Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, А.!

Свободолюбие, как и все человеческие качества, появилось не просто так, а было дано Б-гом с целью: использовать во благо, но не во зло. Контролировать его и находить правильный баланс между противоположными крайностями, к которым может быть склонен человек.

Ведь с одной стороны, как Вы правильно наблюдаете, в нем заложено свободолюбие и индивидуализм. Каждый человек уникален, у него свой характер, свои мысли и взгляды, свои способности, и он не хочет, чтобы его как-то обуздывали и что-то ему навязывали, заставляли делать как все и шагать в общем строю. Он чувствует, что у него особая роль, которую он должен сыграть. Он жаждет признания своей уникальности, хочет, чтобы его как-то отметили, выделили ему особое место.

Но, с другой стороны, заложено ведь в нем и противоположное качество. Он ХОЧЕТ быть как все! Быть «нормальным». Ему становится не по себе от мысли, что он, может быть, в чем-то выделяется, какой-то не такой, как все. Это делает его… мишенью. Объектом для нежелательного и потенциально опасного чужого внимания. Ему удобнее и уютнее быть в общем строю. Приятно вписываться в общество, чувствовать себя частью чего-то большого, членом команды, собратом по оружию. Он жаждет признания того, что он «один из нас», «свой», и места в коллективе.

Интересно, что те, кто протестует против системы, которая, по их ощущениям, подавляет индивидуальную свободу, в то же время любят, когда их митинги многолюдны: «Нас много!» Любят отождествляться с «народом» и по возможности ссылаться на опросы общественного мнения.

Вместе весело шагать по просторам было не только в коллективистском СССР. На, казалось бы, индивидуалистском Западе тоже ценится то, что там называется team player — «командный игрок», то есть человек, склонный к взаимодействию с коллективом, а не к единоличным действиям. Самый распространенный там бранный эпитет — selfish. Формальный перевод этого слова — «эгоист», но при рассмотрении оказывается: имеется в виду не только человек, думающий о себе, а не о других, но и человек, который в целом живет и действует сам по себе, не вписываясь в коллектив.

Во всем мире люди любят смотреть как на выступления талантливых одиночек, так и на массовые парады и церемонии на стадионах.

Так что же хорошо, а что плохо?

И то, и другое хорошо в меру. Обе эти противоположные склонности заложены в человеке потому, что они необходимы, и между ними должен быть найден правильный баланс.

Каждому человеку Б-г действительно дал свою роль и нужные для ее выполнения уникальные качества. Ему необходимо развивать свои способности, идти своим путем. Не каждый может стать великим ученым или изобретателем, но такие люди нужны. Значит, того, кто на это способен, надо направить по этому пути, а не заставить быть как все. И архитекторы нужны, и композиторы, у каждого своя особая стезя. И если человек чувствует, что ему надо идти именно в том направлении, надо набраться мужества и сделать это, даже если кто-то косо посмотрит, даже если «скажут…».

Но в то же время Б-г создал человеческое общество, и не случайно: слишком многое в жизни можно осуществить только общими усилиями. Каким бы гениальным ни был архитектор, он не сможет сам построить спроектированный им небоскреб. И один строитель не сможет. Композитор не сможет сам сыграть написанную им симфонию, и отдельный музыкант не сможет, нужен оркестр, организация концертов, записей и т. д.

Так что на каком-то этапе каждому человеку, даже самому уникальному, приходится как-то взаимодействовать с обществом, с системой, каким-то образом вписываться. Не обязательно выделяться внешне и действовать или высказываться открыто, в пику всем, можно идти своим путем тихо, показывая результаты только кому надо.

В менее принципиальных вопросах можно идти на компромиссы. Не обязательно высказывать каждому из окружающих все, что можно подумать о нем или о том, что ему дорого. И пользу человек принесет, именно когда использует каждую из склонностей в нужный момент: пойдет своей дорогой, не поддастся соблазну слепо подражать другим и быть как все. Но в то же время найдет правильный способ взаимодействовать с системой и избегать ненужных конфликтов, так, чтобы на практике его уникальная роль была сыграна в общем спектакле.

Есть, конечно, люди, которые взрывают систему. Но, если, в конечном счете, они и принесли пользу, то потому, что потом была создана новая система — ими самими или кем-то другим. Тогда, если старая система по факту прогнила или не соответствовала уже нуждам общества, а новая соответствовала больше, то, в конечном счете, ломка пошла на пользу, а сами ломщики сыграли роль таранов. Бывает, что нужно и такое, но это зависит от конкретной ситуации.

В Торе отражены оба этих аспекта.

С одной стороны, благословляя перед смертью сыновей, родоначальников колен Израиля (Берешит 49), наш праотец Яаков дал каждому отдельное благословение, непохожее на другие. Йеуда был сравнен со львом, Нафтали — с ланью, Биньямин — с волком. Каждому предназначалось быть собой и не пытаться подражать другим. Занимать свое место вокруг Мишкана — Скинии (Бемидбар 2), смотреть на центральную Истину под своим углом, идти к Б-гу своим путем.

С другой стороны, в Пиркей Авот — «Поучениях отцов» (2:4) Гилель говорит: «Не удаляйся от общества». Основной смысл этого изречения, согласно комментариям: когда общество о чем-то скорбит, разделяй его печаль и не веди себя так, будто тебя это не касается.

Но есть и другие трактовки. Например, прибыв в город, поступай в соответствии с местным обычаем (раби Исраэль Лифшиц, «Тиферет Исраэль», яхин 32), даже если у тебя обычай другой, чтобы не возникало трений и ненужных конфликтов. То есть, как в современной поговорке: when in Rome, do as the Romans do — «в Риме делай как римляне». А по-русски — «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». Даже если ты уподоблен льву, не отделяйся от ланей, если находишься в их обществе, и не нарушай их устав.

Еще одна трактовка (там же): даже если тебя избрали правителем (или начальником) и ты не можешь полностью на равных вести себя с людьми, т. к. необходимо утвердить свой авторитет и добиться подчинения, не отделяйся от них совсем, создавая впечатление, что ты считаешь себя выше их. Ведь тогда тебя скорее возненавидят, и это добром не кончится. А надо найти правильный баланс: с одной стороны, быть выше и внушать уважение, но, с другой, быть вместе и транслировать, что ты «из народа». Как известно, умелые правители этот баланс успешно находят.

Тем более это относится к тем, кто руководителем не является, кому не надо подчинять себе людей: не следует создавать впечатление, что ты считаешь себя иным, выше других, человеком, которому не писаны общие правила. Кому надо, тот поймет и оценит твою уникальность, остальным и не надо, пусть думают, что ты как все.

Жизнь еврейского народа неразрывно связана с Торой, так что его разделение на разные группы со своими характерами соответствует разным подходам к изучению и пониманию Торы: семьдесят домочадцев праотца Яакова, семьдесят старейшин еврейского народа, семьдесят ликов Торы и подходов к ее пониманию. Тот же Гилель, призвавший «не удаляться от общества», оспаривал по ряду вопросов мнение другого ведущего мудреца своего времени, Шамая. Т. к. в самом обществе могут быть разные течения и разные мнения по ключевым вопросам.

В то же время, если по какому-то вопросу Торы было принято однозначное решение верховного раввинского суда (Санхедрина), то мудрец, который продолжал настаивать на своем и издавать постановления, противоречащие принятому, подлежал смертной казни (Дварим 17:12)!

Можно придерживаться одного из мнений, соответствующих одной из ветвей народа, т. к., когда ветвей несколько, они уравновешивают друг друга и вместе образуют симметричную и гармоничную крону дерева. Но если по какому-то вопросу все ветви приходят к согласию и вновь «вливаются в ствол», тогда от этого ствола уже отделяться нельзя, т. к. «равнодействующая» может быть только одна, и любое отклонение от нее вносит дисбаланс.

Это различие слишком поздно для себя понял Корах, взбунтовавшийся против системы, построенной Моше и Аароном, не удовлетворившись своим местом в ней. Согласно «Пиркей Авот» (5:17), в отличие от спора Гилеля и Шамая, спор Кораха был «не во имя Небес». В чем различие?

Спор Гилеля и Шамая отражал различия между ветвями, которые, как сказано, уравновешивают друг друга. Каждый считает своим долгом держаться своего мнения, чувствуя, что нельзя оставлять мнение оппонента единственным, иначе в систему будет внесен дисбаланс. Таким образом, это спор ради сохранения равновесия и гармонии системы Торы — ради Небес.

Но Корах спорил с Моше Рабейну, который представлял не одну из ветвей (для этого были семьдесят старейшин и двенадцать вождей колен), а центральную Истину; не одно из мнений Устной Торы, представлявших трактовку Письменной, а саму Письменную Тору, которую он получил напрямую от Б-га и записал. Иными словами, Моше представлял «ствол дерева». И Корах, противопоставляя себя ему, отделялся от всей системы, вносил в нее дисбаланс. Поэтому его спор был не во имя системы Торы — во имя Небес — а во имя «себя любимого». Он хотел взорвать эту систему, казавшуюся ему неправильной, и построить другую, под себя. А это, как сказано, не всегда правильно.

Но бывает и правильно. Другим человеком, отделившимся от системы и возмутившим ее спокойствие, был Авраам. Он отверг господствовавшее тогда идолопоклонство, отказавшись от обычая поклоняться какой-либо из мощных сил, солнцу или луне, огню или ветру. Вместо этого он стал проповедовать идею Единого Б-га, с Которым можно и нужно связаться и Которому Одному надо поклоняться. Был готов бороться за свою идею до конца, быть брошенным за нее в огонь царем Нимродом.

В конечном счете, Б-г сказал ему: уйди из своей страны, со своей родины, и иди в страну, которую покажу тебе, и там Я сделаю тебя великим народом (Берешит 12:1). Отделись от этого общества, уйди от него, и построй свое, новое общество, целый новый народ, новую систему. Потому что эта система неправильная и ее надо либо взорвать, либо покинуть. Как пишет Рамбам (Мишне Тора, Ильхот Дэот 6:2): если все вокруг погрязли в грехах и на них невозможно повлиять, то несогласному с ними человеку следует переехать туда, где люди лучше. А если это невозможно, лучше стать отшельником, чем оставаться в дурном обществе.

Так что зависит от ситуации. Если система в целом отражает правильное воззрение и предназначена для праведной жизни, то быть вне ее плохо: надо уметь найти свой уникальный путь, не обязательно во всем сливаясь и соглашаясь с окружающими, но, в то же время, каким-то образом вписываясь в систему.

Если же система в целом неправедная, то от нее отделиться можно и нужно, но в идеале — с целью найти или создать другую систему, праведную. Т. к., в конце концов, свой полный потенциал человечество раскрывает в системе, один в поле не воин. Лучше быть одному, чем шагать в строю военных преступников, но еще лучше, все же, найти свою армию и в ней защищать то, что составляет твою жизнь.

Идеал — не выделяясь внешне, во избежание ненужных трений, играть на практике уникальную роль в общей пьесе. Быть уважаемым и незаменимым членом коллектива. Вносить свой неповторимый вклад — в общее дело.

Чего Вам и всем нам желаю.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Слово «Макаби» — аббревиатура стиха из Торы «Ми камоха баэлим Ашем», который стал девизом восставших. Отсюда и прозвище семьи священников Хашмонаим — Маккавеи (на иврите «Макабим»). Они удостоились помощи Свыше и довели восстание до победного конца. Именно в это время произошло чудо с храмовым маслом, которое мы отмечаем зажиганием ханукальных свечей. Но когда Хасмонеи воссели на царском троне, это не привело ни к чему хорошему: их правление завершилось не так удачно, как поднятое ими восстание. Читать дальше

История еврейского народа 12. Война Хашмонеев за Тору Израиля

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Маккавеи, первая война, Ханукальное чудо.

Йеуда аМакаби (Маккавей)

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Краткая биография Йеуды по прозвищу Макаби (в рус. транскрипции Маккавей )

Тора о Хануке. Почему восемь дней?

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Ханука — еврейский праздник зажигания свечей — символ физической победы Маккавеев над греками и окончательной духовной победы света над тьмой.

Йоси бен Йоэзер и Йоси бен Йоханан

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Власть Великого Собрания унаследовал Санхедрин (Синедрион) — совет, состоящий из 71-го старейшины. Во главе Санхедрина стояли два мудреца: наси (председатель) и его заместитель, ав бейт дин (верховный судья). Эти двое лидеров назывались зуг (пара).