Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«По своим снам человек может узнать, действительно ли сердце его со Всевышним»Раби Нахман из Бреслава, Сефер аМидот

Ремни — и ножи коммандос

Отложить Отложено

Шалом, меня зовут Эйтан. Я — продюсер, продюсер крупных мероприятий, продюсер фестивалей. Например, в прошлом году в середине октября в холь а-моэд («праздничные будни» Суккота) в Иерусалиме был международный фестиваль еды со всех сторон света. Приехали известные шеф-повара. Музыка, еда, посетители… Такого рода мероприятия я проводил, это была моя работа.

И кто-то меня крупно подставил… В одночасье я лишился всего. Привык жить широко, а теперь начал искать деньги на проезд, чтобы выйти из дому. Мне необходимо было найти работу, но зачастую не было денег на автобус. Тогда я ехал, не оплачивая проезд. А если видел, что заходит контролер, то быстро выходил через другие двери.

До такого состояния я дошел… Думаю, если подсчитать, то иерусалимскому трамваю я должен не одну сотню шекелей… Я, конечно, верну, всегда возвращаю долги…

Я заходил в офис, как правило, оставалось несколько минут до собеседования. Мне отчаянно необходим был глоток кофе, но денег на кафетерий не было, даже на бутылку минеральной воды… Я заходил в туалет и пил воду из-под крана, только чтобы смочить язык, горло. Чтобы хорошо говорить и, может быть, заинтересовать своими новыми проектами потенциальных заказчиков…

Но всё было бесполезно…

В основном, я сидел дома без денег, без занятия, или выходил в кафе, чтобы не сидеть в четырех стенах, — туда, где можно было сидеть, ничего не заказывая…

Безделье для человека, привыкшего всегда быть занятым, — это мучительно… Так проходили дни, недели, месяцы, я маялся, не знал, чем заняться, куда податься, что предпринять…

Однажды от нечего делать начал фотографировать: кафе, где я сидел, бокалы на соседних столиках, частичку города, виднеющуюся из-за тарелки, если сместить кадр и снимать низко. Всё это — на сотовый телефон. Еще кадр, еще кадр, втянулся. Я послал знакомым, выложил на свою страничку, оказалось, что это нравится. Так я продолжил фотографировать на сотовый и продолжаю о сих пор.

Через год появились рейтинги, меня стали приглашать для рекламы… я всегда говорю: поверьте, если я могу фотографировать, то каждый может. Нужен только хороший глаз и творческое воображение. И так это пошло. Через год я уже снимал фильмы для муниципалитетов, для Дня города, у меня появились заказы на документальные фильмы о природе. Каждый день я фотографирую то, что Он создает…

Каждый из нас проходит испытания в жизни… Мой жизненный опыт — хороший пример… Я молюсь, чтобы Б-г испытывал меня только в хорошем… Но в тех испытаниях, которые мне пришлось пережить, — а это и клиническая смерть, и нищета, и та финансовая пропасть, в которой я оказался из-за человека, который обманул меня при проведении фестивалей, — я поднимал глаза Вверх и говорил: «Спасибо! Но, если можно, в следующий раз — полегче… не так жестко!»

Каждый год перед Йом-Кипуром говорю: я совершил грех, который совершают только те, кто заработал много денег, создал свою империю или свой бизнес. Какой это грех? Говорить и думать: «Вот этими двумя руками я всё сделал! Своими руками всё поднял!»

И я почувствовал, что это урок для меня лично: понять, Кто на самом деле всё совершил, вершит и будет вершить… Потому что с юности я говорил: всё я сделал своими руками, всё сам!

И тогда, в тот 2009 год, когда у меня не было работы, не было денег даже на поездки, я прошел такой ад — финансовый, эмоциональный, — что смотрел на нищих, сидящих у входа на рынок «Маханэ Йеуда» и думал: они богаче меня. Потому что они преодолели барьер гордости, а я нет. Я никому не говорил, в каком я состоянии, ни с кем не делился… Наверное, если бы я рассказал кому-то, мне бы помогли, без сомнения, помогли бы. Но я обрек себя на страдания, потому что не мог преодолеть барьер гордости…

Я всем улыбался, как будто всё прекрасно, но внутри у меня был ад. Ад. Я не спрыгнул с крыши, только потому что верю в Б-га.

Он подготовил для меня курс, личный курс в тот год, когда я был в финансовой яме и не знал, как выкарабкаться, и не видел никакого выхода. Тьма египетская — вот что меня окружало. Но уроки того года я усвоил твердо, и они со мной на всю жизнь…

В 2016 я получил заказ от израильской фирмы «Бэкаи», фирмы, специализирующейся на выпуске планеров ATV, сделать съемку полета — для рекламы.

Я позвонил отцу и попросил его: «Папа, знаешь что, береги моих детей…» Он не понял: «С какой это стати ты мне это говоришь, что за глупости?»

Планер ATV — это испытанный летательный аппарат, удобный, надежный. Надежный, как… как всякое приспособление для экстремального вида спорта…

Мы летели над Латруном: высота, деревья под нами, вид фантастический, кадры потрясающие… И тут мы пролетаем кибуц Рэвадим, а там — огромный водоем сточных вод…

Я всё время фотографирую, держу руку рядом с колесом. Внезапно мотор планера глохнет. Мы начинаем терять высоту. Стремительно снижаемся.

Все произошло в считанные секунды.

Я продолжаю снимать, ведь для этого я здесь, по крайней мере получатся удачные кадры… пока между колесами и поверхностью воды не остается несколько сантиметров.

Передние колеса коснулись воды, мы мгновенно погрузились в воду, и вода нас поглотила. Это сточные воды — ничего не видно! Вода — непроницаемая и ледяная! Собачий холод! Наш планер молниеносно затонул — это тяжелый аппарат, с тонну весом, а мы привязаны к нему ремнями… намертво пристегнуты…

Перед началом полета инструктор объяснил мне, как пристегнуты ремни, куда они ведут, их назначение, но как отстёгивать их — этого никто не объяснял. Предполагалось, что нас отстегнут уже на земле. Никому не пришло в голову, что мне самому придется отстегивать эти ремни, да еще под водой…

Ремни уходящего под воду планера тянут меня вниз, воздуха нет, видимости никакой, холод страшный, дышать не могу… Это конец, сказал я себе. «Шма Исраэль, шма Исраэль… Б-же, береги моих детей» — последняя молитва перед смертью, и это всё…

И в тот момент, когда я начал терять сознание, этот карабин вдруг расстегнулся сам, не знаю как. Я выплыл, пол-лица у меня было под водой, потому что ремни затянулись намертво вокруг ног. Хозяйки в местечках опутывали курице ноги, чтобы та не улетела. Так и мои ноги до верха опутаны ремнями. Кроме того, каска и ее ремень душат так, что не вздохнуть.

Мой сопровождающий, был в таком же положении, но немного лучше, у него только одна нога была запутана и он больше моего мог двигаться. Он держал мою голову над водой, по нос я был в воде и с трудом хватал воздух, но он требовал от меня: «Держи голову над водой! Держи голову над водой!»

«Смотри, мы уже подплываем, — кричит. — Мы сейчас подплывем». Я понимаю, что мы никуда не плывем, стоим на месте, и он, и я привязаны к планеру, ушедшему под воду.

Но мой напарник был в таком возбуждении, двигался, не давал мне покоя, поддерживал, уговаривал, а мои силы были на исходе… Это очень трудно — держать голову над водой, когда тебя душит каска, ноги скручены, вода тяжела и холодна как смерть…

Первые сорок минут парашют от планера держался на воде благодаря воздуху, который он вобрал перед тем, как упасть на воду, и мы опирались на него, он поддерживал нас. Но потом он постепенно начал терять объем, воздух выходил из него, и он тоже ушел под воду.

И тут как в фильмах ужасов: я ухожу под воду, но мой напарник вытаскивает меня наверх, я снова ухожу под воду, но он вытаскивает меня наверх. И так десятки раз…

Пока я ему не говорю из последних сил: «Оставь меня, мне отсюда не выбраться… попробуй сам, плыви…»

Но тот не уступает мне: «Нет, нет, мы выберемся, держи голову, держи голову, держи голову…»

Наконец до нас добралась спасательная команда, которую вызвала команда второго планера. Пожилой врач доплыл до нас и попытался помочь… над нами кружился вертолет, который лопастями нагнал волну, она еще больше заливала нас, не давая дышать…

Прибыла еще группа спасателей, водолазы. Самая большая проблема — это ремни, которые держали нас под водой, не давая всплыть. Эти ремни можно перерезать обычными крепкими ножницами, но у спасателей не было с собой ножниц. У них были ножи коммандос, и ими они пытались перепилить ремни планера. Это заняли немало времени, мы были подопытными кроликами в эксперименте: как спасать из-под воды запутавшихся в ремнях…

Наконец нас освободили из подводного капкана, меня вертолетом отправили в больницу в таком состоянии: 32 градуса температура тела, гипотермия, сбой систем жизнеобеспечения организма, шок. В больнице меня ждали электрошоки и клиническая смерть.

Это был урок номер один.

Урок номер два — полтора месяца восстановления в больнице Адасса Эйн-Карэм. Вдруг я обнаружил, что плохо вижу… И я понимаю, какой это был подарок судьбы — что когда-то я хорошо видел. Меня возят на кресле-каталке, мне неловко перед санитаром, который меня везет, но вдруг я начинаю понимать и быть благодарным за то, что много лет своей жизни ходил сам!

Я начинаю видеть в истинной пропорции то, что происходит в жизни. Люди говорят: «У меня минус в банке». — Но ты же жив! Ты живешь! «Колесо продырявилось»? — Но ты жив!

Начал приходить в себя, друзья звонят, спрашивают, как дела. Один мне в телефон чуть не плачет: «Колесо село, а я опаздываю на важную встречу!..» Я ему говорю: «Подними глаза к Небу, скажи: спасибо!»

Перед тем, как ты берешь в руку стакан с водой и пьешь, скажи спасибо, что твоя рука держит стакан! Это не само собой разумеется.

Понимание этого тоже было для меня своего рода электрошоком…

Из всех испытаний я выучивал что-то. Из этого испытания выучил: у тебя нет «назад», есть только вперед. Ты всегда должен продвигаться вперед.

Что от нас хочет Б-г? Чтобы мы не ныли, не жаловались. Как папа: ты пытаешься дать детям это, даешь им то, а они всё время недовольны, им всё не так, всё не нравится…

Лучше не жаловаться, лучше не ныть, лучше говорить спасибо. Даже за самое малое, даже за то, что ты в состоянии удержать в руке стакан с водой.

 

 

со слов Эйтана Асрафа,
из его беседы с р. И. Фангером

 

Теги: История из жизни