Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Хочу спросить о роли и месте России в мире...

Темы: Греки, Предназначение, Народы мира, Ишмаэль, История, Эсав, Гостеприимство, Рим

Отложить Отложено

Уважаемые раввины, хочу спросить о роли и месте России в мире. В свете последних событий становится все более очевидно, что с ней не все так просто. Видно невооруженным глазом, что российский народ не похож ни на европейцев, ни на азиатов. И хоть пишут, что народ этот — тоже потомки Эсава, очень уж он отличается от народов Европы. Территория России богатая, народ ее тоже весьма талантлив, если брать каждого индивидуума в отдельности (в эмиграции это довольно заметно), однако у меня создается впечатление, что земля та не жалеет своего народа, ну, или они ее. Хотелось бы услышать мнение людей, умеющих сопоставлять сегодняшние новости с древним знанием.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте!

Тема России действительно непроста, да и весьма политизирована, особенно сегодня, поэтому о ней сложно писать. Как Вы правильно замечаете, вроде бы — потомки Эйсава, но какие-то «не такие». Тем не менее, представляется, что все-таки возможен более-менее объективный анализ места и роли России в мире, особенно если, как Вы сказали, «сопоставить сегодняшние новости с древним знанием». Непросто, конечно, но попытаться можно.

Римский Запад и греческая Россия

Хотя географическое положение России, несомненно, играет свою роль, думаю, что лучше для начала проследить исторические корни — а также корни ее противостояния с Западом. Это прольет свет на многое, включая и нынешнюю ситуацию.

Как отмечают многие политологи, называть сегодняшнее обострение отношений России с Западом «второй холодной войной» не совсем правильно, поскольку сейчас природа противостояния уже иная. Так, во времена холодной войны СССР исповедовал коммунизм, целью которого было «освобождение» всего мира, а сейчас уже нет, а конфликт все равно есть.

Поэтому даже многие западные аналитики признают, что сегодняшнюю Россию следует уподоблять не столько СССР, сколько дореволюционной Российской империи. Россия тогда не была советской, а на Западе главенствовала не Америка, а европейские державы. Но уже были те же взаимные подозрения и негативные стереотипы. Запад считал Россию не частью Европы, а варварской и агрессивной азиатской силой, представляющей угрозу. А Россия считала, что на нее смотрят свысока, зря боятся и несправедливо выталкивают из Европы, хотя по собственному ощущению она является ее неотъемлемой частью. И уже тогда был спор западников и славянофилов, равняться России на Запад или отвернуться и идти другим путем. Значит, дело не в коммунизме и не в Америке, а в России и Западе вообще.

А их корни, в свою очередь, в религии. Запад — католицизм (позже также протестантизм). Россия — православие. И то, и другое — христианство, и в этом плане они принадлежат к одной цивилизации и противопоставлены восточному исламу. Но все же непримиримые различия есть, поэтому и между собой они враждуют. В 20-ом веке Советская Россия воевала с нацистской Германией, стремившейся расширить свое «цивилизационное» пространство, а в Средние века — православный русский князь Александр Невский воевал с тевтонскими (немецкими) рыцарями, стремившимися к распространению католицизма.

Этот натиск он отразил, зато повернул на восток к Орде, которая подчинила Русь политически, но не тронула ее религию. Интересно, что «католическая» означает «вселенская», и раскол христианства окончательно оформился, когда католики стали вытеснять греческий обряд в завоеванных нормандцами землях, распространяя свой обряд на восток, и требовали подчинения православных Папе Римскому. Православный патриарх отказывался и в ответ закрывал католические приходы у себя в Константинополе — хотя подчинения себе Римского Папы никогда не требовал. То есть и тогда западная ветвь христианской цивилизации считала свои принципы всемирными и требовала, чтобы все их переняли и подчинялись ее главе как лидеру свободного христианского мира — а восточная ветвь противилась, считая, что у нее свой путь, и стремилась отгородиться от западного влияния.

А православие, как известно, Русь переняла у Византии. И после падения Константинополя, «Второго Рима» Москва официально стала считать себя его преемницей, «Третьим Римом». Действительно, в плане устройства общества, власти и менталитета Россия во многом подобна Византии — и обе отличны от Запада. Так, на Западе Папа Римский всегда являлся независимой силой: в средневековье конфликтовал с королями и императорами, сегодня просто не находится в подчинении ни у кого из них. В Византии же православный патриарх всегда был подчинен императору, в России тоже церковь была подчинена власти, да и сегодня во многом обслуживает ее идеологически.

Византия, в свою очередь, — это Восточная Римская империя. Изначально Римская империя была едина, а потом Диоклетиан разделил ее на две части, Западную и Восточную. Первая, центром которой был Рим, пала в 5-ом веке, а вторая, центром которой стал Константинополь, существовала еще тысячу лет — Византия.

Но почему Римская империя была разделена именно на эти две части? Потому, что они уже и так отличались друг от друга, между ними был «шов». Среди прочего, в западной части империи господствовал латинский язык, а в восточной — греческий. И греческая культура в целом.

Ибо изначально восточная часть Римской империи была местом греческой цивилизации: ведь она охватывала собственно Грецию и те регионы (помимо Персии), которые завоевал в свое время Александр Македонский, насадив в них греческую культуру. Потом все это пространство завоевал Рим, но греческую цивилизацию он при этом не уничтожил, а подчинил себе, да и многое у нее перенял и впитал.

Получается, что рассматриваемый нами раскол на самом деле очень древний: Запад своими корнями уходит в Рим, а Россия — в Грецию.

Отсюда многие различия между ними. Так, Греция — культура, а Рим — цивилизация. Рим преуспевал в таких сферах, как юриспруденция и инженерия, то есть в устройстве материальной жизни. А Греция — в науке, культуре, спорте, то есть развитии самого человека. Пусть вокруг него не все так гладко налажено, зато сам он культурный и/или спортивный. Вот и по сей день Россия этим отличается от Запада.

Отсюда также и ее противоречивая, двойственная сущность: Греция, ставшая частью Рима, да не совсем Римом. Византия тоже была такой двойственной. Она говорила на греческом и воспринималась другими как область распространения греческой цивилизации («путь из варяг в греки»), но сами византийцы считали себя «ромеями». Ведь они были частью Римской империи, а их столица — «Вторым Римом», и даже если «первый Рим» пал, они-то остались. Но «первый Рим», разумеется, продолжил считать себя единственным: пусть империя пала, но католическая — «вселенская» — церковь осталась, а те византийцы по своей сущности — уже не совсем римляне, скорее греко-славяне, и обряд у них неправильный. Отсюда и раскол.

Мисс Греция, ставшая миссис Рим

А что говорит Тора?

С одной стороны, она говорит о Четырех царствах, которые будут господствовать в мире, и, соответственно, о четырех изгнаниях еврейского народа. Это Вавилон, Персия, Греция и Рим-Эдом. Значит, Греция — отдельная сила.

Действительно, греческое и римское изгнания были очень разными. Греки не стремились уничтожить евреев, но презирали их религию и образ жизни и стремились повлиять на них духовно, приобщить к своей культуре. Римлян культура и религия как таковые не очень волновали, но они видели угрозу, скорее, в самом существовании евреев как политической силы и, в конечном счете, пролили больше крови, да и Храм разрушили они. Ранее потомок Эйсава и Амалека Аман тоже пытался полностью уничтожить евреев.

В этом плане между преемниками было то же различие. В своей высшей точке — советской эпохе — Россия, как Греция, стремилась не уничтожить евреев, а искоренить религию и приобщить их к своей идеологии и культуре. Тогда как Западу, скорее, угроза виделась в их существовании как силы: то он подозревал евреев в ритуальных убийствах, то в отравлении колодцев, то в загрязнении населения своей «расовой нечистотой». В результате Запад в целом пролил больше еврейской крови: погромы, изгнания, инквизиция, ну и попытка полного уничтожения в Холокосте.

С другой стороны, говоря о будущих претензиях народов мира на награду, Талмуд (Авода Зара 2 б) упоминает только Рим и Персию, «поскольку их царство продлится до прихода Машиаха». Рим — как Западная христианская цивилизация Эйсава, Персия — как восточная мусульманская цивилизация Ишмаэля (так объясняет Маараль).

А как же Греция? Она, получается, не просуществует? Похоже, что после завоевания Римом она считается уже не отдельной силой, а инкорпорированной в него. Вавилон тоже был завоеван Персией и с тех пор инкорпорирован в общую силу востока — Ишмаэля (там теперь Ирак).

Но ведь число четыре — фундаментальное, оно соответствует четырем «лагерям» еврейского народа, четырем сторонам света и четырем небесным «лагерям» ангелов. Сторон света-то осталось четыре, станов ангелов, надо полагать, тоже. А четырех царств не осталось?

Похоже, что четыре — на практике две пары, причем в каждой второе царство стало ведущим, и теперь его название относится к обоим. Как фамилия мужа становится и фамилией жены, хотя она отдельный человек и играет важную роль в семье.

Ведь и оставшиеся два ведущих царства Запад-Эйсав и Восток-Ишмаэль можно рассматривать как пару, где Эйсав играет «мужскую» роль, а Ишмаэль — «женскую» (как говорит Тора, Эйсав женился на дочери Ишмаэля — Берешит 28:9). И именно Запад-Эйсав (Эдом) тут «глава семьи»: хотя Восток-Ишмаэль тоже играет важную роль, собственно Персидское изгнание было уже давно, а современное считается Эдомским.

Вот и сам Эдом состоит из двух ветвей, которые образуют подобного рода пару. Поэтому многие чувствуют, что Запад, рациональный и работящий, но временами надменный и жестокий — «мужчина». А Россия, культурная и душевная, но иногда такая, что «умом не понять», — «женщина». У которой, получается, «девичья фамилия» — Греция, а «по мужу» — Рим. Вторая, восточная половина Запада.

Помощник или оппонент?

Вот мы и приближаемся к какому-то пониманию сущности и роли России. Оказывается, для этого надо вспомнить, зачем в мире была создана женщина.

По словам Торы (Берешит 2:18), Б-г решил, что «нехорошо человеку быть одному», надо сделать ему эзер кэ-негдо — «помощника против него». Эту, вроде бы, странную формулировку мудрецы толкуют так: заслужил — получает «помощника», не заслужил — получил «против него», то есть оппонента. Это значит не то, что женщина будет мужчине помощником только при условии, что он «заслужил», а то, что ее помощь может принимать разные формы. Ибо в целом ее роль — уравновешивать мужчину. Поэтому, если он «заслужил» — идет правильным, прямым путем, по золотой середине, — она оказывает ему помощь и поддержку. Привносит в семью красоту, душевность и любовь. Но если «не заслужил» — зарвался и отклонился к одной из крайностей, она ему противостоит и тем самым помогает восстановить равновесие в семье — это тоже помощь, даже если мужчина в пылу своего увлечения и спора этого не понимает.

И о паре Запад-Рим-Эйсав и Восток-Персия-Ишмаэль Маараль действительно пишет, что они уравновешивают друг друга, ибо, если отдать весь мир в руки одного из них, будет чрезмерный крен в его сторону. Поэтому, даже после того, как Персия «отработала» свою эпоху господства, она осталась важной силой в эпоху господства Запада-Рима, чтобы уравновешивать его. В результате Запад может быть очарован и заинтригован Востоком, но, поскольку оба они отклоняются от «золотой середины», уравновешивание часто принимает форму противостояния.

Вот и в отношении пары Запад-Россия, похоже, справедлив этот принцип. После того, как Греция «отработала» свою эпоху господства, она осталась значимой силой в «семье» Запада-Рима, чтобы уравновешивать его. Поэтому, в зависимости от ситуации, она может быть и «помощником», и «оппонентом».

Как помощник она привносит культуру и душевность. Запад готов ценить русскую культуру — и быть очарованным «русской женщиной». А также, экспортируя свою технику, импортировать русские мозги. Технику Россия хорошую не производит, мало что в мире «made in Russia», зато в ней сделаны сами люди, которых, как Вы отмечаете, на Западе находят талантливыми. (В свою очередь, Россия, находя западную технику качественной, западных людей часто видит «тупыми». А как же «тупые» люди построили такую цивилизацию? А — как муравьи, которые строить умеют, на это у них ума хватает, но в других отношениях не такие уж они и гении. Тогда как гениальный ученый или художник глубоко что-то поймет, создаст красивую теорию, напишет музыку, поставит балет, но организовать материальное производство или искоренить коррупцию не сможет — это совсем другое… Тут не столько голова, сколько руки. «Руки Эйсава»).

Экспорт мозгов можно назвать и их утечкой. Но это, похоже, единственный способ организовать их экспорт: ведь люди — не предметы, их не продашь. Поэтому приходится сделать так, чтобы они сами захотели «экспортироваться» — создать на Западе более привлекательные условия. Что Б-г и сделал. Но при этом на самом Западе, с его условиями, такие же хорошие мозги почему-то не растут, их надо привлекать, в том числе, из России. Поэтому так все устроено: именно Россия производит мозги, но удержать их затрудняется, и так они экспортируются.

А как оппонент, надо сказать, Россия останавливает Запад тогда и там, где он «зарывается». Конечно, прежде всего, ведущую силу Запада в эпоху его господства — Германию. И во времена тевтонских рыцарей (которых поэтому Александру Невскому было важнее остановить, чем Орду), и, главное, во времена Гитлера. Поэтому Россия и чувствует, что главным ее историческим достижением стала победа в той войне. Тяжелейшей ценой был достигнут результат: она остановила то зло. И до, и после мировых войн Германия играла важную роль в Европе и Россия это ценила, но вот, когда Германию явно надо было остановить, Россия это сделала.

На предыдущем этапе — Францию, когда она зарвалась при Наполеоне. В отличие от деятельности Гитлера, деятельность Наполеона можно оценивать по-разному, но на том этапе он явно зарвался, вот Россия и сыграла свою роль. Опять же, тяжелой ценой (Бородинское сражение было на самом деле проиграно, Москва сожжена, военный гений Наполеона не был превзойден, внес свой вклад и «генерал мороз»). Но результат был достигнут. До этого Франция сыграла ведущую роль в Западной цивилизации, дав импульс ее историческому развитию своей революцией (опять же, цена — другой разговор), но на каком-то этапе ее уже надо было остановить, а исторический процесс и так продолжился.

За исключением советского периода, о котором отдельный разговор, Россия никогда не стремилась подчинить себе ведущие Западные державы. Но они нападали, и приходилось давать отпор и доводить дело до их падения. И в случае Наполеона, и в случае Гитлера вроде бы очевидно, что вторжение в Россию было безумием. Но Б-г создал у них иллюзию, что можно (потому что легкая добыча, «колосс на глиняных ногах») и/или нужно (представляет угрозу), вот и шли на свою погибель. Потому что на том этапе их надо было остановить, вот Б-г и направлял их помыслы в соответствующее русло.

А теперь, если продолжает действовать тот же принцип, вроде бы, нуждается в уравновешивании Америка, сегодняшняя ведущая сила Запада. Ведь и она на данном этапе уже «зарвалась». Успешно направив в цивилизованное русло такие страны западного типа, как Германия, Япония или Южная Корея, она, победив в холодной войне, уверовала в абсолютность своих принципов и в их правильность и обязательность для всех, даже незападных стран. Стоит только убрать «неправильную» власть, сразу наступит демократический рай, будь то Афганистан, Ирак, Ливия, Украина или Сирия. Хотя во всех этих случаях на практике получается уже не как лучше, а как всегда, а то и хуже, Америка никак не может этого понять и принять реалии, противоречащие ее теориям. Забывает, что благие намерения не всегда ведут туда, куда хотелось бы.

И в очередной раз дело уравновешивания достается России. Опять же, если смотреть сейчас не на средства, цену и последствия для нее самой, а только на результат: опьянение Запада проходит, экспансия его лагеря на восток затормаживается, интервенции и свержения диктаторов пробуксовывают — свергнуть Асада Россия уже не дала. (Хотя борьба, похоже, еще далека от завершения, и остается только надеяться, что не дойдет до мировой войны, как это было на предыдущих этапах).

Запад, конечно, думает, что Россия «все портит», да и для него самого представляет угрозу: мы же знаем, что правы и что наши принципы — абсолютное благо. Значит, Россия, которая против, — баба-яга. Как злодейка она, должно быть, нас ненавидит за наше добро и хочет нас уничтожить. Ее критика — конечно, пропаганда.

Но тут Запад-«мужчина» в пылу спора плохо расслышал «женщину». Как и в случае с Германией и Францией, в целом Россия относится к Западу и его ведущим державам с уважением и восхищением, да и с любовью. Как жена к мужу. Восторженно перенимает его обычаи, думает, что круто общаться на его языке: в дореволюционную эпоху — по-французски, теперь — по-английски. Но при этом хочет, чтобы и ее уважали как равноправного партнера в семье, при попытках насильно ее приструнить дает отпор и очень обижается, когда ее не замечают, а в ответ на претензии и жалобы отмахиваются.

И своими криками она транслирует не ненависть злодейки, а обиду женщины на то, что ее любовь, жертвы и участие не ценятся и отвергаются. «Я для него — а он… Ну и не надо, плевать мне на твое отношение, и без тебя обойдусь, с Китаем буду дружить, слышишь? СЛЫШИШЬ?!!!» Как в известном анекдоте, постоянно оглядывается: «Не слишком ли быстро я бегу?» Трепетно выискивает в антироссийской риторике западных политиков и СМИ любые просветы и намеки на понимание и признание. Ибо на самом деле только и ждет, чтобы Запад-«мужчина» наконец услышал, понял, что его любят, и распростер объятия — сразу в них кинется.

Но Запад пока не слышит и не понимает. Как уверенный в себе мужчина он делает то, что считает нужным, не замечая, что кого-то задевает. И чего эта Россия психует? Как бы ее смирить. Влюблен он сейчас не в нее, а в другую женщину — дочь Ишмаэля. Поэтому, хотя та устраивает теракты, стремится стать главной в доме и построить всемирный халифат, он все терпит и воспринимает любое слово против нее как недопустимую «исламофобию». Тогда как в России, которая стремится не к господству, а к участию, теракты не устраивает и больше пытается докричаться и заставить дружить, видит ведьму, которая всех обижает и обвораживает. Сгинь, нечистая!

Очевидный Эйсав не «идеальный» Эйсав

Но разве неправда, что Запад более цивилизован и приятен? Что в России антисемитизм исторически был более откровенным и страстным — как и антисемитизм ее духовного предка Византии, а еще раньше — антисемитизм греческих философов и интеллектуалов, населявших Восточную Римскую империю? Разве исторически Россия не более очевидно соответствовала имени Эйсав-Эдом — «красный»? В советскую эпоху совсем красная была, но и в другие эпохи ее центром оставалась Красная площадь, а слово «красный» — синонимом «красивого» («красна девица»)?

Да, несомненно, силу Эйсава-Эдома Россия представляет.

Но.

Тора определяет Эйсава как йодеа цаид — охотника, «умеющего ловить», и говорит, что отец, Ицхак, любил Эйсава потому, что цаид бе-фив — он проносил и клал отцу «добычу в рот». Мудрецы сообщают более глубокий смысл этих слов: «ловил устами», то есть очаровывал и завораживал своими речами, создавая о себе впечатление как о праведнике. Другими словами, Эйсав — искусный пиарщик и пропагандист, он умеет создавать о себе хорошее впечатление и представать праведником — даже мудрый Ицхак долгое время верил.

У России пропаганда в советскую эпоху была мощной, да и сейчас нехилая. Однако само то, что происхождение России от Эйсава и наличие ряда его атрибутов очевидно, свидетельствует о том, что маскировка здесь в целом не очень успешная. Настоящая пропаганда должна убедить слушателя в том, что пропагандой она не является! Полноценный Эйсав должен заставить Ицхака поверить, что он не хуже Яакова! А это у России не совсем получается. Не верит Ицхак, не верит Станиславский.

Зато весьма хорошо получается у Запада. Вот он праведник,  цивилизованный и благородный «лидер свободного мира». И сам в это верит, и другим внушает. Его СМИ предстают как независимые и объективные искатели правды. Ведь над ними не стоит какой-нибудь диктатор и не указывает им, правильно?

И только если пристально присмотреться к освещению ряда тем, можно разглядеть, что на практике получается та же пропаганда. О тех, кто не нравится, — Израиль, религиозные евреи, Трамп, Россия, — плохо или ничего. Причем плохое раздувается и многократно повторяется, вдалбливается. Да, власть — не указ, зато указ мнение «общественности» и коллег, «обычай деспот средь людей». Да и сами журналисты — продукты своего общества и впитали его стереотипы. В результате аргументы и факты выискиваются только в пользу господствующей точки зрения и выходит пропаганда — но такая, что смотрится объективной правдой.

И на всех этапах истории Запад выглядел более цивилизованным, но именно он пролил больше крови, в том числе и еврейской. И римское изгнание стало более катастрофичным и продолжительным, чем греческое. Так что в этом плане Запад — идеальный потомок Эйсава, а Россия — неидеальный. Не чистый, а греческий Рим.

Все для гостей и любимого

Возвращаясь к связи России со своей землей: тут сложно дать какие-либо точные определения, но некоторые соответствия земли и ее характера и явные отличия от Запада можно пронаблюдать.

Главное отличие русской земли от земель Запада — размеры. В России земли много, но потому она меньше ценится. Действительно, земля весьма богата и люди весьма талантливы, но и то, и другое не всегда используется по максимуму. Это примерно соответствует закону Паркинсона в отношении времени: работа занимает столько времени, сколько на нее отведено, т. е. чем больше у тебя времени, тем дольше ты раскачиваешься и тратишь его зря и, только когда поджимают сроки, торопишься и все заканчиваешь. И в этом плане тоже известна русская черта: лежать долго на печи, а потом встать и р-р-раз — всех побить, совершить рывок. Долго запрягать, но быстро ехать.

К такому систематическому труду, каким Запад-«мужчина» построил свою цивилизацию, Россия не склонна. Но вот загорится каким-то конкретным проектом, особенно если намечается прибытие гостей, — Олимпиада, ЧМ, — уж тут хозяйка встанет и с таким рвением поработает, так все организует, таким хлебом-солью встретит, что все ахнут. Особенно важно, чтобы возлюбленному Западу-«мужчине» понравился прием. Но постоянно систематически трудиться и культивировать свои земли и таланты — нет, для себя женщина готовить не очень любит, не вдохновляет это ее. Только для гостей — или для любимого — ведь любящая жена живет не для себя, а для него. Поэтому, если и задействует своих талантливых людей и богатые ресурсы своей земли, то — для угощения гостя-Запада у себя или для посылки ему: кушай, дорогой, скажи, что вкусно приготовила!

— Гм, действительно вкусно… а ты, гляди ж, красавица…

— Наконец-то заметил!.. (смахивает слезу) Ну, может быть, теперь…

Но потом очередной инцидент — нет, все-таки ведьма!

— Ах ты неблагодарный! Да сам ты леший!..

Продолжение следует.

Такая вот попытка проанализировать, конечно, несовершенная. В точности трудно такие вещи определять, да и история, включая нынешний ее виток, еще не закончилась. Так что тут, даст Б-г, еще поживем и увидим.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме