Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

СЛУШАТЬ ЛАШОН А-РА ИЛИ УПРЕКАТЬ И ПРОТЕСТОВАТЬ — ВСТУПЛЕНИЕ

21 июля 2015, 05:34

Отложить Отложено

 

 

 

 

Мы уже говорили о том, что лашон а-ра можно слушать ради пользы для себя или для других (Пять историй о том, когда можно слушать лашон а-ра ). Это разрешается, даже если очевидно, что тот, кто передает нам информацию, не имеет в виду никакой пользы и нарушает запрет лашон а-ра. При этом запрет лифнэй ивер (вводить в грех другого человека) остается, и, чтобы его избежать, необходимо еще одно условие (Еще раз о Рабиновиче).

 

А что нужно делать, если никакой пользы нет? Тогда необходимо остановить лашон а-ра. К этому нас обязывает мицват тохэха (обязанность упрекнуть другого еврея, если тот ведет себя неправильно). Если же человек имел возможность поправить своего товарища и не сделал этого, но на нем тоже лежит доля вины за неправильный поступок.

 

Однако тохэха не всегда является обязанностью. У ришоним (ранних комментаторов) существует спор, нужно ли упрекать в том случае, когда человек уверен, что к его словам не прислушаются. Интересно, что Хафец Хаим в своей книге (Законы о злословии 6, 5, 1873 год ) утверждает, что в этом случае обязанности нет (в соответствие с облегчающим мнением), таким образом, оспаривая мнение Рама в Шулхан Арухе. А в Мишна Брура (606, 2, 1907) он склоняется к тому, чтобы частично принять более строгое мнение, согласно которому, даже если человек уверен, что к нему не прислушаются, он обязан высказать свое несогласие один раз (эту, странную на первый взгляд, позицию объясним позже).

 

Кроме того, Хафец Хаим (Законы о злословии 6, прим. 9) приводит слова Рабейну Йоны (Шаарэй Тшува 3, 197), из которых следует, что нужно протестовать против лашон а-ра, даже если пользы от протеста не будет. Рабейну Йона пишет, что если кто-нибудь услышит лашон а-ра или нибуль пэ, или окажется в компании людей, поносящих Тору и заповеди, и будет знать, что они не прислушаются к его словам, будет наказан, если не упрекнет их и «положит руку на рот» (иначе говоря, промолчит). Поскольку не ответил он «недоумкам в глупости их» (ксилим бэ-ивалтам). А то скажут (они), что этот человек такой же, как они. Кроме того, он обязан ответить и ругать их, чтобы воздать почет Торе и заповедям, которые они презрели и над которыми насмехались. И защитить честь невинного и праведника, о котором злословили. Это одна из причин, по которым человек обязан покинуть компанию злодеев: ведь он будет наказан за то, что слушал их слова, (а, несомненно), он устанет отвечать им.

 

Хафец Хаим замечает: упрекать необходимо только в том случае, если это не произведет еще больше лашон а-ра. Например:

 

Рабинович и дядя Миша Кукушкинд обсуждают дефолт и прочие события в Греции. Дядя Миша ругает греков за финансовый беспредел, обильно уснащая рассказ историями о знакомых (по СССР) греках, которые все оказываются жуликами и жмотами, транжирившими деньги. «Прям как вот этот Гольдштейн» добавляет дядя Миша, неожиданно переводя разговор в знакомую плоскость.  Дело в том, что дядя Миша вчера опять проиграл Гольдштейну в споре на этот раз о философии Рава Кука и о влиянии Десяти Колен на японцев, поэтому отыгрывается привычным способом.

 

Ну что ты, возражает Рабинович. Не надо так о Голдьштейне говорить. Он вовсе так себя не ведет.

 

Еще как ведет, запальчиво отвечает дядя Миша. Вот я сейчас тебе расскажу об этом проходимце...

 

И дядя Миша рассказывает историю, как две капли воды похожую на историю о сослуживце Папандопуло, которую он рассказал Рабиновичу три минуты назад.

 

Здесь попытка Рабиновича остановить дяди Мишино злословие и защитить доброе имя Гольдштейна имела прямо противоположный результат. Поэтому лучше всего было бы не возражать дядя Мише, пытаясь ему доказать, что он неправ, а просто прекратить разговор.

 

Итак, Хафец Хаим указывает нам на обязанность противостоять злу и протестовать, когда оно совершается на наших глазах, в дополнение к обязанности поправить другого еврея, который поступает неправильно.

 

 

А теперь вопрос. Слушать лашон а-ра, согласно Хафец Хаиму, от человека, который точно нарушает запрет, можно, если информация полезная и нет проблемы лифнэй ивер. Ну, хорошо, с этим мы разобрались. А как же обязанность поправить и протестовать? И, кроме того, мы уже писали (Вторая банка кальмаров для Абрамовича) что даже там, где нет запрета лифней ивер, есть запрет месайея оврэй авера (запрет помогать тем, кто совершает нарушение)? Почему здесь эти запреты и обязанности не действуют?

 

 

 

Для того, чтобы попытаться найти ответ на эти вопросы, нам придется поглубже (ломдус!) разобраться в этих следующих трех понятиях:

 

1.  Тохеха--заповедь упрекнуть другого еврея

2.  Запрет месайея оврей авейра--запрет помогать нарушать алаху.

3.  Хануфа--запрет на лицемерие и соглашательство

 

Теги не заданы