Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Тора оправдывает рабство?

9 февраля, темы: Рабство, Еврейский закон, Мировоззрение, История, Рав Меир Мучник

Отложить Отложено

Здравствуйте! Мой вопрос: как может Тора оправдывать рабство? Юлия

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Юлия!

Уникальность Торы, среди прочего, в том, что она дана на все времена. А времена бывают разные. Б-г создал людей разными потому, что у каждого из них своя роль. И целые поколения и эпохи Он тоже создал разными, по той же причине. Поэтому бывают обычаи и нормы, которые общеприняты в одну эпоху, но не в другую, и людям разных эпох бывает трудно друг друга понять. Ведь даже современники — «отцы и дети» — друг друга часто не понимают, а что говорить о представителях эпох, разделенных тысячелетиями.

Так и с рабством. Для современного мира оно неприемлемо. Но в Античном мире, как Вам наверняка известно, рабство было нормой повсюду. Значит ли это, что в рабстве может быть какое-либо благо?

Ответ зависит от того, о каком рабстве идет речь.

Например, наша собственная история началась с рабства в Египте, и благом считается именно освобождение от него.

Но интересно, что даже после обретения свободы праведный еврей называется тем же словом, которое ранее обозначало «раба» — эвед (однокоренным слову авода — «работа»). Только теперь он эвед А-Шем, что можно перевести «раб Б-га» — а можно и «служитель». Ибо свобода не противоречит идее служения кому-то другому. Но в чем тогда разница между рабством и свободой?

В том, что раба заставляют заниматься не своим делом, тем, что не поможет ему развить свой потенциал и реализовать себя, ограничит его. Когда евреев в Египте заставляли класть кирпичи на стройках, когда мужчин заставляют заниматься женским делом, а женщин — мужским. А свободный человек может заниматься своим делом, в котором у него неограниченные возможности, развить заложенный в нем потенциал, расправить крылья. Даже если его заставляют это делать и тем самым он кому-то служит. Когда прирожденный солдат, сильный и мужественный, исполняя приказ, служит родине и добивается тех побед, на которые способен. Когда еврей служит Б-гу, изучая Тору, занимаясь интеллектуальным анализом, развивает свою духовную составляющую и помогает ближнему. В этом он способен достичь небывалых высот, поэтому возможность отправиться в этот полет называется свободой, хотя его обязал так поступать Б-г, Которому он служит.

Поэтому в Торе есть и понятие рабства и подчинения другому человеку, которое считается полезным для подчиненного. Согласно Торе, Ноах постановил, что его потомок Кнаан проклят и будет рабом других людей (Берешит 9:25). Хотя это называется «проклятьем», потомком Кнаана был Элиэзер, раб Авраама — и его жизнь и деятельность явно описывается как успех. Он пользовался полным доверием Авраама и блестяще выполнял важнейшие миссии, такие, как нахождение невесты Ицхаку.

Так проклятье это или успех?

Ключ к разгадке — в толковании мудрецами прозвища, которым Авраам называл Элиэзера: «Дамесек» (Берешит 15:2). Простой смысл — «Дамаск», т. е. город, из которого Элиэзер был родом. Но мудрецы толкуют: доле у-машке ми-торато шель рабо — он «черпал и разливал [другим] из [колодца] Торы своего господина». То есть он перенимал Тору у Авраама и разъяснял ее другим. Элиэзеру можно было доверить не только выполнение задач в «светской» жизни, но и преподавание Торы Авраама. Но — только «Торы господина». «Своей Торы» Элиэзер произвести не мог. Он был не в состоянии сам ее изучать, сам пролагать свой путь. Он мог лишь учиться от Авраама, перенимать его мудрость.

Человеку с такой природой лучше быть рабом: сам по себе он несамостоятелен, у него нет своего пути — но он может преуспеть, сопровождая учителя в его пути. Стать его «правой рукой» во всех отношениях. Отказавшись от своего «я», не только покориться господину физически, отдать в его распоряжение свое тело, но и отдать ему на воспитание свою душу, стать его «продолжением». И так перенять все достоинства господина: его мудрость, его веру, в целом его характер.

Поэтому Мидраш (Берешит Рабба 60:2) называет Элиезера эвед маскиль — «просвещенным», «мудрым» рабом. Как объясняет Сфат Эмет, его мудрость заключалась в том, чтобы осознавать свое место и свою роль в жизни и использовать по максимуму те возможности, которые были ему даны, а не пытаться выйти на свободу и обрести те возможности, которых у него не было.

Такое рабство не только полезно, но и на самом деле мало чем отличается от «свободы». Ведь если правильное определение «свободы» — это возможность полностью развить свой потенциал, даже если к этому кто-то обязывает, то и у такого раба, как Элиэзер, подобная возможность есть.

В прошлом явно были такие люди, для которых рабство было полезным. Поэтому Тора может говорить о «кнаанском рабе» (эвед кнаани), и в этом нет ничего ужасного.

Современная эпоха отличается от прошлой, среди прочего, тем, что у людей более развит индивидуализм. Поэтому к настоящему времени идея формального рабства стала считаться неприемлемой. Но, если призадуматься, нетрудно осознать, что на практике и сегодня полной свободы нет ни у кого. Если человек сам не является начальником (а у начальника свои проблемы и ограничения), он формально подчинен начальнику на работе и его свобода действий так или иначе ограничена. Многие решения принимают за него, а он вынужден подчиняться и проводить чью-то линию, с которой может быть не согласен.

И полной свободы передвижения у подчиненного нет: он обязан быть на работе и может получить отпуск только с ведома начальства. А даже если и получит, вовсе не обязательно сможет поехать, куда ему угодно: и семью бросить невозможно, и денег на все поездки не хватит.

В целом, человек, который работает у кого-то секретарем, помощником, «правой рукой» и постоянно должен быть при начальнике, на практике мало чем отличается от раба.

Так что на самом деле полной свободы нет ни у кого, все в той или иной мере «рабы», и главный тут секрет — не тосковать слишком много о тех возможностях, которых нет, а использовать те, которые есть, и развивать свой потенциал.

И помнить, что, даже если бы человеку была дана та «свобода», которой у него нет, это вовсе не обязательно пошло бы ему на пользу. Он может оказаться неприспособленным к «свободному плаванию» или не воспользоваться возможностями во благо, а злоупотребить ими. Поможет ли это ему развить свой потенциал?

И даже сам переход от эпохи рабовладения к современной не является безусловным благом, если его осуществлять революционными методами и разрушать «весь мир насилья» одним махом. Так, общество американского Юга 19 в. века не было по-настоящему готово к освобождению рабов: ни рабовладельцы, ни сами рабы. Поэтому истинная история освобождения не так радужна, как написали победители-северяне. Бывшие рабы не были приспособлены к самостоятельной жизни в обществе, у них не было необходимых для этого знаний, умений и навыков. Огромное число их умерло от болезней. А бывшие рабовладельцы не приняли идею равноправия бывших рабов и взамен рабству быстро учредили систему сегрегации, которая просуществовала еще целый век.

Поэтому для Торы не было бы смысла отменять рабство тогда и там, где оно еще было общепринято. Это было немыслимо, и общество этого бы не приняло. Людей просто так не переделаешь. Поэтому Тора не запрещает рабство там, где оно общепринято, — а делает его гуманным.

Это не значит, что надо смиряться с любой ситуацией. Как показывает тот же Исход из Египта, бывает рабство, от которого в конечном счете надо избавляться, даже если изначально через него надо было пройти. Но надо понимать, что обычно «освобождение» означает переход из одного подчинения в другое, и поэтому добиваться его имеет смысл лишь в том случае, если в новом подчинении человек на практике сумеет лучше развить свой потенциал и исполнить свою роль в жизни — что и было при Исходе.

Наконец, в последней недельной главе Мишпатим Тора говорит еще об одном типе «раба»: эвед иври — «еврейский раб». В отличие от эвед кнаани — «кнаанского раба», здесь идет речь о еврее, который не удержался на высоком духовном уровне и проворовался. Если у него нет денег, чтобы возместить нанесенный ущерб, он «продается в рабство». Не навсегда — на шесть лет.

Но это довольно своеобразное «рабство»: Тора содержит целый ряд законов, регулирующих отношения хозяина с таким рабом: например, если у господина есть только одна подушка, он обязан отдать ее рабу. Как гласит Талмуд, в конечном счете получается, что «тот, кто купил себе раба, на практике купил себе господина» (Кидушин 20а). Какой же смысл в таком «рабстве»?

А вот какой: оно — вместо «исправительной колонии». Вора заставляют трудиться, только при этом он находится не в обществе себе подобных опустившихся людей и уголовников, а в еврейской религиозной семье, где с ним обращаются как с человеком. Так есть реальный шанс его перевоспитания: он может приучиться к организованной жизни, к труду и, в то же время, к нормальным человеческим отношениям.

Ведь стоит обратить внимание, что, в отличие от большинства уголовных кодексов мира, Тора не предусматривает в качестве наказания тюремное заключение. Либо смертная казнь, либо бичевание, либо денежный штраф, либо необходимость принести жертву (опять же, денежные расходы). Но не лишение свободы в виде тюремного заключения, колонии и т. п. Почему? Потому что это и не смерть, и не жизнь. Если за совершенный грех человек заслуживает смерти, то его надо казнить. А если не заслуживает, ему надо дать продолжить жить. А жить — значит развивать свой потенциал и выполнять свою роль, что невыполнимо при лишении свободы. И потому, что нет возможности делать свое дело, и потому, что, как известно, в тюрьме преступники чаще не исправляются, а наоборот, находясь в компании других уголовников, окончательно уподобляются им и становятся частью того мира — и, выйдя на свободу, продолжают в том же духе. Поэтому большинство наказаний в Торе — один раз заплатить или подвергнуться бичеванию — а затем получить возможность вернуться к полноценной жизни и стать здоровым членом общества: «После того, как потерпел это унижение, он снова твой брат» (Макот 23а). И единственный вариант наказания в виде «лишения свободы» — это подобное «рабство» — жизнь в хорошей семье, где человеку на практике дается возможность изменить свой образ жизни и стать лучше.

Таким образом, рабство или просто подчинение другим может быть полезным, если именно в этом положении человек получит возможность в полной мере развить свой потенциал — так как именно в этом заключается истинное определение свободы.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Закон — подарить по одному подарку минимум двум бедным. Следует дать деньги или еду. Лучше всего, чтобы бедный мог использовать эти деньги на покупку еды для Пурима или мог использовать для Пурима саму еду. Читать дальше