Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Фейсбук, закон GDPR, ФБР, Apple и что Тора говорит о разглашении конфиденциальной информации?

Темы: Вопрос раввину, Фейсбук, Злословие, Лашон а-ра, Интернет, Компьютер, Безопасность, Рав Яков Шуб

Отложить Отложено

Уважаемые раввины! В последнее время поднялась истерия по поводу сохранности и конфиденциальности персональных данных. Интернет, как известно, — пространство общественное, где всё на виду, на поверхности. В его недрах, в том числе, хранится информация абсолютно обо всех действиях человека в Сети.

Недавно в Европе издан «Общий регламент по защите данных» — «General Data Protection Regulation», GDPR, проводящий четкие границы в отношении личной информации пользователя и его права оставить ее именно личной. Еще ранее подобный закон был принят в России.

На фоне обострения этого вопроса и прогремевших в последнее время историй об использовании персональной информации пользователей фейсбука для таргетирования рекламы, связанной с выборами в США, хотелось бы понять: есть ли в Торе понятие «приватной», конфиденциальной информации? Какое внимание Тора уделяет ее сохранению? N.

Отвечает рав Яков Шуб

Уважаемый N.,

Большое спасибо, что обратились к нам. Вопрос о разглашении конфиденциальной информации о человеке неоднократно поднимается в Талмуде и других еврейских источниках. Он рассматривается во многих сферах Еврейского Закона. Попробуем здесь вкратце разобрать некоторые аспекты проблемы.

Распространение информации, полученной в личной беседе или переписке

В Талмуде (Йома 4 б) сказано, что человек не имеет права без разрешения делиться с другими информацией, полученной в личной беседе. Это выводится из того, что Всевышний, сообщив Моше о том или ином законе или заповеди, давал затем отдельное указание передать это еврейскому народу. Т. е. Моше не имел права делиться с евреями тем, что услышал от Всевышнего, не получив на это разрешение. См., например, Ваикра 1:1,2: «И воззвал к Моше, и сказал Господь ему из шатра соборного, говоря: “Поговори с сынами Израиля и скажи им…”»

Хофец Хаим (Законы о злословии, 2:13, прим. 27) говорит, что этот принцип действует, даже если полученная информация не содержит ничего дурного и никак не может повредить человеку, о котором говорят. Ведь распространение информации, полученной Моше от Вс-вышнего, понятно, никак не могло повредить Вс-вышнему. И, тем не менее, Моше не мог ею делиться, не получив специальное разрешение.

Естественно, возникает вопрос: если даже «безвредную» информацию запрещено распространять без разрешения, для чего же существует отдельный, широко известный, запрет злословия (лашон а-ра) — запрет распространять информацию, которая может нанести какой-либо вред другому?

Хофец Хаим дает на это два ответа. Первый: не распространять «безвредную» информацию — это не отдельный запрет, а лишь правило нравственного поведения. Распространять же информацию, которая может повредить, запрещено Торой.

Второй: не распространять «безвредную» информацию — также отдельный запрет, но он вступает в силу, только когда информация была получена в частной беседе или переписке, т. е. когда сама форма общения подразумевает, что намерение говорящего — оставить информацию конфиденциальной. Согласно Хофец Хаиму, этот вывод делают из того, что, когда Всевышний говорил с Моше, в Мишкан заходил только сам Моше, у других евреев не было возможности слышать, что там происходит.

А распространение информации, которая может нанести вред, запрещено, даже если информация не была передана конфиденциально.

Из сказанного можно сделать вывод: распространение информации (даже «безвредной») о пользователе, полученной в частной переписке, запрещено, если предполагается, что пользователь желает оставить информацию конфиденциальной. И даже если нет оснований предполагать, что таково было желание пользователя, распространение этой информации будет нарушением правил нравственного поведения.

Распространение личной информации, полученной иными путями

Распространение личной информации может также быть запрещено как распространение сплетен — «Не ходи сплетником в народе твоем…» (Ваикра 19:16).

Сплетнями считается даже передача правдивой личной информации о другом человеке. И даже — если в этой информации нет ничего негативного (Смаг, Ло таасе 9; Рамбам, Законы воззрений 7:2). Речь идет не только об информации, полученной в личной беседе, но и об информации, полученной другими путями, например, из личного компьютера человека, из его личного дела и т. п.

Однако отметим: хотя комментаторы полагают, что сплетнями считается даже распространение личной информации, не несущей негативного оттенка, из комментария Раши к Ваикра 19:16 можно понять, что сплетнями считается только распространение информации, содержащей негатив.

Другие запреты получения личной информации и этический аспект проблемы

Более тысячи лет назад один из виднейших мудрецов конца периода геоним Рабейну Гершом обратился к проблеме чтения чужих писем. Он запретил читать чужие письма без разрешения. Это постановление имеет статус хэремаего нарушение влечет за собой отлучение человека от общины.

Ошибочно полагать, что запрет читать чужие письма является нововведением Рабейну Гершома. Это было запрещено всегда. Некоторые считают — из-за опасения, что, узнав секреты другого человека, прочитавший может открыть их другим и это будет нарушением запрета рэхилут — сплетничать (рав Яаков Хагиз, Галахот Ктанот 1:276).

Другие считают — из-за того, что это своего рода воровство (рав Авраам-Хаим Шор, Торат Хаим 3:47).

А есть мнение, что это нарушение заповеди «возлюби ближнего своего, как самого себя» или, иными словами, «не делай другому того, чего ты не хотел бы для себя» (рав Йосеф-Рэфаэль Хазан, Хикрэй Лев, Йорэ Дэа 49). Рабейну Гершом просто «устрожил» этот запрет, придав ему статус хэрема.

Многие галахические авторитеты считают, что этот запрет распространяется не только на чтение чужой переписки, но и на получение доступа к любой конфиденциальной информации иными способами.

Получение конфиденциальной информации может быть запрещено на основании известного закона из Законов о соседях (Шулхан Арух, Хошен Мишпат 154), который запрещает, например, прорубать окно напротив окна другого человека (hэзэк рэия — «вред, наносимый человеку тем, что его видят»).

Комментаторы полагают, что этот закон не просто регулирует поведение соседей, но и содержит общий принцип — неприкосновенности частной жизни. Поэтому, даже если, например, человек не возражает, чтобы сосед сделал окно напротив его окон, то всё равно соседям запрещено смотреть друг другу в окна и наблюдать, что делается у другого в доме (Рамо, Хошен Мишпат 154:7).

Получается, кроме запрета распространять конфиденциальную информацию, существуют еще отдельные запреты — даже просто получать доступ к такой информации; и даже если полученную информацию не собираются распространять.

Кроме того, распространение личной информации — не только нарушение упомянутых запретов, но и нарушение этических норм.

Рабейну Йона (Шаарей Тшува 3:228) пишет, что разглашение секретов другого человека, кроме прочего, является нарушением принятых стандартов скромности.

Разрешенный способ сбора личной информации

Выше мы говорили о недопустимости распространения личной информации и связанных с этим запретах. Однако в определенных случаях Еврейский Закон сбор личной информации допускает.

Это допускается, когда человек собирается вступить в определенные отношения с другим человеком, например, нанять его на работу или сделать своим коммерческим партнером. Другой пример: люди собираются пожениться, им необходимо собрать информацию о достоинствах и недостатках потенциального супруга.

Продавая какую-то вещь, продавец обязан сообщить покупателю о ее дефектах (Шулхан Арух, Хошен Мишпат 228:6). Точно также женщина обязана сообщить потенциальному супругу об имеющихся физических недостатках, если таковые имеются (Хелькат Мехокек и Бейт Шмуэль к Эвен а-Эзер 117:1).

Это подразумевает и возможность сбора информации о потенциальном деловом партнере или супруге. Если информация необходима для какой-то действительно конструктивной цели, это не является нарушением запрета сплетничать. Поэтому, например, принято расспрашивать друзей и соседей потенциального жениха или невесты о достоинствах и недостатках этого человека. Это вполне естественно, ведь перед тем, как установить коммерческое партнерство, бизнесмен обязательно проверяет сильные и слабые стороны будущего партнера. Тем более необходимо это сделать, когда мы собираемся связать с человеком свою жизнь. О некоторых условиях, при соблюдении которых разрешено собирать информацию о потенциальном партнере, мы уже писали.

Понятно, что даже в этом случае разрешен сбор только той информации, которая находится в открытом доступе. Поэтому, когда есть действительно конструктивная цель, разрешено просмотреть страничку человека в социальных сетях, его посты или другие доступные источники.

Но, безусловно, даже ради конструктивной цели запрещено без ведома человека получать доступ к конфиденциальной информации о нем. Например, доступ к его медицинской карте, личной переписке, к истории трафика в интернете и т. п.

Обнародование частной информации в целях общественной безопасности

Ибн-Эзра в своем комментарии к запрету Торы «Не убий» (Шмот 20:12) пишет, что речь здесь идет также о различных видах косвенного убийства. Например, если человек узнал, что другому угрожает опасность, и не предупредил его, он сам считается убийцей.

Некоторые комментаторы полагают: в Торе запрет «не стой на крови ближнего твоего» (который подразумевает обязанность спасать ближнего) приводится в том же стихе, что и запрет сплетен (Ваикра 19:16), именно для того, чтобы сообщить нам: запрет сплетничать отменяется, когда из-за него может возникнуть угроза человеческой жизни (Орах Хаим; Нецив, Аамэк Давар). Иными словами, разрешено обнародовать личную информацию, когда это необходимо для спасения человеческой жизни.

В соответствии с этим рав Моше Штернбух (Тшувот вэ-Анhагот 1:869) пишет: если глазной врач, проверяя зрение пациента, обнаружит, что оно не позволяет тому безопасно водить машину, он обязан сообщить об этом в соответствующие государственные инстанции. Т.е., хотя сведения о состоянии здоровья пациента являются конфиденциальной информацией, в данном случае врач не имеет права скрывать ее, так как иначе множество людей окажется в опасности. К подобному выводу приходит и рав Овадья Йосеф (Йехавэ Даат 4:60).

Битва титанов: ФБР против Apple

Еще одна ситуация, в которой возникла проблема раскрытия личной информации ради обеспечения общественной безопасности. После теракта в Сан-Бернардино, Калифорния, в декабре 2015 полиция ликвидировала двоих террористов, устроивших стрельбу в общественном месте, в результате чего погибло четырнадцать человек.

Через месяц полиция заявила, что обнаружила айфон террористов, который мог содержать информацию, необходимую для следствия, а также информацию о предполагаемых сообщников террористов. Однако информация оставалась недоступной, поскольку ФБР не смогло разблокировать айфон. Они обратились в компанию Apple с просьбой снять защиту с айфона. Apple ответила отказом, заявив, что компания не идет на компромиссы, когда речь идет о конфиденциальности ее клиентов.

Тогда ФБР в судебном порядке потребовало от Apple предоставить ему доступ к зашифрованной информации на телефоне террориста. В Apple продолжали отказываться, объясняя это тем, что создание «черного хода» для ФБР приведет к значительному снижению безопасности телефонов компании.

Суд встал на сторону спецслужб, но Минюст отозвал иск к Apple, сумев взломать телефон с помощью частной компьютерной компании, услуги которой обошлись ФБР в миллион долларов.

Таким образом, мы видим, что в данном случае решение гражданского суда соответствовало требованиям Еврейского Закона. Получается, что, когда встает вопрос об общественной безопасности, законы и правила сохранения конфиденциальности информации отменяются.

Заключение

Как мы видим, Еврейский Закон очень серьезно относится к сохранению конфиденциальной информации. Ее запрещено распространять, даже если она не содержит негатива. Более того, просто получать доступ к такой информации запрещено — даже если ее не собираются разглашать.

Тем не менее, последние события, такие, как скандал вокруг Facebook и принятие новых законов о хранении и распространении данных пользователей, заставляют нас еще раз задуматься о том, какие последствия могут иметь наши действия.

Рассказывают, что в свое время, когда только появилась телефонная связь, Хофец Хаим сказал, что это лишний раз поможет нам ощутить то, о чем говорили мудрецы в Пиркей Авот (2:1): «Помни о трёх вещах, и ты не согрешишь. Знай, что над тобой око видящее, ухо слышащее и все твои дела в книгу записываются».

То же самое можно сказать и о личных данных и истории трафика — они сохраняются. Человек может часами просиживать в интернете (даже самом кошерном), но готов ли он, чтобы то, чем он там занимается, стало известно его близкому человеку или человеку, которого он уважает?

Недавно об этом было емко сказано: «Если Вы стыдитесь чего-то, что Вы делаете в интернете, и не хотите, чтобы об этом узнали другие, то — не делайте этого».

С уважением, Яков Шуб

Материалы по теме


Слово «Макаби» — аббревиатура стиха из Торы «Ми камоха баэлим Ашем», который стал девизом восставших. Отсюда и прозвище семьи священников Хашмонаим — Маккавеи (на иврите «Макабим»). Они удостоились помощи Свыше и довели восстание до победного конца. Именно в это время произошло чудо с храмовым маслом, которое мы отмечаем зажиганием ханукальных свечей. Но когда Хасмонеи воссели на царском троне, это не привело ни к чему хорошему: их правление завершилось не так удачно, как поднятое ими восстание. Читать дальше

История еврейского народа 12. Война Хашмонеев за Тору Израиля

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Маккавеи, первая война, Ханукальное чудо.

Йеуда аМакаби (Маккавей)

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Краткая биография Йеуды по прозвищу Макаби (в рус. транскрипции Маккавей )

Тора о Хануке. Почему восемь дней?

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Ханука — еврейский праздник зажигания свечей — символ физической победы Маккавеев над греками и окончательной духовной победы света над тьмой.

Йоси бен Йоэзер и Йоси бен Йоханан

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Власть Великого Собрания унаследовал Санхедрин (Синедрион) — совет, состоящий из 71-го старейшины. Во главе Санхедрина стояли два мудреца: наси (председатель) и его заместитель, ав бейт дин (верховный судья). Эти двое лидеров назывались зуг (пара).