Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всякий, кто даёт подарок мудрецу, как будто приносит в Храм первые плоды»В. Талмуд, Ктубот 105б

Какими вещами не шутят?..

Отложить Отложено

Рассказ ни в коем случае не высмеивает правила безопасности. Рассматривайте его, пожалуйста, только как литературный опыт и попытку увидеть забавные стороны той далеко не забавной ситуации, в которой мы все оказались...

 

— Корона наступает! — воскликнула в ужасе жена и вскочила на табуретку.

— Что случилось? — испугался я. — Нас заливает?

— Да! То есть, нет! То есть, да! Я говорила с подругой по телефону, а теперь выяснилось, что она больна!

— А, — выдохнул я облегченно и вернулся к розетке, которую пытался (не очень успешно) пришпандорить обратно к стене. — Но послушай, по телефону — это еще…

— Не хочу ничего слушать!  Не хочу ничего слушать! — жена упрямо стояла на табуретке, отказываясь спускаться, а я потерянно бродил вокруг нее.

— Послушай, — бубнил я, сам не веря своим словам. — По проводам микробы не бегают.

— Еще как бегают! У них лапки маленькие, а на них присоски — это не то, что для человека пройти по бревну. Для микроба пройти по проводам — всё равно, что для человека прогуляться по улице!

— С этим я согласен, конечно, однако еще не доказано…

— Наука вообще ничего не знает! — защищалась жена, хоть я и не думал нападать. — Наука идет позади короны и не успевает за ней. Корона лидирует, а ученые только разводят руками. А вдруг завтра выяснится, что корона передается по телефону? А? Что ты тогда скажешь?

— Я хочу есть, — сказал я устало. — Когда мы будем обедать?

— Ты с ума сошел! Обедать! Люди лежат в больницах, ходят по улице в масках, сколько несчастий. Вторая волна пошла, скоро будет третья. А ему — обедать?

— Вот такой я бесчувственный, — согласился я и спросил с надеждой: — Может, слезешь, а?

— Нет! Ни за что! На полу полно микробов!

— А кто тебе сказал, что корона не умеет прыгать? Эта табуретка не такая высокая… она маленькая… Может, микробы становятся друг другу на плечи и так, один на другого, поднимаются к потолку и передаются сквозь стены…

— Глупости! – отрезала жена. — Ты это сам сейчас выдумал. Через стены корона не передается.

— А кто знает, может, наука завтра откроет?

— Один ноль в твою пользу, — согласилась жена. Всё же приятно иметь дело с честным человеком. Но я рано радовался.

— Подожди, не иди сам на кухню, возьми ведро с алкогелем.

— С чем? С алкогелем? Ведро?

— С алкогелем! Взял?

— Я взял!

— Хорошо! Теперь лей его по центру коридора, сделай из него дорожку, и по ней будем ходить.

— Как это?

— Не тупи, пожалуйста! Для чего тебе высшее образование?

— В данной ситуации оно мне мешает…

— Конечно, мешает! То есть… неважно! Берешь ведро с алкогелем, осторожно, стараясь не наступить на микробов, идешь — и впереди себя поливаешь им пол, и ступаешь только на него. Понял?

— Не понял, но сделаю, как ты сказала.

— Золотые слова.

Я сделал, как она сказала. Организовал тонкий ручеек из алкогеля и по нему прошлепал на кухню.

— Что теперь? — крикнул я оттуда.

И услышал грохот. Что это?!

Жена, стоя на табуретке, пыталась мелкими прыжками добраться до кухни. Я в изумлении смотрел на нее.

— Закрой рот, — парировала жена. — В него микробы с потолка упадут.

— Я, наверное, микробом подавился, — выдавил я подавленно. — У меня мысли путаются… и слабость во всем теле…

— Конечно. Кто. Бы. Мог. Подумать. Иначе, — отрывисто произносила жена в такт своим прыжкам на табуретке.

Наконец, она добралась до стола, облегчённо вздохнула и перебралась на стул.

— Ну, как суп? — поинтересовалась она участливо. — Ты вкус различаешь?

— Как-то плохо, я не могу понять…

— Вот оно! — в ужасе подпрыгнула жена. — Вот оно пришло!

— Нет-нет, я вкус различаю, но только разобраться не могу, его понять, — пытался я объяснить свою мысль. — Но у супа такой вкус прорезиненный…

— Какой-какой?

— Ты только не обижайся, но такой, как будто ты сварила в нем шину от машины…

— Еще чего! Шину! Там столько резины, она триста лет не выводится из организма.

— Вот и я о том же, хотя триста — это уже перебор. Никто столько не живет, так что резина вполне могла обойтись какой-нибудь скромной сотней лет, в течение которой она не выводится из организма...

— Конечно, я не варила шину, — поставила точку жена. — Я только вместо воды сварила его на алкогеле.

— Что? На чем? — ложка из моих ослабевших рук упала в тарелку, образовала небольшой гейзер из кусочков моркови, выброс из которого оказался на стенке рядом.

Жена строго посмотрела на меня.

— Это к лучшему! — воскликнул я с энтузиазмом. — Вдруг на стене на этом самом месте сидели два микроба и гнусно усмехались, глядя на нас, а я метким движением прибил их нашей морковью?

— Снайпер ты мой… — глаза жены наполнились слезами…

— Прости, прости, — забормотал я покаянно. — Это была только шутка, я не хотел…

— Такими вещами не шутят…

— Конечно, не шутят, — согласился я, ругая себя последними словами. — Ты не… пожалуйста… это…

— Если меня не станет… — проговорила жена сквозь слезы.

— Что?! Нет! Нет! Что ты такое говоришь? — я совсем растерялся.

— Я… хочу… дать тебе несколько советов…

— Не надо! Не надо! Пожалуйста…

— Надо, — строго сказала жена, глядя на меня сквозь слезы…

— Перестань…

— Для того, чтобы ты был счастлив со своей второй женой… — и она расплакалась, сама потрясённая своей новой идеей.

— Я вообще не понимаю, что происходит…

— Послушай, — она вытерла глаза. — Я считаю своим долгом сказать тебе… предупредить…

— Какой-то бред просто…

— Во-первых, ты храпишь.

— Обещаю завтра же застегнуть нос прищепками для белья, только прекратим этот разговор.

— Сегодня!

— Да, сегодня, обещаю.

— Во-вторых, не раздумывай над каждой ложкой супа перед тем, как сказать, что это вкусно… Ты сначала говори, что вкусно, а потом будешь думать, как выкрутиться, чтобы это было еще и правдой… — тут она совсем разрыдалась, а я совсем растерялся. Я просто не знал, что говорить в таких случаях, когда еще живая и вполне здоровая на вид жена дает наставления, как вести себя со своей преемницей.

— Хорошо, — на всякий случай я решил согласиться: так безопаснее. — Обещаю...

— Так, значит, ты согласен? — сквозь плач спросила жена.

— С чем согласен? — осторожно попытался выяснить я.

— Жениться во второй раз… после меня…

— Нет, ни в коем случае! Давай оставим этот дурацкий разговор, ты вот сидишь, ты вполне здорова, если не сказать упитана… Нет, нет, ты просто тростинка, качаешься на ветру от слабости… — я окончательно запутался.

— Быстро же ты забыл меня… — ее плач стал сильнее.

— Я не… я не хотел… я…

Она резко встала из-за стола и убежала в комнату, давя микробов на ходу.

— Стой! — закричал я. — Беги по дорожке из алкогеля! Зачем я пол поливал?

Я пока остался сидеть за столом...

Вокруг меня сгущались сумерки...

 

Теги: семья, Не по теме, Корона