Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Лашон ара о проступке в отношениях между людьми — условиe второе

20 сентября 2018, 03:48

Отложить Отложено

 

Второе условие, тоже относящееся к достоверности информации, –правильная интерпретация фактов.   Даже если факты достоверны, но истолкованы неверно, то лашон ара для помощи другому человеку может оказаться просто лашон ара.

В нашем примере:

2) Дядя Миша правильно оценивает известные ему факты. То есть действительно речь идет о злостном отказе платить то, что должен.  А если бы, например, оказалось, что Гольдштейн не хочет платить Паше-Пинхасу, поскольку Паша, в свою очередь, задолжал в магазине Гольдштейна и не хочет ему платить, тогда, согласитесь, ситуация уже не такая однозначная.

 

а) Источник этого условия очевиден

б) Понятно, что при сильном желании даже очень неблаговидные факты можно истолковать в положительную сторону.  Это на иврите называется лимуд зхут и является мицвой (см. https://toldot.ru/blogs/leib/leib_653.html).  Однако в нашем случае, если действительно произошло нарушение законов Торы в отношениях между людьми, и можно это нарушение исправить, то тогда (см. Хафец Хаим, Законы Лашон ара, 3:7-8) можно говорить лашон ара, если более вероятная трактовка событий – отрицательная. 

То есть если непонятно, обидел ли Гольдштейн Пашу-Пинхаса или нет, но скорее всего, исходя из фактов, обидел (каф хова махриа йотер), то дяде Мише можно будет об этом рассказать другим, чтобы помочь Паше.

 

в) Если это условие не было соблюдено, иначе говоря, ситуация была истолкована неправильно, и на самом деле нарушения не было, то получится, что мы оболгали невинного человека, а это ужасно.  И даже если это было сделано с лучшими намерениями, то это все равно не изменяет того, что у невинного человека испортилась репутация.  Как было сказано в предыдущей статье, чистые побуждения не освобождают от ответственности, а лишь являются смягчающим фактором.

г) Исключений из этого правила нет, насколько я знаю.

д) как оно выполняется на практике, на примерах из прошлой статьи.   Рассмотрим два варианта: первый, в котором Гольдштейн и Мей-Заав поступают правильно, и второй, в котором они неправы.

 

Хороший вариант:

– Что строят? – спросил дядя Миша, увидев бульдозеры, экскаваторы и толпу крепких мужчин смуглого цвета.

– Рами Леви, – ответил Рабинович. 

– Какой Рами Леви, причем тут Рами Леви? – удивился дядя Миша, который душой находился в неисторической родине, знал наизусть таблицу чемпионата мира по футболу и переживал из-за слухов о грядущем наступление на Донбасс. 

– Рами Леви у нас будет большой супер строить, – сказал Рабинович. 

– Хорошо! – отреагировал дядя Миша. – Курица будет дешевле. 

– Да, – подхватил Рабинович, – молодец наш мэр, развивает бизнес, как обещал.

– Ха! – воскликнул неожиданно одушевившийся Гольдштейн. – Развивает, говоришь?  Так он этому Рами Леви налоги скостил, аж почти до нуля.  А кто будет эти налоги потом в бюджет платить?  Мы с тобой.  Это просто обдирательство простого народа.  А мэр потакает этим акулам капитализма.

– О чем ты говоришь!  Мэр же не дурак, он это тоже понимает.  Если Рами Леви здесь создаст новые рабочие места, а с них будут платить налоги, так всем будет лучше.  И вообще, государство у нас и так слишком сильно давит на бизнес.  А чем больше конкуренции, тем лучше нам, потребителям.  Мэр работает на нас, потребителей.

– На потребителей? – взвился Гольдштейн. – Я тебе скажу, на кого он работает!  Знаешь, кто будет менеджером этого магазина у Рами Леви?  То-то!  Мэровский племянник.  Вот на кого мэр работает.  Для себя ничего, все для семьи, – иронично закончил Гольдштейн.

– Откуда ты это взял? – спросил Рабинович Гольдштейна. 

– Что, про налоги или про племянника?

– И про то, и про другое.

– Ну, во-первых племянник его в соседнем магазине работал, так что я его знаю, он мне сам сказал.  А про налоги – так это у мэра в его дорожной карте по развитию бизнеса опубликовано. 

 

На следующий день Рабинович (если кто не помнит, Рабинович занимался общественной деятельностью, см. https://toldot.ru/blogs/leib/leib_3097.html) получил, вместе с другими общественными деятелями, независимый отчет о городских финансах.  В финансовые тонкости Рабинович не вникал, но этого и не требовалось.  В отчете ясно говорилось, что денег у города не хватает и нужно будет поднимать муниципальные налоги.  А Гольдштейн-то прав, подумал Рабинович.  Все, что Рами Леви недоплатит, придется платить нам.

Днем Рабинович проходил мимо торгового центра и увидел Пашу-Пинхаса.  Разговор, естественно, зашел о новом магазине Рами Леви. 

– Знаешь, – сказал Паша, – а я знаю этого парнишку, который менеджером у него будет.

– Серьезно? – удивился Рабинович. – Откуда? 

– Да, он тут в соседнем магазине работал пару лет назад, а я здесь стоял на посту.  Рони он, я его Ромой в шутку называл.  Хороший парнишка, приятный, общительный, мне даже пару раз фалафель купил. 

– А кем он работал?

– Рядовым продавцом, он на вид не очень смышленый.  Я его пару месяцев назад встретил, он работу искал, меня спрашивал, есть ли здесь что-нибудь подходящее.  А теперь видишь, как шашка прыгнула в дамки!

Прав, ох прав был Гольдштейн, ушлый, ничего не скажешь, насквозь видит, – удивлялся про себя Рабинович. 

 

Плохой вариант:

– Откуда ты это взял? – спросил Рабинович Гольдштейна.

– Что, про налоги или про племянника?

– И про то, и про другое.

– Про племянника от Влада-программиста слышал, он человек общительный, многих местных дельцов знает – вот и узнал.  А про налоги – так это ежу понятно, чем же еще он Рами Леви к нам мог привлечь, когда в соседнем городе идеальное место для супера!

На следующий день Рабинович (если кто не помнит, Рабинович занимался общественной деятельностью, см.   https://toldot.ru/blogs/leib/leib_3097.html), получил, вместе с другими общественными деятелями, независимый отчет о городских финансах.  В финансовые тонкости Рабинович не вникал, но этого и не требовалось.  В отчете ясно говорилось, что денег на пару лет вперед хватало.  Гмм, не знаю, прав ли был Гольдштейн, пока Рами Леви хотя бы какие-то налоги будет в бюджет платить, а потом, может, действительно, это экономику нам поднимет, подумал Рабинович, а может, и нет, непонятно, ну, посмотрим.

Днем Рабинович проходил мимо торгового центра и увидел Пашу-Пинхаса.  Разговор, естественно, зашел о новом магазине Рами Леви. 

– Знаешь, – сказал Паша, – а я знаю этого парнишку, который менеджером у него будет.

– Серьезно? – удивился Рабинович. – Откуда? 

– Да, он тут в соседнем магазине работал пару лет назад, а я здесь стоял на посту.  Рони он, я его Ромой в шутку называл.  Хороший парнишка, приятный, общительный, мне даже пару раз фалафель купил. 

– А кем он работал?

– Он на вид такой простой, пришел после армии, устроился продавцом, но, видно, хорошо продавал, стал там мелким начальником.   Потом уволился, мы еще с ним на прощание фалафель с пивом ели.   Он у Рами Леви начальником отдела в Нетании стал.

– В Нетании?  Ого, это далеко!

– Да зато говорил мне, что многому научится и работа хорошая.  Машину купил, чтобы ездить каждый день.  А недавно я его видел, он мне говорил, что хотел уйти, но ему обещали, что, если откроют у нас супер, его менеджером назначат.  Может, он меня охранником возьмет.

Что же Голдьштейн опять все в черном цвете видит? – возмутился про себя Рабинович.  – Какой племянник, какая взятка, молодец парнишка, пахал, пахал, вот в Нетанию тащился каждый день и выбился!

 

И тоже самое в Кирьят-Нуне:

Хороший вариант:

Йеорав, Борух аКоэн, старый Михаяу и Мей-Заав закончили приносить утреннюю минху на алтаре у старого Михаяу (этого, кстати, делать нельзя) и идут по берегу моря.  Вдалеке белеет парус. 

– Что это? –спрашивает Михаяу.

– Кнааним, —отвечает Йеорав, – везущие благовония.

– Слава Б-гу, ибо его добро вечно! – восклицает старый Михаяу. – Воскурю я их на алтаре, который рядом с домом моим!

– Наместник царя послал их, чтобы пришли они к нам и привезли товары свои, – сказал Равияу.

– Однако не берет с них наместник пошлин, а деньги с народа своего требует, – возразил Мей-Заав.

– Да привезут они нам свои товары, и воскурим мы их Б-гу, и благословит Он дело рук наших, – ответил старый Михаяу.– Ибо наместник царя служит Б-гу нашему.

– Разве Б-гу нашему служит наместник? – воскликнул Мей-Заав. – Разве не дал ему Зевед-Баал финикиец одежду и десять шекелей серебра? А пошлины у них не взял, а налог царю платить надо, и недостачу мы отдадим!

– Не возводи напраслину на наместника, – возразил Борух аКоэн.

– Именно правда это, – настаивал Мей–Заав, – глазами своими видел я, как Зевед-Баал дал наместнику серебро и одежды.

– Может, за товар уплатил Зевед-Баал наместнику? – поинтересовался старый Михаяу.

– Нет, слышал я, как наместник сказал ему – отвесь мне деньги и приходи и торгуй в земле бесплатно, – уточнил Мей-Заав.

 

Плохой вариант:

– Может, за товар уплатил Зевед-Баал наместнику? – поинтересовался старый Михаяу.

– Правдиво гласит Михаяу,– сказал Иеорав, – ибо видел я, как рабы наместника принесли к его кораблю вино и зерно.

Теги: Мусар, Израиль, Лашон ара, Хафец Хаим, Танах, история, Политика, алаха, махлокет, монархия