Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Хотя эгоизм — пассивное, а не активное зло, он может привести к ужасным последствиям. Поэтому Талмуд называет эгоизм одним из самых тяжелых грехов»Рав Шимшон Рефаэль Гирш, “Мысли и афоризмы”
Рав Реувен Пятигорский

БлОготворительность

Об авторе Написать напрямую Все записи автора списком

Анонимная праведность

30 января 2014, 14:42

Отложить Отложено

Речь не о 36 скрытых праведниках, на которых стоит мир. А об обычных добрых делах, когда тот, кто их творит, не хочет, чтобы его хвалили. Нормальный такой, скромный еврей.

Записал я однажды урок на недельный раздел Трума под названием "Скрытая цдака", а там – истории про то, как праведники отказывали людям, которые пришли к ним за помощью, а потом – скрытно – эту помощь оказывали. И получатели не всегда знали, кто им помог.

Возник вопрос: но в момент-то просьбы – разве не больно было просителям услышать, что им отказывают? Неужели так можно поступать? Не мы ли учим постоянно, что запрещено обижать людей! Короче, как праведные раввины и талмудисты могли пойти на такое? Объясните!

**

Сначала приведу пример с того урока.

Один аврех (женатый студент колеля, т.е. ешивы для взрослых евреев) привез свою маму, которая была хилония (несоблюдающей еврейкой; такое бывает даже у студентов колеля) в Америку на лечение. Денег у него было мало. Хватало только на первый курс лечения, что, конечно, тоже хоть что-то. Так или иначе, недостающую сумму он решил добрать у местных евреев.

Пришел к раби из Цанз, попросил у того денег. Адмор сказал: "Не могу отпустить тебя без ничего", – и дал ему бумажку в 10 долларов.

Молодой человек внутренне возмутился, но бумажку взял, после чего сказал сухо "спасибо" и ушел.

С окончанием первого курса лечения (все прошло удачно) – настало время платить за продолжение, а денег к тому времени он собрал очень мало. Обратился к руководителям клиники, спросил, может ли оставить маму, а деньги он заплатит потом. Т.е. не лечат ли здесь в кредит?

В дирекции ему сказали, что в кредит у них не лечат. Но весь курс лечения его мамы уже оплачен.

Кем оплачен?

Не можем сказать. Тот, кто заплатил, попросил, чтобы его имя не называли. Решил остаться в тени. Скажем только, что из ваших – из верующих евреев.

Тогда молодой человек вытащил из кармана бумажку в 10 долларов (ту самую, которую он получил от адмора; пусть хоть на что-то сгодится), протянул работнику в лобби и спросил: за эту плату скажешь?

Работник был не евреем. Моментально взял деньги и сообщил, что оплачено людьми окружения раби из Цанз[1].

Оказывается, адмор не хотел, чтобы аврех узнал, что вся помощь от него. Но не потому не захотел, что мама у того хилония, а потому, что всегда так поступал.

**

Вопрос: зачем надо было расстраивать его отказом?

Не мы ли постоянно учим, что обижать евреев запрещено? А тут адмор хасидов, человек, в праведности которого никто не сомневается, о котором рассказывают восхитительные истории, полные доброты и участия, – тут он вдруг без всякого стеснения говорит ждущему от него помощи человеку: не могу дать; вот, возьми бумажку в 10 долларов, это все, что у меня для тебя есть. Мол, не отпускать же тебя совсем без ничего.

Выглядит, согласитесь, не очень красиво.

И все эту проблему видят. Там, на том же уроке мной рассказано еще не менее десяти подобных историй. Все как один с одинаковым сюжетом: проситель денег дал – но не сразу и анонимно. И в половине случаев все сопровождалось прямым отказом в лицо просителя: не дам!

Так что все это требует объяснения. А у меня его нет.

**

Вернее, есть соображения. И не потому что, сам не знаю, что это значит. А потому что не знаю, как объяснить. Потому что всё у нас, русскоязычных евреев, прибывших в мир Торы из параллельной вселенной, скроено по-другому.

Если сказано: не обижай, – нельзя обижать. И здесь, вроде, не тот случай, когда обида простительна. Чего прощать, когда можно не отказывать, если планируешь все равно дать. Или хотя бы не говори "не дам", а дай понять, что подумаешь, что постараешься дать, поскребешь по сусекам, своим и своих ближних. Но не отказывай вслух!

Понятно, когда отказывает тот, у кого нет. На нет и суда нет – в смысле нет обиды.

Но ведь тут-то есть! Просто наш доброхот, видите ли, не хочет, чтобы о его добрых делах знали, и поэтому идет на прямой обман. Да еще расстраивает людей, которые строили на него планы, надеялись, верили в его человечность.

Я не иронизирую. Все так часто и происходит.

Так что, когда (вот уже дважды) мои ученики спросили: "Разве можно обижать людей даже под таким благовидным предлогом?" – я задумался, как эту тему преподать.

**

Перед вами одна из моих попыток объяснения. Кстати, местные верующие евреи не видят в таком поступке ничего постыдного. В еврейском народе подобные истории особенно любимы, ими заполнены книги, на них воспитывают людей.

К тебе пришли с просьбой, ты знаешь, кто это такие, видишь, что на самом деле надо срочно помочь, и решаешь помочь. Но имеешь право отказать им в просьбе – а сам потом поможешь тайно. Очень хороший поступок.

И что тут хорошего?

Есть несколько случаев, когда обида не считается обидой. В том смысле, что человек на нас обиделся, но мы, по Торе, не считаемся теми, кто обижает (иными словами, не нарушаем заповедь любить ближнего).  Упомяну два: (1) когда мы вынуждены[2], (2) когда мы защищаемся[3].

Случай отказа в помощи относится ли к разрешенным?

И еще один вопрос: не обман ли это? – Ну, с обманом просто. Не обман! Потому что человек не говорит: не дам сейчас и потом не дам. Он всего лишь говорит, что сейчас не даст. Хотя, согласен, внешне все это звучит безнадежно: "не дам".

Но не присутствует ли здесь гневат-даат, особый вид обмана, который во многих случаях можно перевести на русский как "введение человека в заблуждение"?

Я говорю "не дам", и проситель понимает, что умолять меня и "бить на жалость" дальше не имеет смысла. Он отправляется на другие поиски. Но если бы знал, что завтра я ему подкину под кровать конверт со всей суммой – он пошел бы домой спокойный и умиротворенный. Разве я его не ввел в заблуждение?

Скорее всего, нет. Потому что гневат-даат плох, когда он приводит человека к убытку. Здесь нет материального убытка. – А моральный?

Считается, что и морального нет. Потому что он расстроил себя сам.

Это несколько неожиданно, но это так. Человеку, который просит, надо быть готовым к обоим вариантам развития сюжета: да и нет. Такова жизнь. Не каждый спешит раскрыть предо мной бумажник в ответ на мою просьбу. Думать иначе – не плодотворно. Кто-то даст, кто-то не даст. И даже когда у меня на данного толстосума имеются определенные планы и надежды – всегда стоит представить себе, что в круг избранных счастливчиков, которых сей магнат кормит, я вряд ли попаду.

Итак, кто много ожидал от своего похода в дом мецената, не должен расстраиваться, если ему отказали. В противном случае он будет считаться тем, кто сам себя расстроил[4].

Тем не менее, иногда очень больно. А раз так, то почему Тора не запрещает так поступать? Почему подобные рассказы о праведниках-анонимах настолько любимы нашим народом?

Да просто потому, что есть такие люди – и их очень много (ну, может, не в нашей русскоязычной среде), которые ни за что и ни при каких обстоятельствах не хотят, чтобы им был кто-то благодарен. Они не хотят играть роль благодетелей. Им любая известность претит, они хотят стоять в сторонке, не в свете софитов и юпитеров.

И если им предложить роль кормильца и благодетеля-спасителя – они, скорее всего, совсем уклонятся от оказания помощи другим людям. Они не хотят ни благодарности, ни любой другой награды за хороший поступок.

Поэтому им разрешено сказать "нет" – если потом они все равно помогут, т.е., исполнят заповедь цдаки.

Другими словами, Тора стоит на защите скромных людей, которых призывает "дать". – Но почему она не защищает тех, которые пришли "взять"? – Да потому, скорее всего, что есть заповедь дать, но нет заповеди взять. И Торе ничего не остается как защитить того, кому она дала свой приказ. Говорите "нет" (если не можете иначе), но давайте!

Более того, именно к такому поведению Тора и призывает: давай скрытно, всегда старайся уйти в тень, не ищи чужой благодарности, будь скромен[5].

Еще одно возражение: но это же лицемерие! Человек – один снаружи и совсем другой внутри.

И здесь есть ответ. Лицемерие – это когда человек внешне хочет выглядеть лучше, чем является на самом деле. Но если человек в результате своего поступка или слов внешне выглядит хуже, чем он есть, – это не лицемерие, которое запрещено[6]. Правда, такую игру поступками и словами надо тщательно продумать заранее. Потому что остается еще один момент: наше поведение должно быть правильным в глазах людей[7]. Ну так, старайтесь даже отказать так – чтобы люди от возмущения на пол не попадали.

Ага, отвечают, мне, то-то герои приводимых вами рассказов старались никого не обидеть своим отказом. Одного богача, который прослыл на весь город жутким скрягой, даже не хотели хоронить на городском кладбище – пока не выяснилось, что он тайно кормил полгорода.

На это могу только сказать: да, тяжелая тема. В том смысле, что не знаю, как объяснить ее людям, которые с таким поведением незнакомы. С поведением настоящей врожденной скромности.

**

Понятно, что надо знать, кому отказываешь и почему. Рассказывают про иерусалимского праведника, раби Арье Левина, который во время войны (Второй мировой) пришел к одному человеку взять у него в долг немного денег. Тот получал помощь из-за границы – и раз в месяц раздавал людям небольшие ссуды с определенной части того, что сам получал.

Люди об этом знали и шли к нему по таким дням.

Пришел и рав Левин. Сел во дворе на скамейке в очередь и разговорился о Торе со своим знакомым, который подошел сразу за ним. Люди поднимались по ступеням, а потом выходили, складывая несколько купюр в карман.

Настала очень рава Левина. Он вошел. Тот человек посмотрел на него и вздохнул: "Ой, Арье, ничего не могу тебе дать. У меня нет денег".

"Хорошо, сказал рав, и спустился во двор. (Заметьте, не объявил всем: "Люди! Денег нет, все по домам!) Скромно сел на то же место и стал ждать своего знакомого, чтобы закончить беседу о Торе.

Знакомый вышел с деньгами в руках. И они пошли, беседуя, по улице.

Вечером рава встретил тот, кто раздавал помощь. И объяснил: "Арье, видишь ли, я не получил денег из-за границы. Они придут только на следующей неделе. А людям я раздал то, что было в доме на жизнь. Как-нибудь продержимся. Не могу же я им сказать, что у меня нету, – они обидятся. Но тебе могу – потому что ты, знаю, не обидишься".

Вот он и не обиделся.

**

Вывод: можно сказать человеку, который пришел ко мне за помощью, что не могу помочь.

Можно в двух случаях. Когда у меня действительно нет такой возможности. И когда у меня есть такая возможность, но я не хочу помогать открыто. Тора мне разрешила.

Эх (это я вздыхаю), но так поступать лучше с теми, кто умеет не обижаться.

Урок "Цдака без обиды", где затрагивается наша тема, сБ вывешен на сайте.

**

Дискуссия  в комментариях и обсуждения в классах показывают, что тема трудная. Говорят: хотите вы или не хотите – отказ в помощи причиняет боль, которую можно избежать, если цдаку давать открыто. Люди приводят множество примеров с моих же уроков в блоге и видео – про то, как мудрецы делают все, чтобы избежать лишних переживаний и волнений у других людей. Так же – согласно комментаторам Торы – поступали наши праотцы. И этому учат великие преподаватели мусара, законов еврейской этики.

Никакие соображения по поводу того, что получивший отказ сам себя расстроил, мог бы стоически пережить этот удар, не действуют. Все напоминают главный принцип Торы – не обижай!

Ну так я и предупреждал: трудная тема. Особенно для "нашего брата" из России. Все примеры, которые я приводил на своих уроках на все темы Торы, обрушиваются на меня. И меня это радует – потому что вижу, что уроки не прошли даром.

Вот, я стою и отбиваюсь.

Говорю: когда мы говорим "не обижай", имеется в виду запрет на действие. Не делай так, чтобы человек в результате обиделся. Теперь смотрите: в нашем случае, когда один другому говорит "не дам", а сам потом дает тайно – он и не действует. Он бездействует!

Нет, говорят мне, не обижай даже бездействием.

Отвечаю, тут никто никого не вводит в заблуждение. Ибо нет ущерба.

Есть, говорят мне, – моральный ущерб.

Говорю: вводить в заблуждение нельзя в торговых, экономических сделках.

Нет, говорят мне, наше сердце чувствует, что никогда этого делать не надо – даже не в торговле.

Минимизируйте, говорю, время – между своим отказом и тайной помощью. И боли не будет.

Нет, говорят мне, даже укол боли запрещен.

Пожалейте, говорю, дающего, он не хочет благодарности.

Нет, возражают мне, в Торе сказано "дай цдаку", – обязан дать, не обижая.

Все, говорю, сдался. Вы победили. Давайте цдаку открыто, если хотите.

Предупреждал же – очень трудная тема. Мне лично такое поведение понятно и не кажется противоречивым. Но мне не видно, как это объяснить нашим.

 

**

Кстати, напомню, откуда из Торы видим, что скрытая цдака лучше явной. (Только один из источников, на самом деле их несколько.) - Ну, это уж на любителей.

Написано, что, когда евреи совершили грех тельца, разгорелся гнев Всевышнего. И Моше начал молиться за евреев – "ибо испугался я ярости и гнева" Всевышнего (Дварим 9:19). После чего Всевышний простил евреев благодаря этой молитве.

Сказали мудрецы в Талмуде (Бава Батра 9-2): кто дает цдаку тайно (не открываясь людям), тот совершает более великое дело, чем дающий ее явным образом. Почему? Потому что о Моше написано: "Испугался я ярости Всевышнего", а про тайную помощь сказано (Мишле 21:14): "Дающий втайне – снимает ярость" Всевышнего.

(Это означает, что, если скрытое действие снимает Его ярость, то открытое не снимает. Отсюда видим, что сила у скрытого позитивного действия больше, чем у открытого.)

Итак, Всевышний решил погубить евреев – и только после этого Моше стал за них молиться. Причем тайно, так что никто не знал. И это помогло! Но если бы молился раньше – до принятия решения Всевышним – то совсем не было бы гнева.


[1] О цанзовских здесь.

 

[2] Я кого-то обижаю своим действием – но я не могу его не совершить! Пример: по утрам я навязываю тфилин, моего дальнего родственника известие об этом раздражает, он не этого ждет от своего двоюродного внучатого племянника. Второй пример: я пишу в своем блоге за Тору; одного читателя-антисемита, который заходит в мой блог, это раздражает безмерно. Ну и пусть раздражает!

 

[3] Человек хочет меня ударить (например, на соревнованиях карате) – я подставляю руку для блока. Ему очень больно. Он обижен. Ничем не могу помочь: сам напал!

 

[4] Примерно то же самое в теме запрета тушения пожара в субботу. Тушить огонь в субботу нельзя, все знают. А если сильный пожар? – Все равно нельзя. – А если ты видишь, что сейчас сгорит труд твоей жизни? - Все равно нельзя. – А если человек потом от расстройства сляжет и (ндБ) помрет? Разве это не пикуах-нэфеш, смертельная опасность? Ведь в таких случаях Тора говорит, что можно нарушить запрет субботы. Следовательно, если ученый Торы, написавший книгу с удивительными комментариями на Талмуд, видит, как его неизданная книга вот-вот сгорит в пламени, ему можно потушить огонь, верно? – Нет, не верно. Если потом он скончается от сердечного расстройства – его убьет не огонь пожара, а он себя сам. Так написал Рашба. И так случилось с великим ученым прошлого, раби Харлапом, талмудистом из Бялостока, который скончался после пожара, уничтожившего большую часть его великого труда. Слег и умер с горя – но в огонь спасать свой труд не бросился!

 

[5] За одно и то же хорошее дело Тора награждает по-разному: сделанное открыто ценится во много раз меньше, чем сделанное скрыто. И про плохие дела: наказание за тайно сделанное много больше, чем за сделанное открыто.

 

[6] Об этом стих в книге Шмот (раздел Трума, 25:11): "И покрой его чистым золотом. Изнутри и снаружи покрой его". – Как Святой Ковчег должен быть золотым снаружи и внутри (хотя его внутренность никто не видит), так и человек должен быть праведникам не только на словах и в поверхностных поступках, но и по своей природе. – Речь идет о золоте. О том, что олицетворяет чистоту и достоинство. Будь хорошим внутри и снаружи. И нет требования: плохим не будь, если на самом деле ты хорош внутри.

 

[7] Пирке-Авот: "Кем довольны люди, тем и Всевышний доволен. Кем недовольны люди, тем и Всевышний недоволен ".

Теги: Хидуш, Мусар, Недельный раздел, Видеоуроки