Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Грешник, знающий, что он грешник, лучше, чем праведник, знающий, что он праведник»Провидец из Люблина

ДЕТСКИЕ РАЗГОВОРЫ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ

Отложить Отложено

Вы помните, о чем взрослые спрашивали вас, когда вы были маленькими? Вы же были маленькими, наверняка, и вы тоже. 

Я помню. За столом собиралась вся семья, приходили в гости бабушки и дедушки, тети и дяди с их детьми: двоюродной и троюродной мелкотой и теми, кто постарше. Мы вместе смотрели диафильмы на белой простыне в детской комнате, передавая друг другу любимое медовое печенье, испеченное мамой, или конфеты, а когда сладкое заканчивалось – я брела в гостиную за добавкой. Останавливалась у папиного кресла и дергала его за рукав. Папа оборачивался, с улыбкой обнимал меня: «Что тебе?» и, понимая с полувзгляда, передавал вазочку с конфетами и печеньем. Но просто уйти со сладостями не удавалось почти никогда, обязательно какая-нибудь многоюродная тетя увлекала меня к столу, громогласно восклицала: «А выросла-то как! Вы посмотрите только, как она выросла!» Все смотрели, а мне больше всего хотелось уползти под стол, но тетя крепко держала мою разом взмокшую ладошку своими крупными пальцами, затянутыми перстнями, как сосиски веревочками.

- Ну, и сколько же нам уже лет?! – кричала тетя мне в лицо. От нее пахло соленой рыбой и сладкими духами.

- 6, - шептала я, краснея.

- Молодец! 6! – громко объявляла тетя, и все широко улыбались мне почему-то.

Невыносимо хотелось уйти, но я знала, это только начало детских разговоров взрослых.

- Нам скоро в школу! – восклицала тетя. – Ты уже, конечно, решила, кем будешь, когда вырастешь.

Я отрицательно мотала головой с выплетенными мамой кренделями в голубых бантах у самых ушей.  

- Как же это? – давалась диву тетя, будто сама знала ответ на этот вопрос еще в яслях. – Подумай хорошенько.

Я только сопела в ответ. Шоколадная конфета таяла в моей ладони.

Вопрос «Кем ты будешь, когда вырастешь» мне очень не нравился. Он загонял меня в тупик. Будущее я представить себе не могла. Никогда не думала о каком-то там странном времени, где мне 20 лет, хотя вообще-то 6. Вот мой мяч, кукла Ира большая и кукла Тина маленькая, зеленый велосипед с толстыми шинами, мама, папа, двоюродная сестра Таня. Ей 16. Но это же Она. Таня была для меня богиней. На всем белом свете не существовало никого красивее, добрее и любимее. А мне-то 6. Вот мой детсад, обожаемое картофельное пюре, сосиски, бабушкины пирожки с яблоками и мамино медовое печенье. Там во дворе мои выбивалы, классики, секретики с розовыми цветками шиповника и серебристой фольгой от шоколадки, кривая береза, трава в ромашках и клевере, песочница, мои сараи красного кирпича в 2 этажа с дощатой шаткой лестницей, я умею прыгать с пятой ступеньки, а Валерка - с десятой.

Но взрослые никогда не спрашивают меня ни о чем таком. Мой мир их не интересует, будто его и нет вообще, и меня нет, а вот потом когда-то, видимо, в светлом будущем, я вдруг буду. Причем буду неизвестно кем. Это плохо.

Тетя вздыхала:
- Кем ты будешь? Подумай!
Я металась, лепетала невнятно: 
- Когда вырасту? 
Я вертелась и подпрыгивала на месте, отталкивала тетю и лезла к папе на колени от безысходности. Он обнимал меня и ставил на пол.
- Кем же, кем?
Но я уже есть. Зачем вам это «буду»? 
Годам к 10 я выучилась говорить со взрослыми правильно, и на страшный вопрос, не моргнув, бойко рапортовала, что буду врачом или учительницей. 
Родители облегченно вздохнули. Мое будущее обрело какие-то приличные очертания. Родственники были довольны.

***

- А где учатся ваши мальчики? – спрашивает меня какая-то едва знакомая тетя. У нее платье в крупных желтых лилиях, пальцы в перстнях. От нее пахнет очень сладкими духами и соленой рыбой.

- В хейдере, - бойко рапортую я.

- В хейдере?! – зачем-то переспрашивает тетя. – Там только Тору учат.

Тетя изумленно оглядывает льнущих ко мне мальчиков. Они смущены ее пристальным взглядом.

- Кем же они будут, когда вырастут?

- Они уже есть, - отвечаю я.  
Никогда не спрашиваю детей, кем они будут, когда вырастут.  

Они есть. Любят читать, играть в футбол, кататься на велосипеде и ходить с папой в синагогу. Они есть. Какое счастье.

Теги не заданы