Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Лашон ара о проступке в отношениях между людьми — условия

01 августа 2018, 07:26

Отложить Отложено

Последние несколько месяцев мы обсуждали политическое устройство еврейского народа в древней истории. А теперь вернемся из исторических глубин к насущным законам лашон ара. Как мы потом увидим, исторический обзор впоследствии окажется полезным.

Итак, существует несколько разрешений произносить лашон ара. Все они объединяются общим знаменателем. Лашон ара разрешается летоэлет, то есть если отрицательная информация о другом человеке или группе людей приносит пользу. Есть несколько разновидностей пользы. Например, лашон ара о злодее (см. /blogs/leib/leib_731.html и далее) приносит пользу тем, что учит других не совершать такие же поступки, поскольку они повлекут за собой общественное осуждение, а также возможно и сам злодей решит из-за этого исправиться (Хафец Хаим,. Законы лашон ара, Беер Маим Хаим, 4:32).

Если речь идет о проступках в области отношений между людьми (бен адам лехаверо), то есть когда один человек обидел другого, Хафец Хаим (Законы лашон ара, гл. 10, пар 1-5) разрешает сообщать об этом третьим лицам с целью исправить несправедливость. Простейший пример:

Гольдштейн должен Паше-Пинхасу 200 шекелей за проработанную смену в магазине и отказывается их возвращать. Паша-Пинхас рассказывает об этом дяде Мише Кукушкинду, а тот, естественно, уже рассказывает об этом всем остальным: Рабиновичу, Боре Когану, Хасидашвили, старому Науму и другим обитателям Н-ска.

Дядя Миша рассказывает, как Гольдштейн злостно, на ровном месте, не заплатил Паше причитающиеся ему 200 шекелей.

Правильно ли поступил дядя Миша? Правильно, если были соблюдены следующие условия.

1) Информация, которую передает дядя Миша, ему известна непосредственно и/или достоверна: то есть он либо сам видел, как Гольдштейн обещал Паше 200 шекелей, а потом не отдал, или, что более вероятно, Гольдштейн сам сказал дядя Мише, что нанял Пашу и не заплатил ему, или дядя Миша понимает, что это правда на основе косвенных улик (см. /blogs/leib/leib_1695.html и далее ) или предыдущего поведения Гольдштейна (см. /blogs/leib/leib_1337.html).

2) Дядя Миша правильно оценивает известные ему факты. То есть действительно речь идет о злостном отказе платить то, что должен. А если бы, например, оказалось, что Гольдштейн не хочет платить Паше-Пинхасу, поскольку Паша, в свою очередь, задолжал в магазине Гольдштейна и не хочет ему платить, тогда, согласитесь, ситуация уже не такая однозначная.

3) Дядя Миша не преувеличивает содеянное зло. То есть нельзя привирать. Дяде Мишe нельзя говорить, что Гольдштейн задолжал Паше кучу денег, и нельзя говорить, что Гольдштейн украл у Паши-Пинхаса 200 шекелей. И то, и другое — преувеличение.

4) Дядя Миша должен сообщать эту информацию исключительно из стремления помочь Паше-Пинхасу и восстановить справедливость. Если же дядя Миша об этом рассказывает всему городу из желания опорочить Гольдштейна (вероятно, потому что Гольдштейн в очередной раз задавил дядю Мишу фактами в споре о сравнительных достоинствах Месси и Роналду, тонкостях конституционной системы США и связи между распространённостью собакопоедания и учением Конфуция), то получается лашон ара, который произносить нельзя. Насколько чисты дяди Мишины намерения — судите сами.

5) Если есть возможность упрекнуть того, кто поступил неправильно, это нужно сделать перед тем, как сообщать лашон ара.

6) Сообщаемый лашон ара должен добиться нужного результата. Иначе говоря, если единственный способ выбить из Гольдштейна деньги — это пойти в светский суд или обратиться к местной мафии, то нельзя сказать, что дядя Миша всем сообщает о проступке Гольдштейна, чтобы Паша получил свои двести шекелей. Тут, правда, закон немного более сложный, и мы его в будущем разберем более подробно.

7) Если есть возможность добиться того же результата без лашон ара — это необходимо сделать. Например, дядя Миша может пригрозить Гольдштейну, что не будет у него покупать холодильник, кондиционер и мебель для своего племянника, переезжающего из Украины, если Гольдштейн не заплатит Паше.

8) Сообщаемый лашон ара не может причинить больше вреда объекту лашон ара, чем ему положено. Гольдштейну положено заплатить Паше двести шекелей. А если дядя Миша расскажет об этом местному хулигану Томеру (см. /blogs/leib/leib_2130.html), a тот (ведь даже хулиганам хочется бороться за справедливость) проколет Гольдштейну шины его Тойоты, чего Гольдштейн не заслуживает, то и лашон ара дяди Миши будет не летоэлет (конструктивной), а наоборот.

Все эти условия, откуда они происходят, их разные ответвления и детали, мы разберем потом. Но пока нам этого хватит, чтобы перейти к обсуждению лашон ара применительно к политике. Об этом в следующей статье.

Теги: Мусар, Лашон ара, Хафец Хаим, Мир, алаха, конструктивная критика