Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Вообрази себя канатоходцем над пропастью. Как сохранить равновесие? Едва твоё тело потянет в одну сторону, тянись в другую»Раби Исроэль из Рижина

Харедим и русскоязычные — в одной лодке утесов

Отложить Отложено

Жертвы фобии

«Их община закрыта, ксенофобна, культурно отгорожена от остального общества («культурное гетто»), а с политической точки зрения, она настроена «антидемократически», реакционно и даже тоталитарно.

Как и большинство стереотипов, эти идеи не совсем оторваны от реальности. Не секрет, что в их среде гораздо большее место занимают политические идеи, традиционно относящиеся к правому лагерю, и что либеральные позиции левых по различным вопросам (феминизм,  права ЛГБТ, религиозный плюрализм и др.) не вызывают сочувствия на их улице…

Они не абсорбируются,  сливаясь с местным ландшафтом, а создают новые пласты действительности, вступающие в равноправную интеракцию с израильским обществом, с его ценностями, приоритетами и традициями. Неудивительно, что это беспокоит израильский истеблишмент, под ногами которого внезапно расступилась земля, стал меняться привычный уклад мира. Страх такого рода описан еще в книге Исход,  в которой египтян беспокоила ситуация  с многочисленным, сильным и культурно-автономным еврейским меньшинством. Каждая сторона видит в них нарушение баланса, определенного статуса кво…

Их культурная и образовательная автономия, не имеющая прецедентов в истории страны (другие группы, волны репатриантов просто вливались в «плавильный котел», не особенно сопротивляясь) как бы подрывает сами культурные устои Израиля как нового гомогенного сионистского образования со строго ивритоязычной культурой».

О ком написано все это в статье, которая недавно мне попалась? О харедим, правильно?

Нет. О русскоязычных в Израиле. Написанная одним из них в попытке понять, почему некоторые их не любят, почему временами чувствуется, как он говорит, «русофобия». И называется эта статья «Русский - значит иной».

Гм.

«Общество в обществе»

Много сказано о том, насколько мы, русскоязычные и харедим, отличаемся друг от друга, насколько далеки от взаимопонимания. Да, религия, определение еврейства, гражданские браки, гиюр.

Но, может быть, стоит обратить внимание и на то, как много у нас общего.

Ведь действительно русскоязычные эмигранты являются носителями особого менталитета и особой культуры. Последняя - целый мир, по-своему богатый и уникальный, содержащий свой код, свою сокровищницу выражений и цитат, понятных собратьям по культуре с полуслова, но совсем не известных тем, кто не вырос в России/СССР - и, по большому счету, непереводимых.

И русскоязычный мир, и мир харедим имеет своих знаменитостей, пусть разных по типу, но в одинаковой мере неизвестных за его пределами. Спросите нерусскоязычного израильтянина (или Западного человека), кто такие Ильф и Петров, или Кобзон, или Миронов, Табаков, Райкин - вряд ли будут знать. (На вопрос о Высоцком, возможно, ответят, что это компания, торгующая чаем.) Спросите нехаредимного израильтянина о том или ином важном раввине или главе ешивы - то же самое. Только слышали имя рава Хаима Каневского - из новостей, как того, кому все харедим подчиняются. И впечатление, наверное, такое же, как о России - слышали имя Путина, которому все там подчиняются, а кроме него будто и нет никого.

И для русскоязычных, и для харедим важно сохранить свою культуру/традицию. Носитель русской культуры опечалится, осознав, что его внук, ассимилировавшись в иностранном обществе, не будет знать Пушкина и другие произведения русской/советской культуры. Юрий Слезкин в своей книге «Эра меркурия. Евреи в современном мире» даже определяет увлечение евреями русской культурой как «пушкинскую веру». А хареди еще больше опечалится, осознав, что его внук, ассимилировавшись в том же обществе, не будет знать молитвы и Талмуд.

Особая культура и менталитет русскоязычных, и трудность вливания в израильское общество породила феномен русских «гетто»: магазины с русскими вывесками и работниками, русские культурные мероприятия, пресса и т. д. По сути, островки России в другой стране.

Как продолжает автор той статьи: «Это привело к созданию «общества внутри общества». Русские стали селиться в «русских городах» - Ашкелоне, Ашдоде, Холоне, Рамат Гане. Они предпочитали (хотя не то чтобы выбор был) создавать семьи с такими же приехавшими русскими, которые не смеялись над их акцентом, ели ту же еду и знали, кто такой Чебурашка.»

И харедим образуют свои «гетто», предпочитая селиться вместе с себе подобными и строить общину со своей инфраструктурой: синагогами, кашерными магазинами, прессой, религиозными школами и ешивами - целой культурной и образовательной автономией. И обвиняют их в создании «государства в государстве».

Как-то раз попался мне полушуточный список особенностей и повадок русскоязычных израильтян, которыми они отличались от остальных. Жаль, нет теперь под рукой оригинала, но суть сводилась к тому, что русскоязычные во многом как одна семья, «свои» друг для друга среди моря других людей.

И, прочитав этот список, я подумал: замени в каждом наблюдении «русского» на хареди - получится тоже правильно.

Ибо описан здесь - менталитет и образ жизни изгнанников одного народа/общества среди другого. Такими были евреи на протяжении последних тысячелетий, живя среди других народов. И, с точки зрения харедим, современный Израиль, пусть и еврейское государство, представляет собой еще один этап изгнания в обществе иного типа. Но вот и русскоязычные эмигранты, получается, тоже находятся в подобного рода «изгнании»…

Либеральные патриоты

Это - в плане типа общества и его отделенности. Но и в мировоззрении тоже на самом деле много общего. Неслучайно до недавнего времени говорили о «право-религиозном» лагере, в который входили и большинство русскоязычных.

Хотя в СССР-России еврей типично являлся либералом, попадая в новую страну, будь то Израиль или Америка, он обычно быстро становится «правым» и «патриотом». Как написал Юлий Ким - даже не еврей, но оказавшийся в Израиле и близкий по духу - о себе: «Стал патриотом либерал».

Потому что ехали из страны, которая им не нравилась, в другую страну, которая как раз нравилась такой, какой была. А либералы везде не удовлетворены нынешнем состоянием дел и жаждут перемен. Вот и получилось: русскоязычные за свободу и демократию, но в современном Западном и израильском обществе либералы уже пошли дальше: за феминизм, права ЛГБТ, в Израиле - за уступки палестинцам, отмахиваясь от предупреждений об опасности. А русскоязычный либерал не понимает, почему либерализм должен включать в себя также и эти пункты, и оппозиция им делает его уже «консерватором», а в глазах особо ярых либералов - прямо-таки фашистом.

И харедим - хотя люди по характеру весьма милосердные - по всем этим пунктам выступают против современного либерализма. Права женщин - особая тема, и харедим на самом деле очень женщин уважают, только их понимание в этом совсем другое. Ну а ЛГБТ - это современное помешательство, которое идет не просто против религии, но и против логики, но что ты сделаешь с этим миром… В этом плане харедим, как и русскоязычные, остаются просто нормальными людьми, еще не заразившимися этой болезнью.

И, как правильно отмечает статья, даже в вопросах религии на самом деле у русскоязычных и харедим есть точки соприкосновения. Так, русскоязычные тоже вовсе не считают важным «религиозный плюрализм», стремление к которому побудило Верховный суд сейчас признать гиюр «реформисткого» и «консервативного» иудаизма. Эти движения никогда в России успеха не имели, а возникли в Германии и Америке, где велик был соблазн ассимиляции, но не давление на религию как таковую. Поэтому некоторые тамошние евреи изобрели эти течения, которые позволили им чувствовать, что так они будут «как все, только евреи». И теперь требования признать эти течения исходят именно от американских евреев, под предлогом «плюрализма». Тогда как русскоязычные евреи, ассимилировавшись, совсем оторвались от религии, поэтому у них нет соблазна для самообмана в этом плане, и они понимают: уж если возвращаться к религии, то к аутентичной, изначальной.

Непонятые меньшинства

Не только по типу общины и мировоззрению между харедим и «русскоязычными» много общего, но и по типу отношений с окружающим обществом. Разумеется, мейнстримное общество не любит, когда внутри него кто-то выделяется, тем более обособляется и, вроде бы, ведет себя как «чужой». Вот и продолжает вышеупомянутая статья: «Исторически сложившееся в обществе  разделение на общины, сообщества и группы порождает враждебное отношение к любому «иному», будь то сефарды, ультраортодоксы, эфиопы или русские».

Именно так.

Конкретнее, русскоязычных часто воспринимают как «мафию». Как «жуликов» и «воров». Один англичанин, очень хороший человек, когда ему только показалось, что я слишком твердо отстаиваю свои права, выдал такое: «Конечно, ты русский, вырос в стране, где все воры и бандиты, где единственный способ выжить - расталкивать всех локтями, вот и тебя так воспитали…» Возразить, конечно, было нечего… И больше сказать ему с тех пор тоже.

И харедим воспринимаются как дельцы, коррупционеры, вымогатели и воры. Как общество, действующее эгоистически, в собственных интересах, загребая все для «своих» и расталкивая остальных локтями.

Хотя на самом деле и те, и другие по большому счету вовсе не такие, а если и как-то борются, то за свои легитимные интересы и права, как все. Но вот так воспринимаются те, кто представляются «чужими» и кого не понимают.

И слышат они в свой адрес нехорошие слова. Поступил мне недавно вопрос: почему русскоязычных временами называют руси масриах? (На русский лучше и не переводить.) Почему такая особая неприязнь - по сути, антисемитизм? И вынужден был разочаровать ответом: к сожалению, не особая. Ибо лично я еще до этого выражения слышал другое: хареди масриах...

И что делать таким людям?

Понимать друг друга! Быть солидарными. Как пишет тот же автор: «Требования различных общин и меньшинств  уважать и сохранять их культурные особенности получили мощнейшую поддержку в лице миллиона русскоязычных репатриантов».

Правильно, именно так должно быть. Русскоязычные обладают уникальной способностью понять другие подобные им культурные меньшинства. Ощутить, каково быть в их шкуре. И проявить солидарность.

Как же обидно, когда наблюдаем, как некоторые политики и журналисты ведут пропаганду в противоположном направлении и вместо наведения мостов разжигают рознь. Вместо того чтобы способствовать достижению понимания и солидарности с другими культурными меньшинствами, чтобы сообща бороться за то, что нас объединяет, они сталкивают эти меньшинства лбами. Забыв, что выигрывают от этого те, кто против любых меньшинств. Что выполняют для последних грязную работу по принципу «разделяй и властвуй».

Уж те, кто сами в меньшинстве, имеет и ценит свою уникальную культуру, и не спешит ассимилироваться в мейнстримном обществе, могли бы и понять тех, кто с ними в этом схож. Те, кого воспринимают как агрессивных эгоистов, загребающих себе бабло, могли бы и понять тех, кого воспринимают так же.

А их пытаются науськать, чтобы встали на сторону мейнстрима и потребовали крови себе подобных меньшинств. Как вообще такое назвать, если честно?

Лермонтовские утесы

Не являясь большим знатоком русской поэзии, одно понимаю о Лермонтове: его творчества выделяется лейтмотивностью, а также автобиографичностью. И главный его - одиночество и изгнание, таким он ощущал себя, отчужденным от общества.

«Печальный демон, дух изгнания». «Тучки небесные, вечные странники… как я вы, изгнанники». «Выхожу один я на дорогу». «Белеет парус одинокий». (Захаров и Миронов правильно схватили, что Остап - по сути, трагический «лермонтовский» герой. «Эх, Киса, мы чужие на этом празднике жизни». Поэтому «белеет мой парус, такой одинокий…» Такой вот «герой нашего времени».)

Демон, тучка, парус... А также - утес. Да, на котором ночевала та же тучка. Но не только:

 

Укор невежд, укор людей

Души высокой не печалит;

Пускай шумит волна морей,

Утес гранитный не повалит;

 

Его чело меж облаков,

Он двух стихий жилец угрюмый

И кроме бури да громов

Он никому не вверит думы…

 

Одинокий, угрюмый, но стойкий к укорам тех, кто его не понимает, пусть и не может вверить им думы, вдохновленные бурями и громом с Небес...

Но встречается также неоднократно мотив двух утесов, близких, но трагически разъединенных:

 

Стояла серая скала на берегу морском;

Однажды на чело ее слетел небесный гром.

И раздвоил ее удар, — и новою тропой

Между разрозненных камней течет поток седой.

Вновь двум утесам не сойтись, — но всё они хранят

Союза прежнего следы, глубоких трещин ряд.

 

Так расселись под громами,

Видел я, в единый миг

Пощаженные веками

Два утеса бреговых;

Но приметно сохранила

Знаки каждая скала,

Что природа съединила,

А судьба их развела.

 

Итак, останутся ли внутренне богатые утесы каждый в своем одиночестве и отчуждении не только от окружающих морских волн, но и друг от друга? Или найдут способ навести мосты?

Вот в чем вопрос.

 

P.S. Дорогие друзья! 

Сайт "Толдот" предлагает вам принять участие в программе "Талмуд-Онлайн", где вы, занимаясь с опытным личным преподавателем, сможете расширить свои знания и узнать много нового о Торе и об Иудаизме.

Программа рассчитана для еврейских мужчин (до 55 лет) и женщин (до 44 лет). Участие бесплатно. 

Номер телефона и whatsapp для записи:

+972 53-474-1888 - р. Элиша Лагранский (координатор программы Талмуд-Онлайн)

Теги: Ешива, Политика, Ортодоксальные евреи, Актуалия, образование, единство еврейского народа, государство Израиль, Харедим, Взаимопонимание, Русскоязычные, Русские, Советский Союз.