Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Рекомендуем:

Самые популярные вопросы о Хануке

Отвечает Рав Яков Шуб

Антисемитская политика

Переводчик Мирьям Нирман

Сегодня читаем главу Ваешев

Рав Бенцион Зильбер

Реальное существование — Шабат

Акива Татц,
из цикла «Жить вдохновенно»

Рубашка Йосефа

Рав Реувен Пятигорский

Йосеф и наше изгнание – исчезнувший багаж

06 декабря 2017, 21:34

Отложить Отложено

Почему Яаков захотел спокойно пожить?

«И поселился Яаков в стране своего отца». Раши приводит известное высказывание мудрецов: возжелал Яаков пожить («посидеть») в мире и спокойствии - после всех пройденных им испытаний и трудностей жизни: то надо было бежать от Эйсава, то уживаться с Лаваном, то бежать уже от него, то Шхем забрал Дину. Нахлебавшись по горло, Яаков захотел пожить спокойнее. Но не тут-то было: как раз тогда нагрянуло еще одно, самое тяжелое испытание: пропажа Йосефа.

Простой смысл – нечего праведнику мечтать о спокойной жизни в этом мире. Свою вечную награду он получит в Будущем мире, а здесь изволь трудиться и потеть до конца.

И все-таки странно, что такой великий праведник, как Яаков, всерьез решил, что надоело ему трудиться, и захотел расслабиться на диване. Нет, немного отдыхать, конечно, можно и нужно, человек не робот, но все-таки по большому счету Яаков должен был понимать, что от работы и служения Б-гу ему отлынивать нельзя. В чем же дело?

Испытания Яакова – репетиция изгнаний

Известен принцип: маасе авот симан ле-баним – деяния праотцов – знак того, что случится с их потомками, еврейским народом. Это значит, что праотцы проложили путь детям и для этого сами прошли через тот цикл жизни, те ее этапы и испытания, через которые впоследствии предстояло пройти и потомкам.

Какую часть пути потомков проложил Яаков?

В книге Иов (3:26) написано: «Не успокаиваюсь я, и не утихаю, и не отдыхаю, и пришел [ко мне] трепет (рогез)». Мидраш (Берешит Раба 84:2) толкует этот стих так: «Не успокаиваюсь я» из-за Эйсава «и не утихаю» из-за Лавана, «и не отдыхаю» из-за Дины, «и пришел [ко мне] трепет» из-за Йосефа. То есть здесь стих как бы говорит от имени Яакова и намекает на беды и испытания, через которые ему пришлось пройти.

А вот другое толкование в мидраше (Шмот Раба 26:1): «Не успокаиваюсь я» из-за Вавилона «и не утихаю» из-за Персии, «и не отдыхаю» из-за Греции, «и пришел [ко мне] трепет (рогез)» - из-за Эдома-Рима. Согласно этому толкованию, данный стих говорит от имени еврейского народа и намекает уже на изгнания, через которые пришлось пройти ему.

Разумеется, эти толкования не противоречат, а дополняют друг друга: беды и испытания Яакова соответствовали будущим изгнаниям произошедших от него евреев. Это по типу тот же цикл, тот же путь, и Яаков проложил его потомкам.

Последняя беда в этом цикле – продажа Йосефа соответствовала последнему изгнанию – нашему, продолжающемуся по сей день.

Четыре изгнания по четырем сторонам света

Но это, вроде бы, только усугубляет наш вопрос: если беды Яакова соответствовали четырем изгнаниям, почему после трех первых бед он пожелал спокойной жизни и не ожидал, что нагрянет четвертая беда? Разве он не знал, что изгнаний будет четыре?

Ведь, по словам мудрецов, четыре царства соответствуют четырем сторонам света, они как бы расположены по кругу. В этом они также соответствуют четырем «лагерям» еврейского народа, которые тоже расположены по кругу. В пустыне они были физически расположены так вокруг Скинии (Бемидбар 2), после этого – менее явно, но сохраняя тот тип системы (Шла). Лагеря еврейского народа располагаются близко к центру – Скинии – Б-жественному Присутствию, поэтому, хотя они представляют собой четыре разных лагеря, они, тем не менее, являются единым народом. Четыре царства расположены дальше от центра и во многом утратили связь и с центром, и между собой, стали отдельными, вечно конфликтующими народами и цивилизациями.

Порядок движения еврейских лагерей в пустыне – сначала восточный лагерь (Йеуды), затем – южный, западный и северный. Рамбан (там же) объясняет: это соответствует движению солнца по небу в течение дня – так устроен и природный, и духовный цикл.

Следовательно, порядок царств аналогичен: от востока к северу, по часовой стрелке. Первое царство, Вавилон соответствует востоку, Персия – югу, Греция – западу, Рим – северу.

Эту систему Яаков должен был знать: ведь расположение еврейских колен вокруг центра было продиктовано им самим. Перед смертью он распорядился, чтобы его сыновья, основатели колен, неся его гроб, расположились вокруг него именно таким образом: по три с каждой стороны, Йеуда с Иссахаром и Звулуном впереди и т. д.

Таким образом, он прекрасно знал, что еврейский народ состоит из четырех «лагерей», соответствующих четырем сторонам света, а значит, и нееврейских царств, и изгнаний в них будет четыре. И через все это надо прокладывать дорогу. Как же он мог предположить, что все закончится уже после трех изгнаний?

Четыре изгнания – три плюс один

Рассмотрим подробнее систему четырех изгнаний.

По идее, все четыре стороны должны быть равны между собой.

Но на практике мидраш (Ваикра Раба 13:5) указывает на иную конфигурацию: четвертое, последнее изгнание стоит особняком от первых трех и равняется по весу им, вместе взятым.

На это указывают и многие другие источники. Так, пророк Даниэль увидел сон о первых трех зверях, намекающих на первые три изгнания, в одну ночь, а сон о четвертом звере, намекающем на последнее, - в другую ночь. Маараль (Гвурот А-Шем 8, Нецах Исраэль 18) также пишет, что первые три изгнания соответствуют трем составляющим человека: телу, душе и разуму, а последнее изгнание соответствует всему человеку, который включает в себе эти части.

Также, по словам мудрецов, первые три изгнания соответствуют трем тягчайшим грехам, во избежание которых человек должен пожертвовать даже жизнью: убийству, идолопоклонству и прелюбодеянию. Из-за этих грехов произошло разрушение Первого Храма, что и привело к первым трем изгнаниям. Последнее же изгнание соответствует греху злых сплетен (лашон а-ра), который, по словам мудрецов, в определенной мере равно по тяжести тем трем тягчайшим грехам, вместе взятым. Злые сплетни, в свою очередь, разжигают беспричинную ненависть, из-за которой произошло разрушение Второго Храма, приведшее к последнему изгнанию.

Все это указывает на то, что первые три изгнания сами по себе представляют законченную систему: они соответствуют всем трем тягчайшим грехам и всем трем составляющим человека. Ведь изгнания – это не просто беды, но духовный путь, пусть горький, но необходимый. Это обретение опыта, распространение еврейского света по миру, а также возвращение в еврейское лоно затерявшихся в мире «святых искр» - положительных качеств, которыми обладают другие народы и которые евреи могут перенять, а также и целых душ, предрасположенных к еврейству. И получается, что после трех изгнаний действительно можно было сказать, что путь пройден. Необходимый опыт и багаж обретен.

Но в чем же тогда цель четвертого изгнания? Куда еще осталось идти, что собирать?

А если дальше идти некуда, но надо каким-то образом опять пройтись по первым трем, то почему для этого хватает одного дополнительного изгнания, почему не нужны еще три? Каким образом могут три этапа содержаться в одном? И почему только на втором заходе?

Сбор всего – и потеря всего

А теперь ответим на все сразу.

Понятно, почему Яаков не ожидал четвертой беды: уже после первых трех весь путь действительно был пройден, и работа завершена, он это почувствовал.

На суть же четвертого изгнания и соответствующей ему беды указывает сам тот факт, что Яаков этого этапа не ожидал. А когда нагрянул, то был повергнут в отчаяние.

Что, кстати, тоже требует пояснения. Ведь и предыдущие беды было нелегко переносить, много раз Яакова одолевал страх, и он обращался к Б-гу с молитвой. Но ни разу не испытал чувство, что все пропало. И, вроде бы, именно так надо относиться к невзгодам: не падать духом, проходить их с Б-гом, набираться опыта, который только так и можно обрести, осознавать, что и в этом есть цель.

Но здесь Яаков отреагировал по-другому: «Сойду из-за моего сына скорбящим в могилу», что Раши толкует как ад. И поясняет: у Яакова была традиция, что если ни один из его сыновей не умрет при его жизни, то ему гарантирован Будущий мир. Ибо главной целью своей жизни Яаков считал воспитание сыновей, которые все стали бы праведниками и основателями еврейского народа. (В отличие от отца и деда, у каждого из которых один сын стал продолжением еврейской линии, а другой не стал.) Поэтому очевидная смерть Йосефа создала впечатление, что в конечном итоге Яаков со своей миссией не справился, и все потеряно.

В чем же суть такого испытания?

В самом этом ощущении.

После трех этапов испытаний было ощущение, что путь пройден, и был виден свет в конце тоннеля. И вдруг нагрянула новая беда: тот свет исчез, и все погрузилось во мрак. Вместе со светом в тоннеле исчез из виду также и весь обретенный багаж. И создалось впечатление, что все старания на предыдущих этапах были напрасны, что в конечном итоге ничего не получилось. Ведь теперь-то поздно начинать заново: силы уже кончились, да и света нет, поэтому и найти утерянный багаж не представляется возможности. И вообще непонятно, что делать, кроме как сидеть и плакать.

Но на самом деле действительно, что делать-то?

А делать, похоже, действительно нечего – из того, что делалось ранее. Путь уже пройден, багаж собран, и миссия – на самом деле – выполнена. И в это надо верить. В справедливость Б-га. Ведь человек честно трудился и сделал то, что должен был сделать. Прошел всю трассу, собрал весь багаж. Выполнил задание. И справедливый Б-г не лишит его достижений и награды. А то, что достижений вдруг не видно, это не потому, что они исчезли, а потому что они на время стали невидимыми. И надо терпеливо ждать, пока свет вновь не вспыхнет, и тогда все снова станет видно, раскроется во всей красе.

Теперь понятно, каким образом четвертый этап равен по весу первым трем, вместе взятым. Первые три были этапами созидания, сбора багажа. На каждом этапе созидалось и собиралось что-то свое, проделывался свой путь. Поэтому каждый этап должен был быть сам по себе. Но на четвертом этапе ничего нового не создавалось, а наоборот, все, что было создано и собрано на первых трех, пропало – разом. Весь пропасть все может одновременно, будь то достижения одного этапа или многих. Поэтому четвертый этап и равен по весу всем остальным.

И поэтому он должен прийти неожиданно, вопреки предшествующей видимости – в этом вся его суть. Ведь если бы человек изначально знал, что весь его собранный багаж в конце пути исчезнет из виду, но не навсегда, в этом не было бы никакого испытания в вере в Б-га и в Его справедливость. Испытание заключается именно в том, что багаж исчезает неожиданно и неясно почему, и реально создается впечатление, что все потеряно, что все пошло не по плану. Но, уже зная Б-га и зная, что трудился честно, человек, тем не менее, должен верить, что Б-г все спланировал правильно и справедливо.

Раздражение по поводу Йосефа - добавления

Так объясняются ощущения Яакова. После трех бед ему казалось, что весь путь пройден, и вот результаты – двенадцать праведных сыновей. И вдруг один из них – самый способный и перспективный – пропал без вести. По всей видимости, погиб. Такое вот исчезновение «багажа» - реальная видимость безвозвратной потери.

Потом-то Яаков постиг соответствие своих бед четырем сторонам света. Понял, что первые три его беды и будущих изгнания соответствовали востоку, югу и западу, которые солнце проходит в светлое время суток, а четвертая беда и соответствующее ей изгнание – северу, где солнце скрывается, и наступает ночной мрак.

Но изначально четвертая беда должна была быть непредвиденной.

И понятно также объяснение мудрецов слов упомянутого нами в начале мидраша: когда Яаков пожелал мирно пожить, нагрянула беда Йосефа. Буквально слова мидраша звучат так: кафац алав рогзо шель Йосеф – «набросился на него рогез – трепет, гнев, раздражение - по поводу Йосефа». Объясняет Ор Гедальяу: эта беда стала особым раздражением по сравнению с предыдущими. Когда человек знает, что ему предстоит пройти трудный путь, он изначально морально к этому готов, и ему легче все переносить. Но когда весь путь, к которому он изначально подготовился, пройден, он уже настроен на завершение и предвкушает заслуженный отдых.

И вдруг новое испытание! Как, еще?! Так не договаривались!!! К этому человек не был готов, и моральных сил у него уже нет, поэтому это испытание гораздо тяжелее перенести. Оно особенно раздражает и повергает в отчаяние.

В этой связи мудрецы отмечают, что неслучайно имя Йосефа, «источника» этой последней беды, буквально означает «добавит». Эта беда стала неожиданным добавлением к тем, которые Яаков изначально был готов претерпеть. Думал, что после них сможет отдохнуть, но тогда набросилось на него «раздражение по поводу Йосефа» - «раздражение по поводу добавления» этой «внеплановой» беды. Рогзо шель Йосеф – рогез шель осафа.

Когда же кончится?

Погрузившись во мрак, Яаков был вынужден пребывать в нем длительное время. В этот период, по словам мудрецов, его оставило Б-жественное Присутствие (Шхина), что не прибавило оптимизма. По прошествии времени никаких признаков улучшения не появлялось – скорее, наоборот. От Йосефа вестей по-прежнему не было. Зато, когда братья поехали в Египет за продуктами, их обвинили в шпионаже и задержали еще одного из них, Шимона, а потом еще и вынудили послать туда Биньямина. По прошествии всех этих лет семья не только не восстанавливалась, а, казалось бы, лишь дальше разрушалась.

И наше изгнание тоже такое. Изначально мы достигли высокого духовного уровня, построили Храм. После разрушения Первого Храма мы прошли через три изгнания, но вышли из них с духовными завоеваниями, такими как Ханука и Пурим, и в конечном итоге отстроили Храм и вновь обрели независимость. Но после этого наступило еще одно изгнание, конца которому не видно и 2000 лет спустя. Храм снова был разрушен, и по прошествии времени предпосылок к его восстановлению, казалось бы, становится только меньше. Мы давно утратили тот духовный уровень, на котором находились в былые времена, и его восстановлением тоже не пахнет. На протяжении большей части прошедших 2000 лет мы по крайней мере оставались евреями, но в последнее время пошла еще и массовая ассимиляция. Семья не только не восстанавливается, а, казалось бы, лишь дальше разрушается.

Чем же все кончится?

Мы, конечно, не пророки, но в свете сказанного, можно сделать кое-какое предположение. Чем кончились беды Яакова? Вдруг – опять неожиданно - пришла новость: Йосеф жив! Причем открылся он там, где, как казалось, содержится сам источник всех последний бед. И тогда – ва-техи руах Яаков авиэм – «И ожил дух их отца Яакова». К нему вернулось Б-жественное Присутствие и все ранее завоеванные достижения. Стало ясно, что Йосеф вовсе не пропал, что все это время он просто был сокрыт, а теперь открылся. И былой духовный уровень тоже не был потерян, так, чтобы его пришлось восстанавливать – на данном этапе сил на это у Яакова уже не было. Нет, этот уровень изначально не был потерян, а лишь сокрыт, а теперь снова раскрылся, в самом Яакове, когда его озарил вновь вспыхнувший свет.

Вот и наше изгнание может закончиться подобным образом. Каким именно, неизвестно, но тоже внезапно. Спасение тоже может прийти, откуда не ждали, может быть, даже, от главного источника бед, что бы это ни значило. И когда вновь вспыхнет свет, наш былой уровень снова раскроется в нас самих, несмотря на то, что сейчас мы и представить себе не можем, каким образом на нем окажемся.

Что ж, поживем – увидим.

Теги: Недельная глава, Изгнание

Оставить комментарий

2 комментария

Emili, 10-12-2017 22:24:53

תודה ענקית, שיא המעניין!!!!

ответить         Ссылка на комментарий
muchnik, 10-12-2017 23:08:11

На здоровье!NETCAT_SMILE_SHLYAPA

ответить         Ссылка на комментарий
Оставить комментарий