Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Думать хорошо надо о каждом человеке, даже о полном злодее»Раби Нахман из Бреслава

Как реагировать на фильм «Неортодоксальная»?

Темы: Ассимиляция, Антисемитизм, Психология, Отчуждение, Искусство

Отложить Отложено

Добрый день! Моя еврейская знакомая порекомендовала посмотреть фильм «Неортодоксальная».

Мы с мужем не евреи, но учим 7 заповедей в еврейской общине. Огромная благодарность еврейскому народу за то, что после стольких лет гонений вы всё равно помогаете народам мира.

Для нас реакция на данный фильм была огромным шоком. Это откровенная, недопустимая провокация, которая почему-то поддерживается самими евреями, хотя бы исходя из факта участия в фильме.

Подскажите, пожалуйста, как на нее реагировать и как реагировать на парадоксальный «антисемитизм» со стороны светских евреев, еще более парадоксальный оттого, что мы не евреи? N.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, N.!

Прежде всего, отрадно, что Ваше личное впечатление от еврейского народа при соприкосновении — позитивное.

В своем вопросе Вы затрагиваете болезненную тему, но тем более важно обсудить ее открыто и серьезно.

Представляется, что ключ к пониманию упомянутого Вами сериала в следующем. Его сценарий написан по мотивам автобиографии женщины, которая, как главная героиня, оставила религиозную общину, а с ней и религию, и стала жить светской жизнью.

Как бы ни относиться к религиозным и светским евреям, факт состоит в том, что это два разных общества, во многом два разных мира. Можно сказать, они подобны двум разным странам, народам.

Много в мире разных обществ, разных стран, разных народов. У каждого свой характер, свои достоинства и недостатки. Большинство людей, родившись в одном обществе, так в нем и остаются, принимая все его атрибуты как должные.

Подрастая и сталкиваясь с реалиями жизни, которые обычно неидеальны, они могут на что-то жаловаться, мечтать о каких-то переменах, но всё равно в целом считать свое положение «нормой» и критиковать лишь «отдельные недостатки».

Ну, или даже множество недостатков, которые они, тем не менее, терпят, поскольку жизнь в целом сносная, а перемещаться на какое-то новое место трудно, да и кто сказал, что там будет лучше. Известно ведь, что чувство «там лучше, где нас нет» — чаще иллюзия.

Это же, кстати, относится и к городу или району проживания, и к работе и т. д.

Но некоторые все-таки переходят из одного общества в другое. Или эмигрируют из одной страны в другую. Или меняют место жительства. Или работу.

По каким причинам?

По всяким. Одним новое место просто приходится по вкусу больше старого, хотя и старое было не таким уж плохим. У других, наоборот, что-то в старом месте вызвало резкое отторжение или произошло серьезное происшествие, приведшее к разрыву, и они переместились на первое попавшееся другое место, лишь бы покинуть старое. Иногда перемещение — следствие иных изменений в жизни или сочетание разных причин.

Так или иначе, перемещение — действительно часто дело трудное, и физически, и психологически. Это практически уход из одной жизни в другую, часто с разрывом прежних связей.

Поэтому те, кто совершил такой переход, нередко начинают твердить, каким ужасным было прежнее место, подчеркивая его недостатки. Так они стремятся убедить других — а прежде всего самих себя — в том, что их перемещение было правильным шагом.

Прошлая жизнь была нестерпимой, поэтому правильно я сделал, что порвал с ней. Пусть трудно было все менять, пусть теперь я тоже не очень устроен и далеко не всё идеально — но там вообще невозможно было жить. Так что я не совершил трагической ошибки, покончив с прошлой жизнью, — то была не жизнь!

Поэтому среди, например, эмигрантов типично подобное отношение к стране, из которой они уехали. Конечно, среди эмигрантов или репатриантов из России, переехали они в Америку, Израиль или другие страны. На новом месте им часто непросто приспособиться, русская и советская культура местным чужда, никто там не знает ни Ильфа и Петрова, ни Высоцкого. Так что тут либо селись в «гетто» с себе подобными, либо растворяйся в обществе и оставайся одиноким со своей культурой. Но какой бы жизнью это ни назвать, то, что в России — это вообще не жизнь, там всё ужасно. Хамство и грязь, дороги и дураки, дурная власть и т. д. — известный набор.

А репатрианты из Америки или Англии в Израиле, особенно религиозные, рассказывали мне о том, какие их бывшие страны бездуховные, как трудно там служить Б-гу. Или как там люди отчуждены друг от друга, как судят друг друга — в Израиле больше ощущается единство.

А один родственник, который вырос в Питере, но переехал после женитьбы в Москву, любит рассказывать мне о том, какой Питер провинциальный, склочный и антисемитский. А другой знакомый, который, наоборот, переехал из Москвы в Питер, рассказывал о том, насколько там всё проще и доступнее, как с Гергиевым можно запросто поговорить (знакомый — музыкант).

И много уже было случаев, когда кто-то работал, скажем, в правительстве, на высокой и почетной должности, а потом ушел с поста и тогда начал всем говорить или даже написал книгу о том, какой ужасный этот президент/премьер и как тяжело с ним было работать.

Короче, хотя в целом справедлив принцип «там лучше, где нас нет», в подобных случаях действует скорее другой принцип: «Там хуже, где нас больше нет». Нет, «там ужасно, где нас больше нет». Там, откуда мы ушли, вообще не жизнь! Так что, покончив с той жизнью, я не умер — наоборот, только уйдя оттуда, я по-настоящему «родился», только теперь живу!

Думается, в этом дело и здесь. Автор книги покинула еврейскую религиозную общину. Ее просто так не покидают, большинство тех, кто в ней вырос, в ней и остается и привык ко всем ее реалиям, воспринимает их как должное. Как и везде, бывают недостатки, но их терпят, достоинств тоже очень много.

Однако у этой женщины получился разрыв. Бывает. И теперь, порвав с той жизнью, она естественным образом, хочет убедить всех — и саму себя — в том, что та жизнь ужасна. Что поэтому «побег» — болезненный, травматичный — был необходим.

Что ж, каждый верит в то, во что хочет верить...

Что касается других участников сериала, актеров, то они только наряжены религиозными, на практике же почти все они тоже либо покинули религию, либо уже выросли в светском обществе, то есть являются потомками евреев, которые покинули религиозный мир. На том этапе истории, когда показалось, что он «отсталый» по отношению к миру светскому.

Поэтому, даже оставаясь по крови евреями, они либо полностью ассимилировались, не желая считать себя евреями, либо переиначили определение еврея на более «современный» лад. Мол, «еврей» — не тот, кто соблюдает Тору и поэтому близок к Б-гу, а тот, кто живет в еврейском государстве, служит в его армии, защищая от врагов, и говорит на иврите.

Или, для тех, кто живет не в Израиле, еврей — тот, кто просто хороший человек и борется за все хорошее. За социальную справедливость, свободу, равенство и братство и т. д. А в отношении религиозного мира у этих евреев сохранилось выработанное после разрыва убеждение, что всё в нем ужасно, что это не жизнь. Вот и пропагандируют эту точку зрения.

Как в любой пропаганде, отдельные приведенные аргументы и факты могут даже быть истинными, но поскольку представлены только недостатки, да еще и выпячены и раздуты, а достоинства проигнорированы, то в целом картина получается искаженной и зритель получает ложное впечатление.

В сериале показаны хасиды Сатмара, и мне лично знакома одна семья из той группы — люди прекраснейшие, уравновешенные, со здоровым чувством юмора. Пребывание у них внесло важный вклад в изменение моих собственных представлений об ортодоксальных евреях.

Но есть в еврейском религиозном мире и другие группы, каждая со своим характером, наш мир сам по себе неоднороден, разнообразен. У каждого общества, из которых он состоит, есть свои достоинства. Случаются и недостатки — мы люди, а не ангелы, живем реальной жизнью с ее сложностями — но, так или иначе, большинство из нас имеет в этом мире свою нишу и удовлетворено жизнью не меньше, а то и больше среднего.

Остается пожелать Вам дальнейших успехов в познании этого нового для Вас мира!

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше