Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Знаю, что евреи всегда спорят. Но ведь спорить и ругаться запрещено?

Темы: Запреты, Гилель, Моше, Коэн, Рамбам, Рамбан, Споры, Комментарии

Отложить Отложено

Я знаю, что евреи всё время спорят — и между собой, и с другими. Но, с другой стороны, слышал, что есть запрет спорить и ругаться. Насколько строг этот запрет, и когда его нарушают? Спасибо заранее, Ури

Отвечает рав Яков Шуб

Уважаемый Ури,

Большое спасибо, что обратились к нам.

Действительно, существует запрет ругаться и враждовать. С другой стороны, разрешено спорить. Чтобы определить, чем в точности различаются эти два явления, давайте обратимся к Мишне (Пиркей Авот 5:17), где сказано: спор, который ведут во имя Небес, будет продолжаться, а спор, который ведут не во имя Небес, прекратится.

Как пример спора во имя Небес мишна приводит спор известных школ мудрецов — Бейт Шамая и Бейт Гилеля, которые, как известно, спорили по множеству вопросов. Их споры нередко встречаются на страницах Талмуда. В качестве противоположного примера мишна приводит спор Кораха, который оспаривал руководство у Моше Рабейну. Из мишны ясно, что спор во имя Небес рассматривается как нечто положительное.

Но как понять, спорит человек во имя Небес или им движут другие помыслы, такие, как желания власти, почестей и т. п.? Кроме того, любой человек, принимающий участие в какой-либо дискуссии, будет утверждать, что он-то спорит во имя Небес и его побуждения чисто альтруистические. Один из основных комментаторов Мишны, раби Овадья из Бертиноро (Бартанура), объясняет, что спор во имя Небес имеет своей целью — постичь истину.

Ктав Софер в начале своего комментария на главу Корах развивает эту идею и говорит: каждый человек имеет право на свое мнение, имеет право высказывать и отстаивать его. Но, если он готов выслушивать также мнение и доводы другого, обсуждать их, а если его переубедят, то и принять их, это называется спор во имя Небес — ведь такого человека интересует истина, а не победа. Если же человека интересует только победа в споре и, даже видя, что оппонент прав, он продолжает спорить — лишь бы одержать верх, это спор не во имя Небес.

Рав Йонатан Эйбшиц («Яарот Дваш» 2:6), который, как известно, сам неоднократно подвергался гонениям из-за своих убеждений, говорит: узнать, ведется ли спор во имя Небес, можно по следующему признаку. Если стороны продолжают относиться друг к другу добросердечно и уважительно, это спор во имя Небес. Если же спор переходит на личности, то стороны начинают ненавидеть друга и, в конечном счете, спор превращается во вражду. Значит, это точно спор не во имя Небес.

Однако если мы попытаемся разобраться, насколько строг запрет спорить, является ли он запретом Торы, запретом мудрецов или же просто правилом на уровне благочестивых (требованием, которого Закон к людям обычного уровня не предъявляет), то, как ни странно, ответом на этот вопрос будет: «Спор!» Т. е., мнения мудрецов разделились.

С одной стороны, Талмуд (Санхедрин 110а) говорит: тот, кто поддерживает спор и разногласия, нарушает запрет Торы, как сказано (Бемидбар 17:5): «…и не сбылось бы с ним, что с Корахом и сообщниками его…»

СМАГ и СМАК понимают это выражение буквально и считают, что, действительно, тот, кто участвует в споре и разногласиях, нарушает запрет Торы.

— С другой стороны, Рамбан считает, что запрет Торы нарушается, только если разногласия касаются полномочий и прав коэнов, подобно тому, что описано в недельной главе Корах.

— Еще один мудрец, раби Элиэзер из Меца (автор книги «Йерэим», Франция, 12 в.), считает, что запрещены также разногласия по поводу полномочий других официальных лиц, например, раввина и т. п.

— А Рамбам (Запрещающие заповеди, 45) полагает, что стих Торы «…и не сбылось бы с ним, что с Корахом и сообщниками его…» вообще не содержит запрета. Это, согласно Рамбаму, своего рода пророчество: люди, участвующие в разногласиях, не будут наказаны так, как Корах и его сообщники (которых поглотила земля), их наказание будет иным.

Можно ли отсюда сделать вывод, что большинство ранних комментаторов считает: разногласия разрешены, если только они не касаются полномочий коэнов?

Они, действительно, не выводят запрет разногласий из этого стиха о Корахе и его сообщниках, но его можно вывести из других мест. Например, рав Ай Гаон в своей книге «Шеильтот» пишет, что разногласия — это прямая дорога, к нарушению запрета «ненавидеть ближнего». Т. е. запрет разногласий — это своего рода «ограда» вокруг запрета Торы ненавидеть.

Подобной логики придерживается и Рамбам. Он говорит о запрете «лё титгодэду» (см. Дварим 14:1). Простой смысл: запрещено наносить себе раны в скорби по умершему. Но есть еще одно понимание этого запрета: не допускать, чтобы в одной общине были разные законы и обычаи, «не разделяться». Рамбам говорит, что, в конечном счете, это приводит к спорам и разногласиям.

Раши в своем основополагающем комментарии на Тору (к Бемидбар 16:27), говорит о том, насколько строг запрет разногласий. Как известно, Небесный суд наказывает человека только с двадцатилетнего возраста, земной суд наказывает с тринадцати лет, а за участие в споре на стороне Кораха против Моше были наказаны даже дети. Получается, наказание за раздоры и разногласия строже, чем за нарушение других запретов.

Маараль (Гур Арье) объясняет: поскольку раздоры и Геином были сотворены одновременно — во второй день Творения, они являются единым целым. (Это еще одна причина, по которой о втором дне Творения не сказано: «И увидел Б-г, что хорошо», как о других днях, см. Берешит 1). Получается, что человек, участвующий в раздорах, как бы автоматически попадает в Геином, поскольку это одно целое. Именно это и произошло с детьми Кораха, которые выступили против Моше.

Не секрет, что, к сожалению, споры и разногласия нередко встречались и встречаются в различных еврейских общинах. И, что более страшно, зачастую они переходят всякие рамки и границы, и, в конечном счете, от этого страдают сами общины.

В заключение приведем слова Рамбама (Мишнэ Тора, Законы Свитка (Эстер) и Хануки 4:14): Велик мир настолько, что (сама) Тора была дана ради установления мира среди людей, как сказано (Мишлей 3:17) «Пути ее — пути приятные, и все стези ее — мир».

С уважением, Яков Шуб

Материалы по теме


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше