Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте!

Вопрос достаточно общий. Но, если говорить строго об определениях, то служить кому-то — это выполнять его желания, делать то, что ему приятно и/или полезно, причем по обязанности, вне зависимости от сложности задачи, настроения и т. д. Вот и служба Б-гу — это выполнение Его желаний, которые Он выразил в Торе, — то есть заповедей. По обязанности.

Одни заповеди требуют выполнения ритуалов или соблюдения запретов, смысл которых не всегда нам полностью понятен (хуким). Другие заповеди нам понятны (мишпатим), ибо, по сути, обязывают нас быть достойными людьми: не убий, не укради, возлюби ближнего, занимайся благотворительностью.

Так что не такое уж это сложное дело: просто будь хорошим человеком, делай то, что надо, приноси людям пользу — и этим ты уже служишь Б-гу. Ну, и непонятные заповеди тоже не так уж сложны.

Другое дело, что может быть трудно ощутить, что так мы служим Б-гу. Ведь, когда служишь человеку, он здесь, перед тобой, и видишь, как твоя служба что-то ему дает. Подаешь ему еду — видишь, как он ест и наслаждается. Но, когда делаешь что-то для Б-га, то, во-первых, трудно ощутить, что Он вообще здесь присутствует. Он невидим, а мир, вроде бы, функционирует сам по себе. А, во-вторых, даже если Б-г присутствует, каким образом наши действия доставляют Ему наслаждение? Он же не имеет физического тела, и мы никак не можем Его «затронуть»: ни доставить удовольствие, ни причинить страдание.

Поэтому, по нашим ощущениям, если мы делаем добро какому-то человеку, то хорошо становится ему, а если выполняем ритуал, то, вроде бы, вообще никому лучше не становится. И, тем не менее, это является службой Б-гу?

Да, является, и получается, что здесь важно не только само действие, но и выработка правильного ощущения.

Что касается присутствия Б-га — это вопрос веры. Причем не веры на слово, а веры в смысле убеждения, что Он существует и присутствует везде. Весь мир — театр, а Б-г в нем — Режиссер. К этому можно прийти.

А что мы своими действиями Ему даем — это уже не такой простой вопрос. Поясним лишь вкратце.

Б-г — само благо. Он Тов у-Метив – «Благой и Дающий благо». Но это качество не может полностью раскрыться, пока Он на практике не даст кому-то благо. Поэтому, хотя Он самодостаточен, для того чтобы раскрылась Его доброта, Он сотворил мир с живыми существами, которым Он может делать добро.

Но что такое настоящее Благо? Это Сам Б-г. Он не только «делает благо другим» (Метив), Он прежде всего Сам по себе «Благой» (Тов). Что это означает? Ведь «хороший» — это тот, кто поступает хорошо по отношению к другим. Иначе в чем выражается его «хорошесть»?

Добро, «хорошесть» Б-га выражается в том, что Он полноценен. Ему ничего не надо, Он Сам творит — и делится Своим творением с другими. Это и есть высшее благо и наслаждение. Поэтому Б-г желает Своим созданиям именно этого. Пусть сотворенный Им человек сам творит и делится своим творением с другими. Пишет книгу или музыку и дает другим читать или слушать. Готовит еду и дает другим есть. Строит дом и дает другим в нем жить. Побеждает врагов, преступников, болезни и дает людям шанс пожить без этих напастей.

Во всех подобных случаях не только тем, кто получает, становится хорошо, но и тот, кто дает, обретает чувство достижения, полноценности и уподобления Самому Б-гу (в качестве Его представителя) — а это высшее благо. Именно этого желает Б-г — чтобы человек таким образом Ему уподобился. Для этого Он создал человека и его мир. Поэтому труд на благо других, совершенствование мира является также служением Б-гу.

Или можно сказать так: Б-г получает от наших правильных действий удовлетворение того же типа, что получают наши родители или учителя. Даже если мы не даем им ничего физически, мы даем им удовлетворение самим тем фактом, что их «творение», то, во что они вложились, так хорошо получилось. (Мы называем этот тип удовлетворения нахас, и о Б-ге тоже говорим, что стремимся доставить Ему нахас руах).

Особенно сильно это ощущение удовлетворения, когда дети/ученики не просто хорошие, удачные, но хорошие именно в том, в чем сильны сами родители/учителя. Тогда они видят в детях самих себя; видят, что те стали их достойными наследниками, продолжателями их пути. Вот и Б-г получает удовлетворение похожего типа, когда человек встает на Его путь, выполняя многократное призыв Торы «идти путями Б-га» (Дварим 10:12, 11:22, 28:9).

Вот как мы, получается, Ему служим.

Это в том, что касается выполнения заповедей мишпатим, в совокупности предписывающих нам быть хорошими людьми.

А в области заповедей хуким — непонятных ритуалов и запретов — служение выражается в другом: мы выполняем эти заповеди только потому, что так повелел Б-г. Ведь хорошим человеком, стремящимся делать людям добро, можно быть, и не придерживаясь какой-то религии. Это стремление заложено в человеке Б-гом вне зависимости от того, осознает он существование своего Творца или нет. Но выполнять хуким можно, только если веришь, что Б-г есть, и хочешь Его порадовать. Как букет цветов, который сам для себя мужчина не купил бы. Именно поэтому они так дороги женщине: он их явно купил именно для нее, потому, что любит.

Таким образом, выполняя непонятные нам заповеди, мы как бы «дарим Б-гу букет цветов» — и так выражаем свою любовь. Он нам не жена, но ведь и родителям, и учителям можно делать такие символические подарки — и так выражать признательность за то, что они в нас вложили. Это тоже удовлетворение-нахас: ребенок не только получился хорошим, но и признает нашу роль в этом, и благодарит нас. Это показывает полноценность и законченность самого труда воспитания.

Вот и мы, выполняя заповеди, даем Б-гу такое удовлетворение. На самом деле, конечно, нам не постичь «чувства» Б-га. Но Он дал нам понять, что именно так нам надо на это смотреть, так объяснять это в постижимых для нас категориях.

Остается только постараться как можно лучше служить Ему на практике.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Роковые события в конце XIX — XX вв. привели к разрушению традиционного уклада еврейской жизни, массовому отходу от Торы и, как следствие, к стремительной ассимиляции сотен тысяч евреев. Но в наше время и в израильском обществе, и в странах диаспоры начало нарастать движение тшувы, которое быстро приобрело массовый характер. С распадом СССР тшува захватила и русскоязычных евреев. Читать дальше