Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Возможно ли использование детектора лжи (полиграф) в еврейском суде?

7 сентября, темы: Шломо, Еврейский закон, Ложь, Бейт дин, Суд, Рав Яков Шуб, Свидетели

Отложить Отложено

Уважаемые раввины, мы часто видим, что в процессе суда тяжело определить, кто из сторон говорит правду, а кто нет. Почему не посылать всех на проверку на детекторе лжи (полиграфе) и таким образом решать все проблемы, не ломая себе голову. Возможно ли такое с точки зрения Торы в еврейском суде?

Отвечает рав Яков Шуб

Здравствуйте!

Большое спасибо, что обратились к нам. Возможно ли по Торе использование детектора лжи (полиграфа) еврейским судом — не новый вопрос. Изобретение и начало использования любого технического средства обычно ставит перед современными галахистами (законоучителями) вопрос о том, можно ли им пользоваться по Галахе. Поэтому и вопрос о детекторе лжи также не остался без внимания современных галахических авторитетов.

Из архива еврейского суда (бейт-дина)

Основные темы, которые затрагивались при рассмотрении вопроса об использовании полиграфа это: каков статус информации, полученной в результате проверки, и может ли эта информация повлиять на решение бейт-дина. Кроме того, разрешает ли еврейский закон обязать стороны или одну из сторон пройти проверку на детекторе лжи.

Давайте вспомним несколько реальных дел, которые рассматривались еврейским судом и в которых был актуален вопрос о полиграфе:

Один мужчина заподозрил жену в измене. Известно, что жена уединилась со своим начальником. Жена не отрицает этого, но утверждает, что это была деловая встреча и между ними ничего не было. По еврейскому закону мужчине и женщине запрещено уединяться (запрет йихуда), однако женщина, которая нарушила этот запрет, остается разрешенной мужу. Если же она изменила мужу, то муж обязан с ней развестись и она не получает ктубу. В данном случае муж требовал, чтобы жена прошла проверку на полиграфе.

В другом случае один человек одолжил другому деньги. Затем он обращается в бейт-дин и утверждает, что деньги ему не вернули. Должник, в свою очередь, утверждает, что он действительно брал деньги в долг, но вернул. В данном случае по еврейскому закону должник должен подтвердить свои слова клятвой (сегодня эта процедура не практикуется бейт-дином). Вопрос — может ли должник пройти проверку на детекторе лжи, чтобы освободиться от необходимости клясться?

Детектор лжи в современном мире

Как работает полиграф? Он регистрирует психофизиологические реакции человека, когда тот отвечает на вопросы. В частности, регистрирует изменения пульса, давления, потоотделения и т. п. Оператор прибора, который проводит проверку, оценивает полученные результаты и выносит заключение на основании сложившегося у него впечатления. Иными словами, здесь участвует и субъективный фактор. Кроме того, люди могут по-разному реагировать на проверку. Бывает, что человек, говорящий правду, не может пройти проверку из-за того, что слишком волнуется. Или, наоборот, человек, который хорошо владеет собой, успешно проходит проверку, говоря неправду.

Несколько десятилетий назад использование детектора лжи было достаточно широко распространено в Соединенных Штатах. Многие государственные и частные компании пользовались этим прибором, в частности, для того, чтобы убедиться, что работники честно относятся к своим должностным обязанностям. Это даже повлекло обратную реакцию: появились специалисты, которые обучали людей, как «обмануть» детектор лжи. После слушаний в Сенате, когда было доказано, что показания полиграфа не являются абсолютной истиной, его стали использовать гораздо реже.

В бывшем Советском Союзе использование детектора лжи не получило широкого распространения, им пользовались только органы государственной безопасности.

В современном Израиле система светских судов не рассматривает результаты проверки на детекторе лжи в качестве доказательства при слушании уголовных дел. Однако в целях расследования полиция может использовать этот прибор. Что касается гражданских дел, то здесь можно прибегнуть к проверке на полиграфе по обоюдному согласию сторон.

Каков статус информации, полученной с помощью этого прибора, с точки зрения еврейского закона?

Как было сказано выше, информация, полученная таким образом, не является абсолютно достоверной и зависит от субъективного решения оператора. Поэтому результат проверки в лучшем случае может рассматриваться как умозаключение (умдана). Хотя некоторые галахические авторитеты не готовы рассматривать эту информацию даже в качестве умданы (рав Овадья Йосеф, респонсы Йабиа Омер 7:8, Хошен Мишпат).

В Талмуде (Бава Батра 93а) рассматривается вопрос о том, можно ли выносить судебные решения на основании умозаключения, например, в случае, когда два быка паслись вместе и один из них забодал второго. И, хотя первый бык «бодливый», т.е. он уже несколько раз нападал на других быков, мы не имеем права со стопроцентной уверенностью утверждать, что этот «бодливый» забодал второго быка.

Другой пример. Талмуд (Сангедрин 37 б) говорит, что Шимон бен-Шетах видел, как один человек гнался за другим и оба забежали в развалины дома. Шимон бен-Шетах побежал за ними и увидел такую сцену: первый лежит убитый, а второй стоит над ним с окровавленным мечом. Но даже такой «расклад» не является абсолютным доказательством вины первого. Для абсолютного доказательства необходимо, чтобы два кошерных свидетеля видели сам процесс убийства.

Согласно еврейскому закону (Рамбам, Низкей мамон 8:14, Сангедрин 20:1), когда мы точно не знаем, совершил человек какое-либо действие или нет, и на основании имеющихся фактов приходим к умозаключению, что совершил, это не является достаточным основанием для обвинительного приговора. Например, как в нашем случае, надо определить, совершил ли человек убийство. На основании фактов — погоня, окровавленный меч, пустынное место — делаем вывод, что он является убийцей. Но не можем вынести обвинительный приговор на основании этого нашего умозаключения.

Тора хочет исключить любую, даже минимальную, возможность того, что пострадает невинный. Поэтому мы не может полагаться на свои умозаключения, а обвинительный приговор может быть вынесен только при наличии двух кошерных свидетелей, которые видели само убийство.

Поэтому и проверка на детекторе лжи не может рассматриваться как доказательство того, что то или иное действие было или не было совершено. Для доказательства этого необходимы свидетели.

Что общего между мудростью царя Шломо и детектором лжи?

При решении любого галахического вопроса современные законоучители стараются привести доказательства из Талмуда. В обсуждении вопроса об использовании полиграфа разбирается отрывок из трактата Рош а-Шана (21 б), где объясняется стих из книги Коэлет (12:10): «Просил Коэлет найти ценные речи и написанные верно слова истины». Речь идет об особой просьбе царя Шломо перед Всевышним, которая была отклонена потому, что шла вразрез с тем, что сказано в Торе.

О чем же мог просить мудрейший из людей — царь Шломо? Талмуд открывает нам, что он просил разрешить ему выносить судебные решения на основании своей мудрости. Т.е., поскольку царь Шломо обладал особой проницательностью и мог «читать» сердца людей, для него не составляло особого труда проникнуть вглубь помыслов человека и понять, кто из сторон на суде говорит правду, а кто лжет, кто виновен, а кто невиновен.

Вспомним хотя бы известный «Суд Шломо», когда две женщины предстали перед Шломо для того, чтобы он разрешил их спор, кому из них принадлежит ребенок. Каждая утверждала, что она мать ребенка. На это царь сказал, что не может отдать предпочтение ни одной из сторон, и предложил разрубить ребенка пополам и разделить между женщинами. Когда одна из них отказалась и сказала, что в таком случае пусть лучше ребенок достанется второй женщине, царь отдал его первой — на основании того, что родная мать не допустила бы убийства ребенка.

Однако царю Шломо было отказано в его просьбе потому, что сказано в Торе (Дварим 17:6): «По словам двух свидетелей или трех свидетелей должен быть умерщвлен подлежащий смерти; не должно предавать смерти по словам одного свидетеля». Т. е. по еврейскому закону невозможно выносить судебные решения без показаний как минимум двух кошерных свидетелей, а также — если подозреваемый не был предупрежден перед совершением запрещенного действия о том, что оно запрещено еврейским законом.

Как мы видим, даже мудрейшему царю Шломо не было разрешено выносить решения без свидетельских показаний. Поэтому многие галахические авторитеты утверждают, что, тем более, невозможно полагаться на проверку полиграфа. Ведь еврейское судопроизводство не принимает доказательств такого рода (рав Элиэзер Вальденберг, респонс Циц Элиэзер 16:47; рав Овадья Йосеф, респонс Йабиа Омер 7:8, Хошен Мишпат). Поэтому они считают, что, с точки зрения Торы нет никакой возможности использовать детектор лжи в бейт-дине.

Царь Шломо изобретатель первого детектора лжи?

Многие слышали о чудесном троне царя Шломо. Но не все знают о его необычной функции, связанной с судопроизводством. Мидраш (Йалкут Шимони, Эстер 1:1046), а также Тосафот (Йома 54 б) говорят, что, когда свидетели становились перед царем Шломо, чтобы дать показания, в действие приходил специальный механизм, вследствие чего львы, орлы и фазаны, составлявшие часть трона Шломо, начинали издавать страшные крики — чтобы напугать свидетелей и заставить их говорить правду.

На первый взгляд, это может быть аргументом в пользу применения технических средств в еврейском судопроизводстве. Однако это не так: ведь, как мы видим, трон использовался только для того, чтобы привести свидетелей в трепет перед дачей показаний — чтобы они сказали правду. Здесь нельзя найти подтверждения тому, что технические средства могут быть использованы для проверки истинности свидетельских показаний или что можно выносить судебное решение на основании показаний приборов, подобных полиграфу (рав Моше Штерн, респонс Беэр Моше 79).

При этом некоторые галахические авторитеты рассматривают возможность использования полиграфа для устрашения свидетелей: например, сообщить им, что в случае необходимости их могут попросить повторить показания на детекторе лжи. Это подобно использованию трона царя Шломо (сборник Оалей Яаков 5751, стр. 54). Однако, как было сказано выше, речь не идет о проверке истинности свидетельских показаний или вынесении судебных решений на основании результатов таких проверок.

Стоит отметить, что в каббалистической книге Зоар (Итро 173-175) функции трона царя Шломо описаны по-другому: в троне был специальный механизм, издававший особые звуки, когда участники тяжбы говорили неправду. Иными словами, это был своего рода прототип детектора лжи. Кроме того, Зоар добавляет, что, кроме царя Шломо, также Моше Рабейну мог выносить судебные решения без свидетельских показаний, а в будущем это сможет делать Машиах. Но даже по версии Зоар эти случаи являются исключением, а всем остальным запрещено отступать от установленных правил судопроизводства.

Заключение

Вопрос о возможности использования детектора лжи в еврейском суде помог нам понять насколько сложной структурой обладает процесс еврейского судопроизводства. Цель суда — вынести абсолютно верное решение и исключить любую возможность того, что пострадает невинный. Поэтому невозможно полагаться даже на самое очевидное умозаключение, не подтвержденное свидетельством.

Ежедневно в молитве Амида мы просим о том, чтобы Всевышний поскорее вернул нам праведных судей и восстановил высший еврейский суд Сангедрин. Пусть же наши молитвы будут скорее приняты.

С уважением, Яков Шуб

Материалы по теме