Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Сказал Всевышний евреям: Мои дети, чего Я от вас хочу? Только чтобы вы любили друг друга и уважали друг друга»Тана Дебей Элияу Раба 28

ЕЩЕ РАЗ О РАБИНОВИЧЕ--ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ЛИФНЕЙ ИВЕР VII

23 июня 2015, 09:31

Отложить Отложено

 

 

Прошу прощения у читателей за длительное отсутствие. Тут много всего навалилось, времени было мало, а полное отсутствие комментов к последним двум статьям пыла не прибавило. Размышляя о жизни этого блога и просматривая материалы прошлых лет, я подумал, что, возможно, читателям совсем не нужен всякий ломдус. А что им интересно  так это алаха лэ-маасе (закон для практического соблюдения), особенно в виде историй про Рабиновича, а заодно еще, время от времени, размышления о внутренних переживаниях, побуждающих к лашон а-ра и т.д. А вот ломдус и всякая, так сказать, талмудистика — не очень. А мне именно это очень интересно. Возможно, желания автора блога и его читателей расходятся? Может, не нужно нудно пытаться объяснить, как работает запрет лифнэй ивер или кабалат лашон а-ра и тратить на это, буквально, годы, а переключиться на более интересное, там, про пересечение политики и лашон а-ра (уверен, что это будет всем очень интересно), или про лашон а-ра в семье или на работе и т.д.? Не знаю. А пока заключим обсуждение лифнэй ивер в контексте лашон а-ра.

 

Помните, с чего все началось? Скорее всего, нет. А дело было так.

 

Съем квартиры

Рабинович поехал к двоюродному брату на бар-мицву в Бейт-Эль. Отбармицвовавшись, Рабинович должен ехать обратно в Н-ск. Ему лень дожидаться автобуса. И он ловит тремп (попутную машину). Машина едет не совсем в Н-ск, а в ближайший мошав, а там его уже подберет друг Боря Коган. Ехать довольно долго, Рабинович скучает на заднем сиденье и слушает разговор, который ведут сидящие впереди.

 

Водитель с пассажиром обсуждают поведение одной своей знакомой, которая занимается покупкой и сдачей квартир. По их словам, бизнес она ведет довольно жестко (это пока еще не лашон а-ра). Через несколько минут Рабинович понимает, к своему удивлению, что речь идет о хозяйке квартиры с первого этажа. А квартира как раз освободилась, и г-жа Красноставская (см. Второй пример), вдова с четырьмя детьми, хочет туда переехать.

 

Рабинович задает несколько вопросов и внимательно слушает разговор, иногда вставляя реплику и направляя разговор в нужное русло, чтобы как можно лучше понять, с кем его подопечная (там же) будет иметь дело. Подъехав к Н-ску, он уже понял, что вдове с ее истрепанными нервами лучше не связываться с хозяйкой, которая возможно будет воевать за каждый шекель.

 

Здесь Рабинович поступает правильно — и в том, что изначально слушает, и в том, что пытается узнать и выслушать как можно больше. Поскольку в этом случае важны именно детали — насколько жесткая, по каким вопросам будет спорить, сколько возьмет и т.д.

 

Итак, было сказано, что Рабинович поступает правильно. А читатель Алекс С. (огромное ему спасибо!) усомнился:

  в первой истории, по-моему, Рабинович должен сказать, почему он слушает, иначе это лифнэй ивер.

 

 А теперь ответ.

 Как мы видели в предыдущих статьях (это было, в основном, в той части, которая на лашон кодеш — святом языке), закон лифнэй ивер предусматривает много исключений, и, как ни странно, факт нарушения запрета лифнэй ивер абсолютно не связан с нарушением Торы другим лицом. Иначе говоря, возможны ситуации, где другой человек из-за меня совершит нарушение, а я, тем не менее, запрет лифнэй ивер не нарушу. Можно предположить, что, когда человек «вводит в искушение» другого человека ради собственной, легитимной пользы, это тоже является облегчающим фактором. И действительно, для этого предположения есть некоторые основания (см., например, Хидушей Рамбан к Гитин 60).

Однако полного обоснования нет, и Хафец Хаим (Законы о злословии 4, 11, в примечании) пишет: «Если человеку нужно получить сведения о ком-нибудь, например, чтобы начать совместный бизнес или создать семью, то необходимо сообщить тому, кого он спрашивает, какова цель расспросов. И тогда, даже если сведения будут неблагоприятными, нарушения запрета лашон а-ра не произойдет, поскольку информация будет передана с целью принести пользу и уберечь другого человека от вреда или ущерба (лашон а-ра лэ-тоэлет). Однако, — продолжает Хафец Хаим, — можно возразить: если тот, кого я спрашиваю, узнает истинную цель моего вопроса, он откажется на него отвечать. А так — я его разговорю и он мне сообщит всю необходимую мне информацию».

Хафец Хаим не находит этот довод убедительным. Во-первых, отвечает он, даже если это так, разве можно нарушать запрет Торы ради выгоды? Чем лифнэй ивер хуже любого другого запрета Торы? А во-вторых, утверждает Хафец Хаим, опасения, что, зная причину моих расспросов, мне не ответят, — необоснованные.   Однако это, как мне кажется, зависит от среды и контекста. Есть люди и общины, где гораздо больше можно узнать о человеке, расспрашивая о нем мимоходом, чем целенаправленно.

 

В любом случае, Хафец Хаим постановляет: спрашивать о человеке, не сообщая о цели расспросов, — нельзя. Почему же тогда Рабинович ничего не нарушил, задавая вопросы, направляющие разговор в нужное ему русло (узнать побольше о хозяйке квартиры)?

 

Ответ следующий. Хафец Хаим рассматривает ситуацию, в которой лашон а-ра еще не произносится. Лашон а-ра прозвучит, только если я задам вопрос. То есть, чистый лифнэй ивер. В нашем случае Рабинович вмешивается в уже завязавшийся разговор. Следовательно, задача которая стоит перед нами — понять: прозвучит ли дополнительный лашон а-ра из-за расспросов Рабиновича? Понятно, что это установить очень трудно. То есть речь идет не о несомненном нарушении запрета лифнэй ивер (вадай исур), а о поступке, который, возможно, представляет собой нарушение (сафек исур).

 

Второй фактор — мнение Ритва и Меири, которые утверждают, что дополнительное нарушение не создает проблемы лифнэй ивер. Не будем здесь входить в подробности, эту тему мы уже достаточно подробно осветили в посте «Вторая банка кальмаров для Абрамовича».

 

Наконец, третий фактор: в отличие от стандартного случая, речь идет не просто о ком-нибудь, а o бедной вдове, человеке, к которому Тора обязывает нас (и хозяйку квартиры тоже) проявлять особое сострадание. Поэтому такую ситуацию можно квалифицировать как шэат а-дхак (чрезвычайную ситуацию). В таких случаях, если есть весомые аргументы в пользу этера (разрешения), устрожать было бы неправильно.

 

И еще просьба к читателям:    Начальство сайта прислала просьбу прислать список своих блогов, (ссылки), которые вы характеризуете как отличные.

 Я никак не мог составить этот список.   Поэтому просьба к читателям.  Выберите от трех до пяти статей, которые вам больше всего понравились, по любой причине и пришлите в комментах.  А я уже их соберу и передам начальству.  

 

Теги: Лашон ара, Хафец Хаим, лифней ивер