Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Может ли еврей быть патриотом России?

Темы: Гордость, Народы мира, Галут, Любовь, Критика

Отложить Отложено

Добрый день! Может ли еврей быть патриотом России?

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, N!

Вы задаете непростой вопрос.

По сути, это часть более широкого вопроса: может ли еврей быть патриотом любой страны, в которой проживает? Ведь евреи живут во многих странах мира, например, в Америке, Англии, Швейцарии, Аргентине, Бразилии и т. д. Могут ли они быть патриотами каждой из этих стран?

Представляется, что для начала надо постараться правильно определить патриотизм. А то ведь само это слово бывает спорным. Итак:

Что такое патриотизм?

В хорошем смысле его обычно понимают как любовь к своей стране. В плохом — как чувство превосходства собственной нации над другими, ее исключительности.

Поэтому серьезные споры возникают во многих странах, где «либералы», «голуби», во-первых, критикуют свое общество за те недостатки, которые в нем видят, а во-вторых, выступают за мир и сотрудничество с другими странами, даже если это означает идти на какие-то уступки или чему-то учиться у других.

За это оппоненты часто обвиняют их в недостатке патриотизма: мол, настоящий патриот отстаивает интересы своей страны и не поступается ими, а также не считает, что его стране нужно чему-то у кого-то учиться.

Либералы, в свою очередь, обижаются и настаивают, что они патриоты — они любят свою страну, и всё, за что они выступают, только пойдет ей во благо. Да и любовь к своей стране означает ненависть к ее недостаткам, вот они и критикуют — это попытка не очернить, а исправить. Наоборот, попытки отрицать свои недостатки и думать, что у других нечему учиться, — это глупый патриотизм.

При этом у либералов бывает два типа «момента истины», что как раз хорошо видно на примере России.

С одной стороны, уже не раз приходилось слышать от них вопрос: а чем гордиться России, что она сделала? То есть, по их мнению, гордиться России нечем. «Она отсталая страна, с известным набором недостатков: дороги и дураки, коррупция, дурная власть и в истории ничего хорошего нет».

Предложения гордиться, например, культурой воспринимаются ими с насмешкой: ну да, «а также в области балета мы впереди планеты всей»! То есть: такое не заменит реальных достоинств и предметов гордости. Одно из других великих достижений — победа в войне, но либералов обычно раздражает размах ее празднования, а также они любят говорить о цене победы.

Хотя американцы, народ весьма патриотично настроенный, считают одним из основных предметов своей гордости именно победу над нацизмом. А вклад России в победу, как минимум, не меньше.

Но, с другой стороны, когда кто-то извне начинает высказываться о России, да еще, не дай Б-г, пренебрежительно, иногда приходится видеть, как либералы раздражаются и чувствуют, что Россию явно не понимают. Ну, и в спортивных состязаниях болеют за российских спортсменов.

Итак, патриотизм — не просто любовь к стране. В конце концов, любить можно кого угодно. Индивид должен «возлюбить ближнего, как самого себя», вот и страны можно любить многие: и свою, и чужие. Но вот гордиться чужим нельзя, а только своим. Как и стыдиться.

Патриотизм — это чувство связи и родства со страной, своей принадлежности к ней и потому — участия в ее судьбе. За ее недостатки или «проступки» — больно и стыдно, потому что я ее часть. Либо срочно исправить, либо доказать, что это ложное впечатление. Достоинства и достижения — горжусь, потому что и я к этому причастен, этого добилась моя страна.

Даже когда я критикую свою страну — это самокритика, это иногда полезно, конструктивно, оздоровляет. Но когда другие ее критикуют и читают ей мораль — это атака на своих, неприемлемая как чужая критика в мой адрес и попытки учить меня жить.

Впрочем, на самом деле и любовь — чувство привязанности и единения. Заповедь возлюбить другого человека — означает не просто любить чужого, а сделать его «своим». Поэтому понять тех, кто склонен любить другие страны, можно в зависимости от их отношения к своей стране: если свою не любишь, а другую любишь, значит, ты просто склоняешься к тому, чтобы стать патриотом той, другой страны.

И тогда твое место скорее там, эмигрируй, а то в своей стране ты — как в изгнании. (И это наблюдаем во многих случаях сегодня: человек, эмигрировавший из одной страны в другую, становится горячим патриотом новой родины и неприятелем старой).

Если же ты любишь и свою страну, и другие, то ты душой «гражданин мира», который ощущает связь со всеми странами и всё человечество рассматривает как братьев.

А евреи?

Их изначальная родина — Земля Израиля. На протяжении последних двух тысячелетий они по большей части находились в изгнании в других странах. Где далеко не всегда чувствовали себя как дома. В таких условиях, конечно, патриотами тех стран они быть не могли и больше мечтали о возвращении на свою Землю.

Но иногда бывало, что в той или иной стране к ним начинали относиться толерантно и даже привечать их, ценя их способности. В таких случаях евреи с готовностью использовали предоставлявшиеся им возможности. И, в свете горького опыта, естественным образом испытывали благодарность к тем, кто относился к ним по-человечески. Даже проникались любовью.

А прилагая свои способности, тоже естественным образом добивались успеха и поднимались высоко, порой приближаясь к вершине. Много было в истории «придворных евреев», которых правители назначали своими советниками, визирями, дипломатами: Йосеф в Египте, Мордехай в Персии, Хисдай ибн-Шапрут в Испании, рав (дон) Ицхак Абарбанель в Португалии, Испании и Италии и т. д.

Все эти евреи добросовестно трудились на благо своих стран, но не забывали о своем народе, используя все доступные рычаги для улучшения его участи.

Сегодня самый яркий пример евреев, благодарных своей стране за предоставленные возможности и поднявшихся в ней высоко, — евреи Америки. Особенно после мировых войн и Холокоста, да и советских реалий — она предстала добравшимся до нее евреев раем. И они не только используют все возможности, которые она предоставляет, но часто и вывешивают у своих домов американские флаги (общепринятый там способ выражения патриотизма).

В России у евреев за последние два века тоже был свой путь, определенно не такой светлый, как в Америке, но в целом не такой страшный, как в Германии.

При царях угнетали: запрещали жить вне черты оседлости, рекрутировали в армию детей (кантонисты), громили, см. также другие ограничения. Революция сняла физические ограничения, но наложила духовные, по факту — запретила религию.

Евреи, отошедшие от религии, уверовав в новое коммунистическое братство, стали с энтузиазмом участвовать в строительстве новой жизни. Но это строительство оказалось недолговечным, а евреев, кроме того, охладил вернувшийся после войны государственный антисемитизм.

Современная Россия пытается как-то уравновесить былые крайности и противоречия, соткать из них что-то цельное. Гордится, например, и достижениями царских времен, и достижениями советских времен, и тогдашними же, советских времен, диссидентами, Высоцкими и Бродскими.

И для евреев теперь какого-то особого рая нет, но и особых проблем тоже; есть достаточно высокая степень терпимости, даже некоторый позитив, и неплохое отношение к Израилю (в отличие от ужасного советского).

Да и, в любом случае, за всё это время, начиная с советских времен, российские евреи прошли многое из того, что и остальные жители страны. И потому вполне естественно могут солидаризироваться с их взглядами и ощущениями, проникаться их радостями и печалями.

А гордостью и обидами?

Эти чувства определенно можно понять: если кто-то обвиняет в чем-то страну, а им, знающим и понимающим ее, эти обвинения кажутся несправедливыми, это естественно будет раздражать — как незаслуженное обвинение знакомого человека, даже если он не родственник, а просто приятель, коллега, сосед. А за его победы, соответственно, будет радостно.

Однако тут вот какое дело. Евреи живут не только в России, и, например, те же американские евреи могут естественным образом солидаризироваться с взглядами и ощущениями своей страны. А они, как известно, частенько не совпадают с российскими.

Еврейские историки говорят об этом трагическом аспекте еще с Первой мировой войны: европейские державы передрались между собой, а евреи каждой из них верно служили в армии каждой из них. И так получилось, что евреи разных стран стали воевать друг с другом.

В последнее время мировые войны благодаря ядерному сдерживанию стали холодными и информационными, но и евреев теперь среди солдат мало, зато много — среди журналистов и политологов. В результате опять евреи оказались в «армиях», воюющих друг с другом. А это, конечно, плохо.

Но как же иначе?

Разные народы мира еще со времен Вавилонской башни представляют разные точки зрения на центральную истину, «отклоняясь» от нее в разные стороны. Отклонились они так далеко, что утратили и прямую связь и с «Центром» — Единым Б-гом, и друг с другом.

Отсюда — вечные конфликты. Каждый видит мир только со своей точки зрения, а других не понимает, думает, что все они лгут и только он видит и провозглашает правду.

Еврейский же народ, с одной стороны, остался ближе к Центру, но, с другой, сам состоит из разных ветвей, также расположенных «по кругу», каждая — со своей точкой зрения на Центральную Истину. Поэтому каждая еврейская ветвь может быть в определенном смысле названа «народом».

Так было всегда, но стало особенно ярко выраженным, когда евреи оказались в изгнании и в каждой стране волей-неволей во многом уподобились местным жителям, пусть и старались избежать негативной части влияния.

Так можно сказать, грубо упрощая, что американские евреи — предприимчивые и веселые, английские — благородные и вежливые, немецкие — пунктуальные и упорядоченные, русские — интеллектуальные и эмоциональные.

Но, хотя эти общины и выглядят как разные народы, евреи, будучи ближе к Центру, и с Б-гом могут «связаться» напрямую, и друг с другом сохранить связь. И так понять точку зрения другой общины и составить себе всеобъемлющую и уравновешенную картину мира.

Поэтому, если получилось, что евреи разных стран конфликтуют друг с другом на идеологической почве, защищая каждый точку зрения своей страны и не понимая другую, это значит, что они отклонились от Центральной Истины слишком далеко, почти так же, как те страны, гражданами которых они являются. Что, конечно, неправильно.

Еврей на то и еврей, чтобы оставаться близко к Центральной Истине и в результате использовать уникальную возможность: и проникнуться точкой зрения своей ветви, и понять другие ветви. Быть в этом плане «гражданином мира».

И, если и играть какую-то роль в конфликтах, то, скорее, миротворца: понимая обе стороны, пытаться помочь им понять друг друга или хотя бы о чем-то договориться, найти компромисс.

Так что — может еврей каждой страны, включая и Россию, быть ее патриотом, т. е. чувствовать и разделять ее радости и печали, испытывать за нее гордость и обиду — но при условии, что это не произойдет за счет потери понимания других стран.

При условии, что еврей не станет думать: мы («русские» или «американцы») — добро, а они — зло! Мы можем делать вот так, имеем право, а они пусть катятся!

Скорее, к конфликтам между странами надо относиться так, как относишься к конфликту между своими родственниками: понимаешь и любишь обе стороны и мечтаешь не о том, чтобы одна «показала» другой, а чтобы всё поскорее уладилось как можно более мирно и благоприятно для всех.

Ведь даже если, например, один из родственников реально обидел другого, то, с одной стороны, чувствуешь его обиду, но с другой, не начинаешь ненавидеть обидчика и мечтать «отомстить» ему, а хочешь, чтобы он перестал и ты смог продолжать любить его.

Поэтому — внимание! — пытаешься понять, почему он так себя повел. Может быть, его самого что-то ранило, спровоцировало? Ведь в конфликтах часто ни одна сторона не является безгрешной.

(Можно возразить, что разные страны — не вздорные родственники и не малые дети. Это верно, да вот в сфере международных отношений частенько ведут себя именно так! Взрослый человек может мудро не ответить на оскорбление или выпад, но в политике если кто-то совершил враждебное действие, обязательно надо ответить, зеркально! А то расценят как слабость и всегда будут бить!)

В конечном счете, мы надеемся на то, о чем скоро будем молиться в Рош а-Шана: «Объединятся они все вместе, чтобы исполнять волю Твою от всего сердца». В будущем народы вернутся достаточно близко к Центру, чтобы признать единство Б-га, а там и между собой станут мирно сотрудничать, их восприятия перестанут противоречить друг другу — и можно будет солидаризироваться со всеми одновременно.

Да свершится это в скором времени!

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Многие мысли, изложенные в этой книге царем Соломоном, скорее всего, известны Вам, даже если Вы мало что знаете и про царя Соломона, и вообще про иудаизм Читать дальше