Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«По своим снам человек может узнать, действительно ли сердце его со Всевышним»Раби Нахман из Бреслава, Сефер аМидот
Выдающийся исследователь Торы, руководитель нью-йоркской ешивы Нитра в годы Второй Мировой Войны занимался изучением буквенных кодов, скрытых в тексте Пятикнижия. К этим исследованиям его привели отдельные высказывания и намеки, содержащиеся в книгах кабалистов прошлых веков.

Раби Хаим-Михаэль-Дов Вайсмандель (5664—5718 /1903—1957/ гг.) — выдающийся исследователь Торы, руководитель нью-йоркской ешивы Нитра.

Родился в г. Братиславе.

В годы перед второй мировой войной был одним из ведущих преподавателей ешивы словацкого города Нитры, возглавляемой его тестем.

В этот период он занимался изучением буквенных кодов, скрытых в тексте Пятикнижия. К этим исследованиям его привели отдельные высказывания и намеки, содержащиеся в книгах кабалистов прошлых веков. Так, например, величайший кодификатор и знаток сокровенного учения р. Моше Исерлис из Кракова (Рамо; см.) сравнивал структуру книг Пятикнижия с храмовой менорой. Размышляя над этим уподоблением, р. Вайсмандель обнаружил целый ряд удивительных закономерностей. Оказалось, что если отсчитать сорок девять знаков от буквы тав, завершающей первое в Торе слово Берешит (В начале), то пятидесятой будет буква вав. После следующих сорока девяти букв — пятидесятой окажется рейш, а при дальнейшем подобном отсчете — пятидесятой будет буква эй. Вместе буквы тав, вав, рейш и эй составляют слово Тора. И точно так же в конце книги Берешит: если отсчитывать по сорок девять знаков, начиная от буквы тав, завершающей слово везот (и вот, Берешит 49:28), то пятидесятые буквы — вав, рейш и эй — вновь сложатся в слово Тора.

Во второй книге Пятикнижия получился тот же результат: в начале книги при отсчете от буквы тав, завершающей слово Шмот (Имена), и в конце книги при отсчете от буквы тав в слове тхелет (голубая шерсть; Шмот 39:8). В третьей книге Ваикра — в ее центральной по расположению разделе Кедошим — р. Вайсмандель обнаружил закодированное точно таким же способом непроизносимое четырехбуквенное Имя Всевышнего. Коды в двух последних книгах, Бемидбар и Дварим, оказались зеркальными — подобно тому, как одни ветви меноры зеркально отражают другие. В этих книгах — и в начале, и в конце — слово Тора было зашифровано с помощью того же кода, но с обратным порядком букв: эй, рейш, вав, тав (Цафунот Атора, Ашалхэвет, 24 с.12)

Р. Вайсманделю было также известно высказывание Виленского Гаона (см.) о том, что все последующие события закодированы в Торе. По свидетельству учеников, Виленский Гаон мог указать, где именно в Торе закодированы имена каждого из великих еврейских мудрецов. Так, например, сохранилось его указание на то, что в стихе «Умножились Мои чудеса в стране Египетской» (Шмот 11:9) закодировано имя великого законоучителя р. Моше бен Маймона (Рамбама; см.), жившего именно в Египте, — первые буквы слов этого стиха (ребот мофтай беэрец мицраим) составляют имя Рамбам. Пользуясь уже проверенным методом, р. Вайсмандель обнаружил, что при последовательном отсчете сорока девяти букв от мем в слове Моше, содержащемся в этом же стихе, пятидесятые буквы складываются в слово Мишнэ — первое слово из названия основного алахического труда Рамбама Мишнэ Тора (Повторение Торы). Код второго слова в этом названии — Тора, начинался несколько стихов спустя с буквы тав в слове ото (его) (Шмот 12:11). Сосчитав количество букв, разделяющих коды первого и второго слова в этом названии, р. Вайсмандель был потрясен: расстояние составляло ровно шестьсот тринадцать букв — по числу заповедей Торы, кодифицированных Рамбамом. Более того, р. Вайсмандель отметил, что во всем этом отрывке повествуется о принесении пасхальной жертвы, которое совершалось в четырнадцатый день месяца нисан, — а именно этот день и был датой рождения Рамбама (Сарей амеа 1:7; Цафунот Атора, Ашалхэвет, 24 с.13).

Вдохновленный всеми этими открытиями, р. Вайсмандель продолжил свои исследования. Для этой цели он записал текст Пятикнижия особым образом — на маленьких листках, на каждом из которых он разместил по десять строк, состоявших ровно из десяти букв. Таким образом, на каждом листике получалось по сто букв — два раза по пятьдесят, и благодаря такому расположению коды как бы проступали из-под привычного текста Торы (Цафунот Атора, Ашалхэвет, 24 с.11—13).

Свои открытия р. Вайсмандель записал уже во время второй мировой войны, когда он скрывался в тайном убежище. Впоследствии его ученики опубликовали эти рукописи, озаглавив книгу Торат хемед (Желанная Тора) (Д. Вицтум Амеймад аносаф с.12).

Р. Вайсмандель перешел в подполье вскоре после прихода гитлеровцев в Словакию.

Он создал подпольную группу, получившую название Квуцат аавода (Рабочая группа). Эта организация проводила рискованные операции по спасению еврейских жизней не только в самой Братиславе, но и по всей Словакии (Ки эш кадха беапи с.20).

Р. Вайсмандель сыграл одну из решающих ролей в оповещении правительств западных стран о преступлениях, совершаемых нацистами в отношении евреев. С того времени, как зимой 5702 /1942/ года началась массовая депортация словацких евреев, он скрывался в подземном убежище около Братиславы, сохраняя связи как с другими подпольщиками, так и с евреями, легально живущими в гетто. Когда той же зимой в Братиславе появились первые беженцы из Польши, рассказавшие о массовом истреблении евреев в концлагерях и в варшавском гетто, р. Вайсмандель записал их свидетельства, а несколько месяцев спустя сумел переправить эти записи в нейтральную Швейцарию, представителям американского Ваадааацала (Комитета спасения). Это были первые сообщения о массовых убийствах, просочившиеся на Запад (Ки эш кадха беапи с.134; Бесетер раам с.43,77; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.200).

Р. Вайсмандель надеялся, что, когда о преступлениях нацистов станет известно в свободном мире, страны-союзницы немедленно протянут евреям свою руку помощи. Но в игру вступили политические расчеты: руководители США и Англии опасались, что, если они вмешаются в войну на данном этапе, предприняв специальные меры по спасению еврейского населения, это только «будет лить воду на мельницу Гитлера, который с самого начала утверждал, что вся война и была затеяна по указке евреев» — в результате «будет подорван всенародный — и даже международный — консенсус относительно смысла и целей войны с гитлеризмом». Пародоксально, но такой же позиции придерживались и лидеры светских еврейских организаций — они боялись, что демократическим режимам не удастся мобилизовать народ на войну — «ведь не каждая английская или американская мать согласится, чтобы ее сын рисковал своей жизнью “ради каких-то евреев”». Лишь в начале зимы нового 5703 /1942/ года правительства Советского Союза, США и Великобритании все же выступили с совместной декларацией, в которой предупреждали руководителей Рейха об ответственности «за запланированное истребление евреев» — однако к этому времени большинство евреев Европы уже было уничтожено (Йеуда Бауэр Постигая прошлое, с.18; А. Данилова Рассекреченная мораль, МИГnews 5.07.2000 с.20).

Приблизительно в то же время р. Вайсмандель писал из своего братиславского убежища в Землю Израиля, р. Моше Блою (см.), возглавлявшему иерусалимское отделение организации Агудат Исраэль: «Ну, что я могу сказать — тридцать-сорок процентов всего еврейского народа уже убито. И, по великим нашим грехам, из мира изучающих Тору уничтожено восемьдесят-девяносто процентов. И знай, что вызволить даже одного человека отсюда, значит спасти его от уничтожения — страшного и жестокого. …Мы сейчас стараемся спасти, переправив в Венгрию, гаона и праведника из Белза (р. Аарона Рокеаха /Белзер Ребе/; см.), …и, возможно, также раввина Менахема Зембу (в те дни находился в варшавском гетто; см.). Великая заповедь спасти оставшихся раввинов — выдающихся знатоков Торы и праведников» (Бесетер раам с.60).

В 5703 /1943/ году, убедившись, что на скорую помощь союзников рассчитывать не приходится, р. Вайсмандель приступил к осуществлению своего широкомасштабного плана по спасению сотен тысяч евреев, получившего кодовое название «Европа».

Через своих доверенных людей р. Вайсмандель вступил в контакт с эсэсовским генералом Дитером Вислицени, возглавлявшим нацистскую администрацию в Братиславе. Нацист принял крупную взятку, собранную евреями, и согласился приостановить отправку в лагеря смерти двадцати четырех тысяч евреев из различных районов Словакии. Ободренные успехом еврейские лидеры предложили Вислицени, имеющему доступ к главе СС Гиммлеру, прекратить уничтожение евреев Европы в обмен на «компенсацию» в два-три миллиона долларов. Для того, чтобы начать предметные переговоры с Гиммлером, который якобы был готов на контакты с представителями союзников, Вислицени потребовал задаток в двести тысяч долларов. И тогда р. Вайсмандель и его соратники обратились за помощью к самым богатым еврейским организациям — Всемирному Еврейскому Агентству (Сохнуту) и американскому Джойнту. Но реакция оказалась самой непредсказуемой: чиновники Джойнта обвинили «попрошаек из Восточной Европы» в том, что они «хитростью и обманом пытаются выманить деньги… из кармана у порядочных и наивных евреев Запада». Представители Сохнута также не проявили заинтересованности — причем, главным противником проекта был сионистский лидер Давид Бен-Гурион. «Мы должны понимать, — писал р. Вайсманделю швейцарский представитель Сохнута, — что все народы стран-союзниц щедро проливают свою кровь, и если мы не принесем своих жертв, то чем завоюем право присутствовать за столом переговоров при послевоенном переделе мира и требовать для себя Землю Израиля?! И поэтому с нашей стороны было бы глупостью — и даже наглостью — добиваться, чтобы гои, проливающие свою кровь на войне, позволили бы нам, ради спасения нашей крови, перевести деньги во вражескую страну! Нет, Земля Израиля будет куплена для нас только кровью — кровью всех еще оставшихся в Европе мужчин, женщин, стариков, и младенцев» (Р. Вайсмандель Мин амецар с.95—96; Йеуда Бауэр Постигая прошлое, с.18—19).

Позднее Сохнут все-таки выделил деньги на осуществление этой сделки — но к тому времени ситуация в нацистской верхушке изменилась, и Гиммлер направил своего адъютанта к генералу Вислицени с приказом прекратить переговоры с еврейскими представителями. Через генерала Вислицени р. Вайсманделю стало известно, что один из духовных руководителей мусульман Палестины, иерусалимский муфтий Хадж-Амин эль-Хусейни, убедил Гитлера и его ближайшее окружение довести уничтожение евреев Европы до конца — чтобы уцелевших «не смогли перевезти в Палестину». Впоследствии эту информацию подтвердил и куратор нацисткой программы «окончательного решения еврейского вопроса» Адольф Эйхман (Р. Йоэль Шварц, р. Ицхак Гольдштейн Ашоа с.123,245).

После того как реализация плана «Европа» сорвалась, р. Вайсмандель бежал из Братиславы и достиг г. Будапешта, где евреи все еще находились в относительной безопасности.

Он перешел венгерскую границу по тайным горным тропам в Карпатах, воспользовавшись помощью профессиональных контрабандистов. Хотя Венгрия и являлась верным сателлитом гитлеровской Германии, части вермахта и СС там не размещались, и евреи продолжали свою обычную общинную жизнь. В их среде господствовала иллюзия, что их страна так и останется «одиноким островком избавления» в залитой кровью Европе. Обосновавшись в Будапеште, р. Вайсмандель помог переправиться на этот «островок избавления» многим беглецам из стран, оккупированных нацистами, — при проведении спасательных операций он сотрудничал с р. Йоэлем Тейтельбоймом (Сатмарский Ребе; см.), возглавлявшим работу Ваадааацала (Комитета спасения) в венгерской Трансильвании. Одновременно р. Вайсмандель разрабатывал новый план: по каналам, установленным еще в Словакии, он возобновил контакты с Адольфом Эйхманом, а затем связал его с руководителями еврейской общины Будапешта, в частности, с высокопоставленным сионистским функционером доктором Исраэлем Кастнером. На этот раз переговоры велись об обмене сотен тысяч еврейских узников концлагерей, обреченных на смерть в газовых камерах, на необходимые Германии грузовики и тракторы-тягачи (Ки эш кадха беапи с.134; Бесетер раам с.74,77,82—83,90).

Весной 5704 /1944/ года Венгрию внезапно оккупировали части вермахта, и сразу же началось быстрое и планомерное уничтожение евреев этой страны.

С момента, когда началась высылка венгерских евреев в лагеря смерти — сначала из района карпатских гор, а затем и из других участков страны, р. Вайсмандель разослал по различным общинам сотни писем, в которых предупреждал: «Прячьтесь, оказывайте сопротивление и убегайте, но только не давайте поместить себя в гетто — потому что оттуда вас отправят на истребление» (Бесетер раам с.43).

Р. Вайсмандель также скрывался, но был схвачен и заключен в концентрационный лагерь Серед, а затем отправлен на «поезде смерти» в лагерь уничтожения Аушвиц (Освенцим).

По дороге он уговаривал своих спутников совершить побег, убеждая, что при этом некоторые смогут спастись — а в противном случае, погибнут все. Однако его спутники были парализованы страхом, и в конце концов, ему пришлось выпрыгнуть из поезда одному. Он вновь скрывался, продолжая деятельность по спасению других евреев (Ки эш кадха беапи с.134).

В этот период р. Вайсмандель сумел передать на Запад карту концлагеря в Аушвице, составленную им по показаниям двух евреев, совершивших побег из этого лагеря. Р. Вайсмандель призывал союзников разбомбить газовые печи Аушвица и подъездные пути к нему — по его убеждению, это могло бы спасти жизни многих тысяч жертв, ведь в этих печах уничтожали до двенадцати тысяч евреев ежедневно. Но союзное командование, сославшись на технические причины отказалось от проведения такой операции. В последующий период самолеты союзников разбомбили множество военных и гражданских объектов в окрестностях Аушвица, но хотя бы один удар по газовым печам и подъездным путям к лагерю нанесен так и не был (Ки эш кадха беапи с.7; Бесетер раам с.44; R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.200).

В конце войны, зимой 5705 /1944/ года, р. Вайсмандель был спасен на «поезде Кастнера».

В результате инициированной им сделки между Эйхманом и доктором Кастнером было переправлено в Швейцарию более полутора тысяч еврейских узников, и он был включен в этот список — в обмен нацисты получили партию грузового транспорта (Ки эш кадха беапи с.134; Бесетер раам с.82—84).

Потеряв в годы Катастрофы всю семью, р. Вайсмандель эмигрировал в США. Он создал в Нью-Йорке ешиву, назвав ее Нитра — в память о словацкой ешиве, в которой он преподавал до войны.

Р. Хаим-Михаэль-Дов Вайсмандель умер в 5718 /1957/ году.

В 5720 /1960/ году в Нью-Йорке вышла в свет его книга Мин амецар (Из теснины), в которой он подробно рассказал о своих попытках «приостановить» Катастрофу.

с разрешения издательства Швут Ами


Согласно объяснению многих еврейских мудрецов, поскольку человек состоит из двух противоположных «компонентов» — тела и духа, ему даны были два пути использования материальных вещей — материальный и духовный. Но, как известно, иудаизм строго регламентирует, какие способы воздействия возможны, а какие строго запрещены. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 166. Запрет гадания, астрологии и колдовства

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваэра

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.