Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Тот, кто чувствует себя уверенно в этом мире, чужак на небесах. И наоборот»Рабби Иехиэль-Михл из Злочева

"Невероятное нашествие"

26 октября 2015, 23:45

Отложить Отложено

Эту историю в кратко изложенном виде я нашла  когда-то в предисловии к карманному изданию "Перек шира. И недавно, наблюдая явления нашей жизни, которые посланы нам как напоминание или предостережение, эта история всплыла в моей памяти. Не знаю, что в ней правда, а что, возможно, - нет. Но она интересна и, вот, оживив ее  небольшим литературным гарниром, я спешу представить ее на ваш снисходительный суд.

 

Невероятное нашествие

Гости бывают разные. С этим никто спорить не будет, даже сами гости. Только гости добавят, что и хозяева тоже разные бывают: щедрые и прижимистые, деликатные и… не очень. Ну,  тут еще много добавить можно, но если автор собирается рассказать историю, а не зарыться в трактат о типах людей, то ему, пожалуй, надо приостановиться, хоть он почти и разогнался.

Итак.

Представьте себе обычную семью. Назовем ее, ну, скажем, семья Дорфман. Папа, мама и четверо детей. А, может, на самом деле, детей там было больше, но, поскольку их роль в рассказе ограничивается  отчаянным  визгом, то чтобы не заглушать другие материалы на сайте, скажем, что их было четверо. Четверо  дружно визжащих детей - этого вполне достаточно, чтобы у вас заложило уши на неделю.

И хотя мы с вами характеризовали  семью Дорфман, как обычную, но все же чем- то они выделялись. Иначе не было бы рассказа, правильно?  Так чем же? Дело в том, что к ним любил наведываться один не совсем обычный гость. И хотя уже сказали наши мудрецы: "Того, кого Б-г любит, тому посылает несчастного". То есть и труды, которые надо вложить в него, и терпение, которое надо проявить в нему, и… простите,  раздражение, которое приходиться подавлять… иногда… – все эти заслуги поступают прямиком на закрытый валютный  счет такого типа, которому не страшны колебания курса.

И гость, которого Ицхак и Лея принимали от души, наверняка, относился к очень доходному, с этой точки зрения, типу гостей. То есть, всегда можно было довольно точно установить, когда он пришел, но никто никогда не знал, когда он уйдет. От него не пахло свежестью лесов и ароматом цветущих полей, и не раз хозяйка дома – Лея -  распахивала окно и только тогда она была в состоянии продолжить роль гостеприимной хозяйки. Не раз их гость, которого назовем реб Зуша,  принимая из рук хозяйки общее блюдо, в недра которого было вложено все содержимое кастрюли  -  для потчевания всех желающих, принимал это за свою собственную тарелку, и Лея и дети оставались ни с чем. Хотя, нет, кое-что все же оставались и на их долю: грязных тарелок, нуждающихся в мытье, после такой трапезы было намного меньше: что тоже, согласитесь, плюс ощутимый.

Реб Зуша имел обыкновение приходить по вечерам и располагать хозяйским телефоном, как своим собственным. Все члены семьи знали: если р. Зуша завладел телефоном, можете запланированные вами звонки отложить на неопределенное время. Впрочем, очень даже определенное -  на завтра, например, если только достопочтенный реб Зуша не нагрянет к вам и назавтра.

 И так по мелочам, и по крупному, этот уважаемый гость пополнял незримую копилку заслуг уважаемой семьи Дорфман.

Внешне он типичный Фишель, представлять не надо, верно? Вот он заходит в квартиру, и, если это будний день, сразу на входе натыкается на брошенный ранец. Он спотыкается об него так удачно, что под воздействием  этой встречи ренец поднимается на воздух на некоторую высоту, делает там небольшой кульбит или двойной тулуп, или как там это еще называется в фигурном катании.  Но первенство в этом изящном виде спорта перехватывает наш Фишель, то есть реб Зуша и, продемонстрировав не лишенную пластичности "ласточку",  растягивается во весь рост  на полу.  А ранец в качестве незадачливого партнера "рассыпался в извинениях". То есть "рассыпается" в прямом смысле:  из него сыплются тетради, учебники, карандаши и прочие овощи.

- Гверет Дорфман! - кричит Зуша, - Куда  вы смотрите? Почему ваши дети бросают ранцы, где попало?

Из кухни с полотенцем выбегает госпожа Дорфман, хватается за голову, всплескивает руками и кричит нехорошим голосом на своих детей.

Сцена следующая: реб Зуша сидит как король на именинах, пьет седьмую чашку чая и дает бесплатную лекцию по воспитанию детей, оживляя ее рассказами о своем детстве и  родственников, в воспитании которых он принимал деятельное участие, благодаря которому они выросли в достойных людей, не разбрасывающих ранцы в дверях своих домов. "Не то, что в некоторых домах", - добавляет он, прихлебывая чай.

 - А какой у них в доме чай? – с выражением, которое не передается определению, - вопрошает один из отпрысков семейства Дорфман, за что получает от своей мамы гневный взгляд и невольную улыбку, которая та, отвернувшись, пытается скрыть.

Со временем визиты все больше учащались, все больше удлинялись и, не осуждая никого, можно с сожалением признать, что терпение хозяйки дома иссякло…  поэтому когда они, по  другим соображениям,  решили переехать в новый район, в новую квартиру, то Лея предложила… реб Зуше об этом не сообщать…

Они переехали в новый район и начали обживать новую квартиру – намного более просторную, чем их прежняя, к тому же обладающую большим плюсом по сравнению со старой – широким двориком.

Все были довольны. Дети – двориком, в котором можно было играть, муж – просторным домом, жена – всеми вместе плюсами  новой и отсутствием минусов старой квартиры.

Все было прекрасно, пока однажды  новый дом не огласился отчаянным визгом. Что такое? Что случилось? Все бросились на крик и увидели причину визга – из нижнего кухонного шкафчика на них смотрел… ни больше, ни меньше… скорпион!

Его нейтрализовали, немного попереживали и успокоились. Пока… пока на завтра не обнаружили нового – родного брата первого.

На этот раз крик был сильнее и на две октавы выше. (Написать об это просто, а увидеть у себя на кухне живого дивного с-с-сскорпи-о-о-она – это не шутка).

В последующие  дни скорпионы были обнаружены еще несколько раз, и стало ясно, что в доме высадился  их десант.

Папа Дорфман, не медля, вызвал помощь. Прибыла бригада в составе одного человека для того, чтобы обезвредить вредное нашествие.  Пользы от этого было столько же, как если бы скорпионам посыпали соли на хвост.

Немедленно был вызван другой специалист с патентованным специальным ядом для этого дела.

И третий…

И четвертый…

Скорпионы демонстрировали удивительную  живучесть и приспосабливаемость к любым, самым зверским ядам.

Жизнь в новой квартире превратилась в… вы можете себе представить, во что она у них превратилась…

Не стало никакой жизни.

На отравление  ненавистных скорпионов были вколочены невероятные средства, а скорпионам все это, как будто, даже шло на пользу.

Не сказать, что семейство Дорфман приуныли. Нет, нельзя этого сказать. Потому что они были в панике. Они уже не знали к каким средствам прибегнуть. Они уже попробовали все. И без толку. Это было что-то немыслимое. Невероятное. Неестественное.

Неестественное.

И папа Дорфман решил пойти к раву, может, рав поможет ему найти причину этого невероятного явления, которое поселилось в его квартире и нагоняет страх на всю семью.

Рав Пинхас Шайнберг  (так рассказывается, что это был он) предложил: "Давай откроем "Перек шира" – и посмотрим, какой стих из ТаНаХа соответствует скорпиону.

Открыли. Проверили. Скорпиону соответствовал стих: "И милосердие Его ко всем творениям".

- …Милосердие, - проговорил рав, - может быть такое, что вы проявляли к кому-то милосердие, а потом перестали? И скорпионы пришли об этом напомнить?

Папа Дорфман вернулся домой озабоченный. "Милосердие… милосердие… к кому мы не применили милосердие?".

Вечером, на семейном совете с мамой Дорфман, обсуждая то, что сказал им рав, они снова и снова обдумывали и так, и эдак, пока образ реб Зуши  -  надоедливого, несвежего, но не забытого Б-гом, не всплыл перед их глазами.

На следующий же день папа Дорфман поехал в тот район, где они раньше жили, разыскал реб Зушу, который попенял ему, конечно, за отсутствие ковровой дорожки, которая не была постелена для него с первых же дней переезда до входа в новую квартиру. Папа Дорфман извинился и оправдался, как мог, и немедленно пригласил реб Зушу украсить своим присутствием их новое жилище.

Реб Зуша сменил гнев на милость и согласился прийти. И занял свое обычное место и за субботним столом в субботу и чуть было не написала: "и в печенках дорфманов в будни", но согласитесь, это было бы неделикатно…

Стоит ли говорить, что скорпионы пропали. Тем же необъяснимым образом, каким и появились, каким и проживали.

 

…Или объяснимым?..

Теги: Рассказ, Молитва, Между людьми