлуки с Творцом, тоской по Йерушалаиму, где народ Израиля ощущал себя единым с Б-гом. Нет ничего выше этого чувства.

Мы стремимся домой. Мы жаждем Йерушалаима, где  небо и земля – сливаются вместе, где материальное неотличимо от духовного, а Всевышний и Народ Израиля нерасторжимы.

В Йерушалаиме Всевышний словно распахивает Небесные врата, и мы слышим каждой клеточкой нашего существа: Он здесь, Он рядом! Праведники это ощущают сильней других. Даже молясь о пропитании, они страдают не от нехватки материальных благ, но от сокрытия света, имя которому: "достояние Йерушалаима"!

 

И в Йерушалаим, Твой город,

по милосердию Твоему, возвратись!

И обитай в нём, как Тобой обещано,

И  отстрой его поскорее, в наши дни, Вечным Зданием,

И престол Давида в нём поскорей утверди!

Благословен Ты, Г-сподь, строящий Йерушалаим!

 

И в Йерушалаим, Твой город, по милосердию Своему, возвратись…

ולירושלים עירך ברחמים תשוב

Мы просим Его вернуться в Свой Город и открыться Своему народу. Чтобы мы, поднимаясь в Йерушалаим, смогли бы ощутить святость и близость к Творцу. В наше время в Йерушалаиме, как миражи, возникают дома, вытягиваются улицы, множатся дороги, город разрастается, словно на дрожжах. Но  Всевышний в Свой город всё ещё не вернулся. Нет, Он здесь, но Его Присутствие скрыто, а святость, - до поры до времени, - ютится только в пыльных, нетронутых временем, уголках.

Йерушалаим, Твой город – мы говорим «Твой» город, хотя весь мир – Его. Всевышний заполняет собою всё. Но Йерушалаим - место особое, здесь всё так и дышит Им. Нет на земле другого места, где бы человек  мог достичь такой высокой духовной ступени.

По милосердию – Пусть не заслужили, пусть не достойны, но всё же мы просим Его, не смотря ни на что, как милость, вернуться к нам.

И обитай в нём, как Тобой обещано…

ותשכון בתוכה כאשר דיברת

Обитай – «тишкон» происходит от слова «Шехина», означающее Присутствие Всевышнего. Когда оно станет явным, - «достояние Йерушалаима» вольётся в сердце каждого, кто бы ни показался в воротах Вечного Города.

Как Тобой обещано – Тору сравнивают с ктубой (брачным договором) между Всевышним и Народом Израиля. Вот что там сказано[8]:

«И будет так…И вернёшься Ты к Г-споду, Б-гу Твоему, и будешь слушать Голос Его так, как всё, что Я заповедую тебе сегодня, ты и твои сыновья, всем твоим сердцем и всей душою твоей.. И вернётся Г-сподь, Всесильный Твой, с возвращением твоим, и помилует тебя..."

Если мы попросим, Всевышний вернёт нас, если по-настоящему закричим: «Хотим домой!», нам действительно позволят вернуться.

Но в том и беда, что наше стремление возвратиться - не глубоко, наше желание проникнуться "достоянием Йерушалаима" - поверхностно. Строго говоря, нам не полагается быть возвращёнными в Йерушалаим, мы не заслужили близости Создателя. И всё же, открыв Тору, мы тычем пальцем и шепчем: "Ведь Тобою написано! Но ведь Тобою обещано! А если написано и обещано Тобою - Ты не можешь нас не вернуть!"

И отстрой его поскорей, в наши дни, Вечным Зданием

ובנה אותה בכרוב בימינו בנין עולם

Вечное Здание (бинъян ойлам) - это тот Йерушалаим, который возникнет в результате двух процессов, происходящих параллельно:Физической застройкой Города и воздвижения духовного Йерушалаима. В отличие от первого, духовный Йерушалаим разрушению не подлежит.

Поскорее, в наши дни – мы не только просим, мы жаждем быть среди тех, кто собственными глазами увидит восстановление Вечного Йерушалаима. Мы хотим быть среди тех, кто испытает эту радость.

Гемара[9] рассказывает о двух этапах воскрешения из мёртвых. Первый – перед воздвижением Вечного Йерушалаима, второй – после него. Плакавшие и тосковавшие о Вечном Йерушалаиме будут вознаграждены участием в его отстройке. Эта радость, от начала до конца, принадлежит им. Остальные, если удостоятся, встанут потом. Достичь в молитве возвышенной тоски о Вечном Йерушалаиме - значит оказаться достойным этой радости уже в наши дни.

И престол Давида в нём поскорей утверди

וכסא דוד מהרה לתוכה תכין

Вечный Йерушалаим, его святость, его сокровища - трамплин к событию ещё более высокому и важному  - приходу Машиаха,  возобновлению царства Давида.

Благословен Ты, Г-сподь,  строящий Йерушалаим.

ברוך אתה ה', בונה ירושלים

Все события в истории - не что иное, как вехи на пути восстановления Вечного Йерушалаима. Нам это трудно увидеть сквозь туман проблем и частокол несчастий. И всё же, что бы там ни было, - все пути ведут к этому Городу. В этом мы уверены всегда.

При приближении к Котелю, к остатку Храмовой стены, которую называют «Стеной Плача», нам открывается не великолепие Храма, не сияние Шехины, но чуждая, душная громада мечети. Эта картина в сердце любого еврея пробуждает боль. Мы вдруг понимаем, что эту боль не избыть, она всегда с нами, куда бы нас не занесло. Закон предписывает в этот момент, в знак траура, надорвать одежду. Это - словно звук надорванной струны, пробуждающий глубинную тоску о потерянном счастье. Горечь о разрушенном Храме…

 

По лекциям рава Давида Штайнойза, на основе перевода госпожи Ривки Клейман.

 

 

 

 


 

[1] Теилим,128

 

[2] Теилим,122

 

[3] Мальбим аль Теилим 122:3

 

[4] Теилим,122

 

[5] Раши, Берешит 24:67 от имени мидраша

 

[6] Рамбан, Акдама ле сефер Шмот

 

[7] Пируш Гаона из Вильно на Шир а Ширим, 1:1

 

[8] Дварим, 30

 

[9] Приводится в брайта  масехет Таанит 30:2

Теги: Переводы, Тайна восемнадцати благословений