Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Брурия

Брурия — жена раби Меира, известного мудреца Мишны, и дочь казненного римлянами раби Ханины бен Терадиона. Отличалась необыкновенной мудростью и обширными познаниями в Торе. Ее имя — Брурия — означает «избранная Б-гом». Жила в эпоху после разрушения Второго Храма.

Жизнь Брурии

Брурия и раби Меир жили в период после разрушения римлянами Второго Храма и подавления восстания Бар Кохбы в 3895 (135 г. н.э.) году. Это была эпоха жестоких гонений императора Адриана, когда тысячи евреев были изгнаны, а соблюдение заповедей, изучение и преподавание Торы каралось смертной казнью. Иерусалим практически полностью был разрушен. На развалинах города было построено римское поселение под названием Элия Капитолина, а на Храмовой горе — Храм Адриана, в котором возвышалась статуя римского божества. Евреям запрещалось селиться в бывшей столице и окрестностях.

Духовный и культурный центр образовался в то время в Галилее, которая почти не пострадала, так как не участвовала в восстании. Во главе учебного центра, в городе Сихни, в нижней Галилее, стоял рабби Ханина бен Терадион.

Его дочь Брурия уже в юном возрасте была известна своим острым и пытливым умом. Она проводила много времени вместе с отцом и привыкла углубляться в интерпретации слов Торы, участвуя в обсуждениях законов отца с его учениками.

Р. Ханина был одним из десяти мучеников, казненных римлянами за распространение Торы. Римляне также убили его жену, а младшую дочь, сестра Брурии, взяли в плен и увезли в Рим (или в Антиохию), где она должна была вести позорную жизнь публичной женщины. Брат Брурии пошел по дурному пути и был убит бандитами.

Р. Ханина был сожжен вместе со свитком Торы, по которому учил. Чтобы продлить его страдания, римляне привязали ему напротив сердца клоки овечьей шерсти, пропитанные водой.

Брурия была свидетельницей его гибели. Известно, что она сказала ему: «Отец, как же я могу видеть тебя умирающим таким образом?!» Он ответил ей: «Если бы я был сожжен в одиночку, это было бы трудно для меня. Но теперь, когда меня сжигают вместе со свитком Торы, — Тот, кто отомстит за унижение свитка Торы, отомстит и за мое унижение».

Палач был настолько потрясен мужеством и величием рабби Ханании, что снял мокрую шерсть с его сердца, облегчив страдания праведника, и прыгнул в огонь, чтобы тоже умереть со святым человеком (см.трактат Талмуда Авода Зара, 18А).

Брурия была замужем за большим мудрецом Торы раби Меиром по прозвищу Бааль а-Нес («Чудотворец»), мнение которого часто приводится в Мишне.

Через три года после подавления восстания Бар Кохбы, в 3898 (138 г. н.э.) году, император Адриан умер, а его преемник Антоний Пий отменил указ о преследовании евреев.

Мудрецы, в числе которых был р.Меир, смогли восстановить Санхедрин (Верховный еврейский суд), прежде заседавший в Явне и уничтоженный римлянами. Санхедрин был заново основан в Галилейском городе Уша, а затем переведен в Шфарам.

Как и ее муж, Брурия занималась обучением учеников. При этом, чтобы не нарушать законов скромности, она находилась за занавесом.

Она была признана мудрецами Мишны знатоком законов. В трактате Псахим (62Б) приводится рассказ о том, как раби Симлай пришел к раби Йоханану с просьбой изучить с ним некий материал за три месяца. Раби Йоханан ответил: «Жена раби Меира, дочь раби Ханины бен Терадиона, изучает в день триста вопросов по традиции и закону, и даже в этом случае не смогла закончить изучение в течение трех лет. Как же ты хочешь закончить весь материал за три месяца?»

В Талмуде (Авода Зара, 18А-Б) рассказывается о том, как р.Меир, по просьбе Брурии, спас ее сестру из плена. Ему удалось подкупить охранника, убедив его, что, если за исчезновение пленной его привлекут к суду, он должен произнести: «Б-г Меира, помоги мне!» — и будет спасен от казни. Так и вышло: нерадивого охранника приговорили к повешению, но каждый раз, когда он произносил указанные слова, веревка рвалась. Почуяв неладное, римляне допросили его, и он признался. Был объявлен розыск; портрет раби Меира даже закрепили на вратах Рима, обещая награду каждому, кто поможет его схватить. Тогда раби Меиру пришлось бежать в Вавилон. Брурия последовала за ним.

Есть другая, более трагическая версия последнего этапа жизни Брурии. Однажды она поспорила с мужем по поводу утверждения мудрецов: «Женщины легкомысленны». Раби Меир сказал ей: «Еще при жизни своей ты убедишься в правоте этих слов». Он приказал одному из своих учеников попытаться ее соблазнить, и ученик домогался ее много дней, пока она не сдалась (речь, конечно, шла не об измене, а лишь о тени подобных мыслей, что также было для Брурии невыносимо). Когда же это произошло, то она покончила с собой, а раби Меир бежал из земли Израиля, ибо не мог вынести своего страдания (см. комментарий Раши к трактату Авода Зара, 8Б).

Мудрость и душевные качества Брурии

Талмуд приводит несколько высказываний Брурии, свидетельствующих о ее мудрости и высоких душевных качествах.

Одна из историй содержится в трактате Брахот (10А). Когда бандиты напали на ее мужа, тот помолился Б-гу, чтобы Он послал им смерть. Брурия упрекает раби Меира: Ты оправдываешь себя просьбой Псалмопевца «Пусть грехи исчезнут с земли»? Но грешникам не нужно умирать, чтобы исчезли грехи, достаточно будет, если они перестанут грешить.

После этого раби Меир стал молиться о том, чтобы бандиты раскаялись в своем дурном поведении. Так и случилось.

В другом эпизоде Брурия резко отвечает раби Йоси а-Глили (галилеянину), который спросил ее: «Какой дорогой нужно идти в Лод?»: «Глупый ты галилеянин! Разве мудрецы не учат не говорить много женщине? Ты должен был спросить: “В Лод как?” (Эрувин, 53Б)».

До нас дошло также объяснение, данное Брурией некоему садукею (отрицателю Устной Торы) слов из книги Йешаяу, относящихся к общине Израиля: «Ликуй, о бесплодная, нерожавшая» (Йешаяу, 54:1). Если она бесплодна, почему же ей следует ликовать? Ответила Брурия: «Глупец, прочти конец этого стиха: “У покинутой больше детей, чем у замужней”». Тогда что же означают слова: «О, бесплодная, не рожавшая?» Они означают: Ликуй, о женщина Израиля, которая, подобно бесплодной женщине, не в пример вам, люди, не рожает детей, достойных геинома (ада) (Брахот, 10А).

Когда был убит пошедший по дурному пути брат Брурии, она не считала нужным молчать о его плохих поступках, сказав об этом: «Хлеб лжи сладок для человека, но после рот его наполнен гравием» (трактат Смахот, 12).

Самая известная история о Брурии повествует о ее великом горе. Случилось так, что пока раби Меир был в субботу в доме учения, двое их сыновей умерли. Что же сделала их мать? Она положила обоих на кровать и закрыла покрывалом.

По окончании субботы раби Меир возвратился домой и спросил: «А где мои сыновья?». Она ответила: «Они ушли в дом учения». Муж возразил: «Я искал их там и не нашел». Тогда она дала ему кубок с вином для Авдалы, и он произнес благословение. И вновь спросил: «Где мои сыновья?» Она ответила: «Они пошли туда-то и туда-то». И принесла ему еду.

После того, как он закончил трапезу, она сказала: «Раби, я хотела задать тебе вопрос». Р.Меир ответил: «Спрашивай». Она же спросила: «Раби, некоторое время тому назад один человек дал мне на хранение некие вещи. Теперь он вернулся, чтобы потребовать их назад. Должна я их возвратить или нет?» Раби Меир ответил: «Дочь моя, разве не ясно, что тот, кто хранит чужое, должен вернуть его владельцу?»

Она же сказала: «Не зная твоего мнения, я не могла так поступить». И что же она сделала? Она взяла раби Меира за руку, привела в комнату и остановилась около кровати. Затем она сняла покрывало, и увидел он, что оба его сына, лежащие на постели, мертвы. Он зарыдал и воскликнул: «Сыны мои, сыны мои, мои учителя, мои учителя! Мои сыновья на этом свете, и мои учителя, поскольку открыли мне глаза своим пониманием Торы». И сказала Брурия: «Раби, не ты ли говорил мне, что мы обязаны возвращать владельцу то, что оставил он нам на хранение? Бог дал, Бог взял. Да будет благословенно имя Его» (Иов, 1:21). (Мидраш Мишлей, 31:10; Ялкут, Мишлей, № 964).

Выводить материалы