Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Почему Мордехай заподозрил, что Эстер надеется отсидеться в царском дворце, наблюдая гибель евреев?

Темы: Пурим, Пророчество, Сара, Эстер, Рав Овадья Климовский, Рав Элиягу Деслер, Мордехай

Отложить Отложено

Здравствуйте, дорогие отвечающие на сайте Толдот! Скажите пожалуйста, как мог Мордехай подозревать праведницу Эстер, что она собирается отсиживаться во дворце, наблюдая гибель своего народа? Или я неправильно понял его слова (Эстер 4:13): «Не думай стать (единственной) спасенной из всех иудеев, (отсидевшись) в царском дворце». Ведь она объяснила ему, что сейчас опасно идти просить за евреев, надо просто подождать. Пурим самеах! В.

Отвечает рав Овадья Климовский

Шалом, уважаемый В.!

Это интересный вопрос.

Для ответа на него стоит сначала рассмотреть другой вопрос, ответ на который, данный равом Элияу Деслером, возможно, поможет и в этом случае.

В книге Берешит (глава Ваера) говорится о предсказании, согласно которому у девяностолетней Сары должен родиться сын. Сара в глубине души отнеслась с некоторым недоверием к предсказанию, полагая, что имеет право не верить в такое странное обещание, если оно исходит из уст странников-бедуинов (Сара не знала, что это на самом деле ангелы Всевышнего).

Когда Сара посмеялась в душе над этим обещанием — ведь у нее никогда не было даже физической возможности стать матерью, таковы были ее природные данные, — Всевышний посоветовал Аврааму напомнить жене, что для Творца ничего невозможного нет. Эта история никак не была бы связана с нашим вопросом, если бы не загадочный короткий диалог между Сарой и Всевышним (там же, 18:13-15):

И сказал Г-сподь Аврааму: «Отчего это смеялась Сара, сказав: “Неужели я действительно рожу, ведь я состарилась”? Есть ли что недостижимое для Г-спода? К тому сроку возвращусь к тебе в следующем году — и у Сары (будет) сын». Сара же отрицала, говоря: «Я не смеялась», ибо она боялась. Но Он сказал: «Нет, ты смеялась».

Что это значит? Разве может человек, тем более такая праведница, как Сара, отрицать очевидное, да еще в беседе с Вездесущим? И в чем смысл того, чтобы мы читали о том, как Творец уличает ее: «Нет, ты смеялась»?

Раби Элияу Деслер в книге «Михтав мэ-Элияу» дает удивительный ответ. Дело в том, что человеку свойственно совершать те или иные поступки, принимать те или иные решения не только вследствие сознательных раздумий, расчетов, но и в результате влияния подсознания, подчас даже не замечая этого влияния. Насколько понимаю, объяснение рава Деслера сводится к следующему: Сара, разумеется, не сомневалась в могуществе Творца, и, если бы ее спросили: «Веришь ли ты, что, если пожелает Творец, у тебя будет сын?», она бы искренне ответила: «Разумеется, верю!» Но в Торе сказано, что она посмеялась «внутри», только в своих затаенных мыслях, возможно, даже не отдавая себе в этом полностью отчета. Услышав же, что это было не просто доброе пожелание странствующих купцов, а пророчество посланников Всевышнего, Сара тут же убедила себя, что у нее и в мыслях не было сомневаться в Его всемогуществе. Творец же сказал: если даже где-то в подсознании затаилась неверная мысль, неправильно делать вид, что ее нет. Ибо тогда не удастся от нее избавиться до конца. Следует прежде всего признать, что такая мысль была, продумать, почему она была неверна, и тогда уже быть уверенной, что ошибка исправлена.

Подобным образом можно объяснить и несколько других странных историй в Танахе, когда люди, руководствуясь, казалось бы, одними мотивами, неосознанно оказывались во власти совсем других.

Представляется, что и диалог Эстер и Мордехая — очередной пример такого явления. Разумеется, праведница, которую Всевышний удостоил пророчества, не могла и помыслить о том, чтобы предать свой народ, отказавшись даже пытаться защитить его, имея такую возможность. И она вполне логично говорит Мордехаю: сейчас не время идти к царю, мы не добьёмся ничего, кроме, возможно, того, что меня казнят на месте за появление в царских покоях без приглашения. Стоит подождать, и он сам меня позовет, тогда я могу надеяться успешно ходатайствовать перед ним за весь народ.

Теперь, как принято у изучающих Талмуд, задумаемся: что же такого сказал Мордехай своей воспитаннице, что переубедил ее? Если бы он говорил, не используя никаких аргументов, можно было бы понять, что она просто подчинилась ему, как это было, когда он приказал ей скрывать свое происхождение от царя. Но мы видим, что он именно убедил ее. Поэтому, думается, Мордехай, который видел своим взором мудреца, что в этом деле нельзя допустить промедления, говорит Эстер: твоя логика не совсем объективна, так как ты находишься не в том положении, что все остальные. Тебе видится, что ты не погибнешь, когда настанет час, назначенный Аманом, ведь никто не знает, что ты еврейка. И, даже если ты не думаешь об этом, само это знание незаметно для тебя влияет на твое решение не торопиться с ходатайством. Я же говорю тебе: это ошибка — Всевышний специально привел тебя во дворец ради этой миссии, и не стоит упускать возможность выполнить ее.

Не исключено, что в результате урока, полученного в своё время Сарой и, надо полагать, усвоенного ею, как подобает праведнице, Эстер унаследовала от нее те силы, благодаря которым могла признать свою ошибку на месте и не допустить, чтобы эта ошибка помешала ей исполнить свое предназначение. Как мы видим, она и не подумала обижаться на слова Мордехая и не спорила с ним, а тут же поступила так, как он считал правильным. При этом она все же отложила свою просьбу до подходящего момента (см. пятую — седьмую главы Свитка Эстер, здесь не место объяснять, каков был ее план), но против этого Мордехай как раз не возражал — главное, что она начала действовать.

Интересно, что сходство между упомянутыми историями может пополнить занимательный ряд параллелей (о котором мы писали прежде) между этими двумя праведницами — Сарой и Эстер.

Веселого Пурима!

С уважением, Овадья Климовский

Материалы по теме


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше