Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Гитель Итахова

Практическое пособие по исправлению мидот (качеств характера)

Все записи автора списком

Тикун мераглим 1

09 июня 2013, 11:48

Отложить Отложено

Для нижеприведенных заданий необходима тетрадь, ручка, 10-15 мин в день на размышления, и связь с раввином, чтобы задавать вопросы.  Во время "видуй", перечисляя грех лашон ара, можно иметь ввиду именно тот, всплывший в памяти, инцидент. Обязательно советоваться, если может быть необходимость просить прощения.  Если обидели нас, то судить благосклонно и стараться простить.  В молитве "Шма" перед сном, в отрывке, "я прощаю..." иметь ввиду того человека. 

Не отчаиваться, не пугаться бесчисленности ошибок, не впадать в безнадежность.  Наша цель приблизиться к Вс-вышнему, и тешува прокладывает дорогу.  Самое длинное расстояние преодолевается шаг за шагом.  Как бы далеко мы не находились, сколько бы ошибок и намеренных нарушений не совершили, аШем ждет нашего возвращения.

1 Таммуза. Воскресенье.

1. Позорящие слова — правда и ложь

Запрещено говорить любые слова, унижающие других. Если унижающее заявление правдиво, оно считается лашон-ара. Если оно лживо, то перед нами клевета. Во втором случае нарушение намного страшнее (ведь известно, что чести оклеветанного человека наносится больший урон, чем если бы о нем говорили правду).

Надо из раза в раз повторять, что лашон-ара — это правда, унижающая другого человека. Наиболее распространенная форма защиты от упрека в этом грехе звучит так: «Но ведь я сказал истинную правду!» Наш ответ: если ты сказал правду, то знай, что именно правда превращает твои слова в злословие, т.е. лашон-ара.

 

Распознаем лашон ара:

a.       «Но ведь это же правда»

b.      «Ему вреда не будет» (например, человек живет в другой стране)

c.       «Я просто пошутил»

d.      «Я ничего плохого не сказал, не надо преувеличивать»

e.      «Я не побоюсь ему сказать в лицо», или «Я ему сам это сказал вчера»

f.        «Знаете, что я вчера слышал о таком-то?»

g.       «Ты можешь мне доверять, я оставлю все при себе, ни одна душа не узнает о нашем разговоре»

h.      «Но я сам слышал, как он о вас это сказал»

 

Задание: Добавить несколько своих фраз.

 

 

2 Таммуза. Понедельник. 11. Когда вы не щадите даже себя…

Если мы, злословя о ком-либо, прибавляем унижающую информацию также и о себе, это не меняет положения, — все равно мы говорим лашон-ара, даже если рассказ о дурном поступке, совершенной глупости, бестактности или некомпетентности мы начинаем с самих себя.

 

«Мы с Ури Капланом в молодости занимались магазинными кражами».

«Честно говоря, в нашей группе никто не учится как следует».

«Я мало помогаю бедным, но и Левитан тоже скуповат».

 

Задание: 

1.       Говорили ли мы так, например, рассказывая про проделки в детстве? 

2.       Говорилм ли мы так в присутствии того человека? Есть ли вероятность, что он обиделся?

3.       Говорил ли кто-нибудь так обо нас? Обиделись ли мы?

 

3 Таммуза. Вторник5. Насмешка над уроками Торы

Многие ошибочно полагают, будто нет ничего дурного в высмеивании лекции по Торе. К сожалению, это очень распространенное явление, приносящее серьезный вред. Даже если манера изложения действительно была слабой, а содержание — неглубоким, нам запрещено высмеивать или передразнивать лектора. Наша оценка по многим причинам субъективна. Согласитесь, на всех угодить очень трудно: один слушатель предпочитает слушать монолог, другой — участвовать в дискуссии, третьему по душе увлекательные рассказы и притчи, четвертому философские рассуждения. Вам что-то понравилось на лекции; но именно это привело вашего друга в расстройство, и он считает время, проведенное в зале, потраченным впустую. Еще кому-то понравилось то, что вы не оценили. В любом случае, никогда не стоит унижать лектора за глаза (а тем более в глаза). Единственное, что можно сделать, — вежливо и спокойно обратиться к лектору наедине, попросив его, если возможно, чуть-чуть разнообразить уроки, побольше приводить примеров и т.д.

 

«Все знают, что у раввина П. очень скучные лекции».

«Он сам не понимает того, о чем говорит».

«Занятия рабби Р. можете смело пропустить. У него нет новых идей. Он цитирует чужие мысли».

«Он учит тому, во что сам не верит. Ему платят, вот он и рассказывает».

Безусловно, можно спорить на тему лекции или урока или обсуждать то, что осталось непонятным, приводить свои аргументы, не соглашаться. Однако делать все это следует, относясь с уважением к лектору или учителю.

Если на лекции по иудаизму какое-то замечание лектора содержит недопустимые с точки зрения Торы мысли, причем он не обмолвился и стоит на своем, более того, настаивает на своей правоте, то высмеять его — ваша обязанность. В этом случае нет никакого запрета лашон-ара.

 

Задание:

1.      Говорили ли мы так?  

2.      Повлияли ли наши слова на слушателей? Стали ли они хуже относиться к лектору?

3.      Причинили ли наши слова вред лектору? Должны ли мы просить прощения?

4.      В будущем как мы будем отзываться о лекциях, которые будем посещать?

5.      Отзывались ли негативно о наших лекциях или речах, в нашем присутствии или за спиной? Обиделись ли мы?

 

4 Таммуза. Среда. 5. Преуменьшение знаний человека о Торе

Многие любят распространять о людях, посвятивших себя изучению Торы, слухи, согласно которым их знания на самом деле далеко не так глубоки и обширны, как об этом говорят другие. (О, человеческая любовь к ниспровержению авторитетов!) Поступать так категорически запрещено, поскольку подобные разговоры могут принести людям реальный вред — например, потерю занимаемого в еврейском мире положения, не говоря о моральном ущербе и пр.

 

Новый раввин нашей общины не принадлежит к числу людей, знающих Тору в совершенстве, но он — благородный, добрый и благочестивый человек, знаток еврейского закона. К тому же он отлично разбирается в любых житейских ситуациях и всегда может предложить лучшее решение проблемы. Среди прихожан нашей синагоги большими знаниями в области Талмуда выделяется Мордехай. Его знания, пожалуй, более глубоки и обширны, чем у нашего раввина. И вот с недавних пор этот Мордехай, возомнивший о себе Б-г знает что, стал раввина критиковать. Причем, к сожалению, не в личной беседе, а в разговоре с другими людьми. Все знают, что Мордехай умен, и поэтому прислушиваются к его словам. В результате кое-кто стал над нашим раввином посмеиваться. Жуткая история! Чего на самом деле стоит пресловутая ученость Мордехая, если он постоянно совершает грех лашон-ара? Ему придется нести ответственность за весь вред, который он причиняет и нашему раввину, и всем прихожанам, которые слушают его высказывания.

 

Студент ешивы Исраэль недавно женился. Родственники жены счастливы, что породнились со знатоком Торы. Их счастью положило конец ехидное замечание соседа: «Исраэль учится усердно, однако сообразительностью и острым умом не блещет». Сосед, сам того не осознавая, виновен в грехе произнесения лашон-ара.

 

Остерегайтесь следующих комментариев в адрес своих ближних: «Кто вам сказал, что Реувен знаток Талмуда?», «Шимона можно назвать глубоким мыслителем весьма условно», «Леви блестяще знает текст Торы? Не смешите меня!», «Йеуда неглупый человек, но не в состоянии придумать ни одной новой концепции» и т.п.

Казалось бы, человек, комментируя подобным образом знания других людей, просто констатирует факт. Ошибка! Все это далеко не так безобидно, как кажется. Такую унижающую оценку (если она правдива) мы имеем право дать кому-то только в том случае, если нашлись желающие учиться у этих людей. И то — крайне осторожно, без преувеличений и излишних эмоций.

Надо каждый раз спрашивать себя: а нужно ли вообще оценивать кого-то вслух? Нельзя ли от оценок воздержаться?

Не стоит спрашивать у других: «Как этот человек учится и учит?» — без крайней на то необходимости, поскольку подобный вопрос легко может спровоцировать произнесение лашон-ара.

 

Задание:

1.      Говорили ли мы так?  

2.      Повлияли ли наши слова на слушателей? Стали ли они хуже относиться к тому человеку?

3.      Причинили ли наши слова вред тому человеку? Должны ли мы просить прощения?

4.      Говорили ли так про нас? Обиделись ли мы? 

 

 

5 Таммуза. Четверг 6. Личная информация

Если кто-то сообщает нам информацию о своем бизнесе или личных делах, нам запрещено делиться услышанным с другими людьми. Если мы так поступим, это может навлечь финансовые и личные неприятности на доверившегося нам человека. Даже если собеседник не сказал впрямую, что просит не посвящать в секрет других, мы не имеем права разносить услышанное.

Но если сведения указанного характера услышаны нами в группе из трех и более человек, причем говорящий не просил их не разглашать, то мы можем смело рассказывать об этом другим. В таком случае очевидно, что говоривший не имеет ничего против того, чтобы информация стала известна другим лицам.

 

Господин Берман, владелец фабрики по производству напитков, дружит с господином Цацкисом. Однажды Берман поделился с Цацкисом секретом состава нового популярного напитка, который он производит. Цацкису ни в коем случае нельзя делиться секретом этого состава с другими людьми, даже если Берман специально не попросил его об этом. Но если информация была сообщена в компании трех и более человек, рассказать об этом можно. Хотя и в этом случае, стоит Берману предупредить о неразглашении, слушателям сразу же будет запрещено раскрывать секрет состава перед другими.

 

Аня по секрету сообщила Лине о своей неофициальной помолвке. Даже если Аня не попросила Лину не разглашать ее секрет, само собой разумеется, что Лина не должна говорить об этом никому. Но если Аня рассказывает о своей неофициальной помолвке в кругу трех или более человек и не прибавляет при этом: «пока это секрет», или: «не говорите об этом никому», — то слушательницы могут поделиться этой новостью с подругами (но только без насмешек и колких замечаний!).

 

8. Секреты

Если кто-то раскрывает нам некую нейтральную информацию, но манера его рассказа дает нам понять, что он бы хотел сохранить сказанное в секрете, — нам запрещено повторять эту информацию другим, даже если тот человек впрямую не попросил нас об этом.

Очень хорошая привычка — никогда не пересказывать то, что мы услышали, если нам не дано прямое разрешение. Таким образом, мы никогда не расскажем ничего, что может кому-то нанести вред.

 

Беня позвал Матвея в соседнюю комнату и наедине сказал ему: «Я планирую поездку на две недели». Матвей должен хранить информацию в секрете.

 

Юдит прошептала подруге, чтобы никто не услышал: «У меня на банковском счету тысяча долларов». Подруга, безусловно, не должна рассказывать об этом никому другому даже под большим секретом, хотя Юдит явным образом ее об этом не просила.

 

Моисей сообщил Шалому: «Мой кузен гостил у Ицхака на прошлой неделе».

«Очень любопытно, — ответил рассерженно Шалом. — Твой кузен всегда жалуется на невероятную занятость и отказывается от моих приглашений. Но если он находит время для Ицхака, почему у него никогда нет времени для меня?»

 

В принципе, Моисей не знал, что можно разозлить человека такой, казалось бы, безвредной информацией. Привычка не сообщать никому информацию, не содержащую никакой важности, и побольше молчать поможет в будущем Моисею не попадать в подобные положения.

 

Задание:

1.      Поделились ли мы, случайно или умышленно, личной информацией других людей?

2.      Причинили ли наши слова им вред? Нужно ли просить прощения?

3.      Разгласил ли кто-либо наш секрет? Обиделись ли мы?

Теги: Тикун мераглим