Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Рауль Валленберг

Оглавление

Рауль Валленберг, спаситель венгерского еврейства [↑]

«Он залез на крышу вагона и начал просовывать в еще не запечатанные двери охранные паспорта. Он не обращал внимания на приказы немцев спуститься. Потом люди из “Скрещенных стрел” начали стрелять в него и кричать, чтобы он проваливал. Он не обращал внимания на них, и спокойно продолжал раздавать паспорта в руки, которые тянулись за ними. Я думаю, что люди из “Скрещенных стрел” специально целились поверх его головы, потому что ни одна пуля в него не попала, а иначе этого бы просто не могло быть. Я думаю, они так поступили потому, что их впечатлило его мужество. После того, как Валленберг раздал последние паспорта, он приказал всем, кто их получил, выйти из поезда и идти к веренице автомобилей, припаркованных неподалеку, — автомобилей цветов шведского флага. Я не помню в точности, сколько, но он спас много десятков людей из того поезда, а немцы и “Скрещенные стрелы” были настолько ошеломлены, что позволили ему уехать».

(Из воспоминаний Шандора Ардаи, одного из водителей, работавших на Валленберга)

Холокост — одна из самых больных и сложных для обсуждения тем в еврейской истории. Казалось бы, о причинах Катастрофы сказано и написано очень много. И, все же, тема не исчерпана, произнесенного и написанного недостаточно, фильмы, книги и статьи не передают всего ужаса происшедшего и не могут унять боль, а те, кому они адресованы, по-прежнему силятся понять, как такое могло случиться. «Просвещенное человечество» отвернулось от евреев и, пока одни их мучили и убивали, другие цинично потворствовали убийцам. Ни одна страна не готова была приоткрыть свои двери для евреев, ни одна радиостанция и ни одна газета не рассказали о том, что происходит с евреями в зоне немецкой оккупации. В результате множество наших братьев и сестер, которые могли бы укрыться или бежать, погибли просто потому, что ничего не знали об «окончательном решении», которое приготовили для них немцы. Сбылось сказанное в Торе: Всевышний «совершенно скрыл Лик Свой».

И, тем не менее, Он никогда не оставлял евреев полностью. Миллионы погибли, но многие спаслись. И иногда евреев спасали представители других народов — те, кого мы называем «праведниками народов мира». Спасая евреев, они тратили деньги, время и силы, они рисковали собственной жизнью и жизнью своих близких. Далеко не все они известны, не каждому это звание присвоено официально, но мы не имеем права забывать о подвиге этих людей.

В этой статье — речь о человеке, который спас от уничтожения не менее 100000 евреев.

Семья, детство и юность Валленберга [↑]

Рауль-Густав Валленберг родился 4 августа 1912 года.

Дело было так. В 1911 году офицер Рауль-Оскар Валленберг женился на Марии-Софии Визинг, дочери профессора Пера-Йохана Визинга и Софи Визинг, которую близкие называли Май. Валленберги были известной в Швеции династией финансистов и дипломатов. Отец Рауля-Оскара, Густав Валленберг, был на дипломатической работе в Токио, а затем в Стамбуле и Софии.

Сам Рауль-Оскар служил в Шведском королевском флоте. 4 августа 1912 года неподалеку от Стокгольма, в Лидинге, где у Пера и Софи был летний домик, родился мальчик, которого назвали Рауль-Густав в честь отца и деда: отец умер от рака за три месяца до рождения сына. А через три месяца после появления ребенка на свет умер его дед Пер. Поэтому воспитанием юного Рауля в первые годы его жизни занимались овдовевшие Май и Софи. В 1918 году Май вышла замуж за Фредрика фон-Дарделя, и у Рауля родились сводные брат Гай и сестра Нина.

После школы Рауль должен был отслужить обязательные восемь месяцев в армии. Когда он закончил службу, дедушка Густав отправил его учиться в Париж. Проведя там год, юноша был принят в Мичиганский университет и в 1931 году отправился за океан изучать архитектуру.

Валленберги были весьма состоятельными людьми, что, в теории, позволяло Раулю жить с комфортом, ни о чем не тревожась. Но он предпочитал финансовую независимость и поэтому постоянно где-нибудь подрабатывал, не брезгуя и неквалифицированным трудом. В частности он работал рикшей в Чикаго во время выставки «Век Прогресса», как многие студенты из простых семей. Во время каникул Рауль путешествовал по Америке автостопом. «Когда ты путешествуешь как бродяга, то все иначе. Нужно все время быть бдительным. Каждый день ты встречаешься с новыми людьми. Автостоп учит тебя дипломатии и такту».

Рауль знал, что у него в роду были евреи: прапрадед Рауля со стороны бабушки Софи Михаэль Бенедикс из Германии, поселившийся в Стокгольме в 1780 году, принял христианство и сделал хорошую карьеру при дворе. Удивительно, что Рауль с юных лет гордился своей одной шестнадцатой еврейской крови.

Известный шведский философ Ингмар Хедениус вспоминал свою беседу с Раулем в 1930 году в армейском госпитале: «Он гордился своим частично еврейским происхождением, и, как мне помнится, некоторым образом его преувеличивал. Помню, как он сказал: “Такой человек, как я, который одновременно и Валленберг, и наполовину еврей, никогда не может быть побежден”».

В 1935 году Валленберг закончил университет и вернулся в Швецию, где с удивлением узнал, что американский диплом архитектора здесь не признается и работать по специальности он не может. Дедушка Густав задействовал свои связи, и Рауль получил должность в Кейптауне, в офисе шведской компании, которая продавала в Южной Африке стройматериалы. Шесть месяцев спустя Рауль приехал в подмандатную Палестину и начал работать в филиале Голландского банка в Хайфе. Там он познакомился с еврейскими беженцами из Европы, и их рассказы произвели на него очень сильное впечатление. Но как помочь евреям — он не знал.

В 1936 году Рауль снова вернулся в Стокгольм, где с помощью своего дяди, Якоба Валленберга, получил место в Центрально-Европейской Торговой Компании, которая осуществляла экспортно-импортные операции между Швецией и центрально-европейскими странами. Принадлежала эта фирма венгерскому еврею Кальману Лауэру.

Положение венгерских евреев во время Второй мировой войны [↑]

Начиная с 1938 года, власти Королевства Венгрии, которым правил регент Миклош Хорти, заключивший союз с Гитлером, принимают законы и постановления, направленные против евреев, основанные на немецких «Нюрнбергских расовых законах» 35 года. Евреям было запрещено заниматься рядом профессий, их изгоняли из правительственных структур, количество евреев на госслужбе резко снизилось. Тем не менее, «окончательного решения еврейского вопроса» не последовало.

В ноябре 1940 года Венгрия официально стала одной из «стран Оси». В сложившейся ситуации поездки в родную Венгрию для Кальмана Лауэра быстро стали невозможными, и Валленберг был вынужден стать его личным представителем. Он заключал сделки от имени Лауэра и опекал его большое семейство, которое оставалось в Будапеште. Начиная с 1941 года Валленберг стал постоянно ездить в Будапешт, выучил венгерский язык.

Спустя год Рауль стал совладельцем компании и ее международным директором. В этом качестве он предпринял несколько деловых поездок в Германию и оккупированную Францию, где близко познакомился с особенностями функционирования нацистского бюрократического аппарата и методами управления, применяемыми немцами, что весьма пригодилось ему в дальнейшем.

К февралю 1943 года завершилась Сталинградская битва. В этом сражении на стороне Германии принимали участие 200 тысяч солдат и офицеров 2-ой Венгерской армии. Поражение было сокрушительным, венгерская армия потеряли 84% личного состава. В Будапеште поняли, что эту войну «Оси» не выиграть. Уже в 1942 году режим Хорти начал секретные мирные переговоры с США и Великобританией, продолжая, однако, тесно сотрудничать с Германией.

Когда Гитлеру стало известно о двойной игре Будапешта, он приказал оккупировать Венгрию. В марте 1944 года от Хорти потребовали согласия на ввод в Королевство немецких войск, в том числе — частей СС.

Немецкие войска быстро взяли под контроль всю территорию страны и потребовали от Хорти сменить правительство: вместо умеренного Миклоша Каллаи премьером стал прогерманский генерал Дёме Стояи. При этом реальной полнотой власти в стране теперь обладал не премьер, а военный губернатор, бригаденфюрер СС Эдмунд Веезенмайер, которому были предоставлены неограниченные полномочия. Именно с этого момента венгерские евреи попали в мясорубку Холокоста.

Уже в апреле под руководством Адольфа Эйхмана начались массовые депортации венгерских евреев в польские лагеря смерти. Ежедневно вывозили по 12000 человек. 15 июня Веезенмайер отправил Риббентропу телеграмму, в которой бодро отрапортовал, что 340000 евреев уже депортировано, и пообещал, что, если не будет срывов, к концу июля их количество удвоится, а после того, как число депортированных евреев достигнет 900000, еврейский вопрос в Венгрии будет окончательно закрыт.

События, предшествовавшие операции Валленберга по спасению евреев [↑]

Как известно, спецслужбами и руководством стран антигитлеровской коалиции тщательно замалчивались факты геноцида евреев, который уже несколько лет планомерно осуществлялся нацистами. Но то, что происходило в Венгрии, все же, получило огласку.

Произошло это благодаря Жоржу Мантелло — наст. имя Георг Мандель (Дьёрдь Мандл). Этот венгерский еврей до войны занимался бизнесом в Румынии и очень помог Сальвадору с военными контрактами. Латиноамериканцы не остались в долгу: Мандель получил должность посла этой страны в Восточной Европе, а в 1942 году бежал в Швейцарию, где специально под него в Женевском консульстве Сальвадора была создана должность первого секретаря. Мандель сменил фамилию на Мантелло и, в тайне от начальства, принялся выдавать евреям сальвадорские паспорта: он рассылал их дипломатической почтой в Польшу, Голландию и Францию. Таким образом он спас не менее 40000 человек. В 1944 году Мантелло получил от румынского дипломата Флориана Манолиу документы об уничтожении евреев в Аушвице, а также о планах нацистов по депортации и уничтожению всех евреев Венгрии. В конце мая 1944 года он напечатал и широко распространил два важнейших документа.

Первым стал сокращенный до пяти страниц вариант 33-страничных «Протоколов Аушвица», подготовленный равом Хаимом Михаэлем Довом Вейсманделом: он включал доклады Врбы-Вецлера и Розина-Мордовича, бежавших из Аушвица словацких евреев. В докладах подробно описывалось происходящее в Аушвице-Биркенау.

Вторым документом стал доклад по Венгрии, в котором подробно излагалась история создания гетто и депортации венгерских евреев в Аушвиц, город за городом.

Мантелло отпечатал эти тексты в сотнях экземпляров и разослал их журналистам, государственным деятелям, священникам, а также официальным представителям США и Великобритании. Все 180 швейцарских газет на следующий день вышли с требованиями прекратить убийства, а римский папа Пий XII попросил Хорти остановить поезда в Освенцим. США и Великобритания также были вынуждены реагировать. Уинстон Черчилль написал: «Нет никаких сомнений, что это преследование евреев в Венгрии… возможно, является величайшим и наиболее чудовищным преступлением во всей человеческой истории».

Широко известно, что Франклин Рузвельт после публикации грозился разбомбить железнодорожные пути, ведущие к Аушвицу, и что он этого так и не сделал. На самом деле, его администрация обратилась к «Совету по делам военных беженцев», созданному т. н. «группой Бергсона», от контактов с которой Рузвельт ранее уклонялся. Президент отправил сотрудника Департамента казначейства Айвера Олсена в Стокгольм в качестве представителя «Совета» с заданием найти способ помочь венгерским евреям.

Это была не единственная причина прибытия Олсена в Европу: ему предстояло руководить проведением секретных валютных операций в стокгольмском отделении Управления стратегических служб — первой объединенной разведслужбы США, на базе которой после войны было создано ЦРУ.

Олсен должен был найти подходящего человека, который мог и хотел бы отправиться в Будапешт для реализации там программы по спасению евреев, используя в качестве прикрытия дипломатический иммунитет.

Олсен вступил в контакт с местным еврейским комитетом помощи, который возглавлял главный раввин Швеции Мордехай (Маркус) Эренпрейс. Одним из членов комитета являлся Кальман Лауэр, бизнес-партнер Валленберга.

Первым, кого предложил Олсену комитет, был Фольке Бернадот, граф Висборгский, член королевской семьи и вице-президент Шведского комитета Красного Креста. Однако кандидатура Бернадота не устроила Венгрию. И тогда Лауэр предложил Валленберга. В июне Олсен встретился с Валленбергом и тот произвел на него сильное впечатление. Ряд американских официальных лиц отнесся к идее привлечь Валленберга крайне негативно: они сомневались в его надежности, поскольку у семьи Валленберга и правительства Германии были некоторые общие бизнес-интересы. Тем не менее, Олсену удалось настоять на своем, и МИД Швеции принял предложение США принять Валленберга на службу и отправить в Будапешт. В обмен на это американцы обещали не так сильно давить на нейтральную Швецию, требуя прекращения свободной торговли с Германией.

Подвиг Рауля Валленберга [↑]

Уже в июле Валленберг прибыл в Будапешт. К этому времени из Венгрии в товарных вагонах было вывезено свыше 400000 евреев. Почти все они были направлены в Аушвиц-Биркенау. В Венгрии оставалось около 230000 евреев.

Валленберг привлек своего друга, шведского дипломата Пера Ангера, и вместе они начали оформлять и раздавать «защитные паспорта»: обладатель такого паспорта считался шведским подданным в ожидании репатриации, поэтому депортировать его было нельзя. Эти документы не имели никакой юридической силы, но в глазах немецких и венгерских начальников выглядели убедительно. А если они выглядели неубедительно, то Валленберг давал взятку. Шведская дипмиссия в Будапеште сумела договориться с немцами о том, чтобы к обладателям защитных паспортов относились как к шведам, что освобождало их от обязанности носить на одежде шестиконечную звезду.

Когда Германское правительство объявило эти паспорта недействительными, Валленберг сумел заручиться поддержкой баронессы Элизабет Кемени, жены министра иностранных дел Венгрии Габора Кемени, которая убедила мужа признать 9000 паспортов.

На деньги, которые собрал в Америке «Совет», Валленберг снял в Будапеште 32 дома и объявил, что на их территории действует дипломатический иммунитет. Он вешал на эти здания таблички, на которых было написано «Шведский исследовательский институт», «Шведская библиотека» и т. п. На фасадах он помещал огромные шведские флаги. Количество евреев, размещавшихся в этих зданиях, в конце концов, достигло почти 10000 человек.

Валленберг привлек к деятельности по спасению евреев более 350 человек. Среди них были самые разные люди, в том числе сотрудники дипломатических миссий, бизнесмены и агенты спецслужб. В какой-то момент люди Эйхмана и штурмовики «Скрещенных стрел» начали охоту на Валленберга, поэтому он не проводил две ночи подряд в одном месте.

Валленберг подкупил активиста «Скрещенных стрел» Пала Сзэлая. В январе 1945 года, за два дня до того, как в Будапешт вошли советские войска, Валленберг написал обращение к Эйхману и генерал-майору Герхарду Шмидхуберу, главнокомандующему Вермахта в Венгрии, и передал его через Сзэлая. В этом письме Валленберг убеждал нацистов отказаться от плана взорвать Будапештское гетто, в котором находилось около 70000 евреев, и от того, чтобы устроить «марш смерти» для последних выживших. Он угрожал, что они будут жестоко наказаны за военные преступления, как только война закончится[1].

Арест [↑]

17 января 1945 года Рауль Валленберг был приглашен в ставку маршала Малиновского в Дебрецен. «Я иду к Малиновскому… Не знаю пока, в качестве гостя или узника» — это последние слова Валленберга, о которых доподлинно известно.

В 1993 году в шведской газете «Svenska Dagbladet» была опубликована информация из военных архивов СССР, преданная гласности: Валленберг был арестован по личному приказу наркома обороны Николая Булганина, переданному в ставку Малиновского в день исчезновения Валленберга. Десять лет спустя стало известно, что Валленберга, возможно, «сдал» СМЕРШу Вильмош Бём — венгерский политик, работавший на советскую разведку и поделившийся с кураторами своими подозрениями о связях Валленберга со спецслужбами.

Из Дебрецена Валленберг был поездом отправлен в Москву. 21 января его поместили в камеру на Лубянке, которую он вынужден был делить с Густавом Рихтером, политическим атташе посольства Германии в Румынии, — помощником Эйхмана, ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса» в этой стране. 1 марта Рихтер был переведен оттуда и никогда больше не видел Валленберга. В 1955 году на допросе в Швеции Рихтер сказал, что Валленберга как минимум один раз допрашивали в течение полутора часов.

После ареста [↑]

Дальнейшая судьба Рауля Валленберга неизвестна. Правительство СССР сперва отрицало похищение Валленберга, затем заявило, что он умер от сердечного приступа.

Существуют документальные свидетельства того, что он был расстрелян или убит смертельной инъекцией 17 июля 1947 года. Тем не менее, существуют и косвенные свидетельства в пользу того, что Валленберг умер намного позже, что его продолжали допрашивать и допросы могли длиться по 16 часов. А некоторые бывшие заключенные утверждали, что встречали его «на зоне» и в психиатрических клиниках даже в 80-е годы.

Родственники Рауля Валленберга по сей день продолжают добиваться от российского правительства раскрытия правды о его гибели.

Мотивы, которыми руководствовались советские лидеры, принимая решение об аресте Валленберга, точно не известны. По некоторым данным, его предполагалось обменять на кого-то из советских перебежчиков. Не исключено, что его хотели превратить в агента советского влияния на израильском направлении. Однако основной версией считается интерес советской стороны к связям Валленберга с американской разведкой, а также — к информации о немецких спецслужбах, которой он мог обладать.

В 1996 году ЦРУ рассекретило ряд документов, связанных с Валленбергом, из которых следует, что он, скорее всего, был не просто человеком, согласившимся осуществить сложнейшую и опаснейшую миссию по спасению венгерских евреев, но и агентом Управления стратегических служб (что, конечно, ни в коей мере не умаляет его заслуг).

Четыре года спустя Генпрокуратура РФ официально реабилитировала Валленберга со следующей формулировкой: «Валленберг и [его водитель] Вильмош Лангфельдер в январе 1945 года, будучи работниками шведской миссии в Будапеште, а Валленберг, кроме того, обладая дипломатическим иммунитетом нейтральной страны, которая не воевала против СССР, были задержаны и арестованы под видом военнопленных и содержались длительное время вплоть до их гибели в советских тюрьмах, подозреваясь в шпионаже в пользу иностранных разведок».

В 2012 году генерал-лейтенант ФСБ Василий Христофоров сказал, что данные о Валленберге не обнародованы потому, что его дело еще не закрыто.

В 2016 году шведское налоговое ведомство официально признало Рауля Валленберга умершим, хотя место и время его смерти до сих пор не установлены.

Память [↑]

Памятники Раулю Валленбергу установлены во многих городах мира. Валленберг является почетным гражданином Израиля. Также Валленбергу было присвоено почетное гражданство Канады и Венгрии.

Один из спасенных Валленбергом венгерских евреев, американский конгрессмен Том Лантос, инициировал присвоение ему звания почётного гражданина США. Он был награждён Золотой медалью Конгресса США «в знак признания его достижений и за героические действия во время Холокоста».

Чтобы «увековечить гуманистические идеалы и ненасильственное мужество Рауля Валленберга», в Америке был создан Комитет его имени, который ежегодно вручает людям, реализующим эти идеалы, премию имени Рауля Валленберга.

Израильский Институт Катастрофы и героизма «Йад ва-Шем» официально присвоил Валленбергу звание «Праведника народов мира».


[1]Есть и другая версия истории спасения гетто: испанский генеральный консул в Венгрии Джорджо Перласка, который лично спас свыше 5200 евреев, обвинял Сзэлая в том, что тот лгал во время судебного процесса, и утверждал, что, хотя Валленберг спас тысячи людей, заслуга спасения гетто принадлежит все же не ему. Перласка рассказал, что ему стало известно о планах нацистов сжечь гетто со всеми его обитателями, и тогда он отправился в подвал мэрии Будапешта, где находилась резиденция Габора Вайны — убежденного национал-социалиста, возглавившего венгерское МВД в правительстве нациста Салаши, лидера «Скрещенных стрел». Перласка принялся запугивать Вайну правовыми и экономическими мерами в отношении трех тысяч венгерских граждан, якобы проживающих в Испании, которые предпримет его правительство в случае уничтожения гетто, и тем, что так же поступят две латиноамериканские страны. На самом деле Перласка блефовал, да и венгров в Испании было намного меньше, чем он говорил, но Вайна поверил ему и гетто не было уничтожено. 18 января его освободили советские войска.

Выводить материалы