Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Что такое правильный спор?

Темы: Мудрецы, Истина, Споры

Отложить Отложено

Шалом, что такое «махлокет?» Как правильно это понимать, как правильно это использовать или не использовать по Торе? В каких случаях? Пожалуйста, проясните. Андрей

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Андрей!

Вы задаете важный вопрос.

Махлокет — это спор, разногласие, дискуссия, от еврейского слова лахалок — «делить», «оспаривать», то есть отделяться от одной позиции и занимать другую.

Как известно, спор может возникать по разным вопросам. Весьма распространены споры мудрецов по поводу разных законов Торы. Классический пример, который приводит мишна (Авот 5:17), — спор мудрецов Гилеля и Шамая. Мишна называет его «спором во имя Небес», а значит, правильным, необходимым.

Этому мишна противопоставляет «спор не во имя Небес». Пример — выступление Кораха против лидера нашего народа Моше (Бемидбар 16). Кораха не устроило то, как Моше распределил должности (Корах посчитал, что его обделили), поэтому он стал оспаривать эти решения, а там — и вообще лидерство Моше, подняв против него бунт.

Кстати, можно задать вопрос: ведь Корах спорил с Моше, почему же в мишне сказано только «спор Кораха [и его людей]», а не «спор Кораха и Моше», как выше «спор Гилеля и Шамая»? Дело, конечно, в том, что Моше-то спорил во имя Небес, а Корах с его «подельниками» — «не во Имя Небес». То есть в этом контексте слово махлокет означает не просто «спор», а «ведение спора», «оспаривание». Таким образом, для каждой из сторон махлокет (дискуссия) может быть правильной или неправильной в зависимости от того, как она её ведет.

Ради постижения истины или ради самоутверждения?

Простое понимание различия между этими двумя типами спора — в том, ради чего, в глубине души, человек его ведет. При споре «во имя Небес» спорящий стремится к выяснению истины, какой бы она ни была: чего желают Небеса, то есть Б-г? Отстаивая свою позицию, спорящий искренне считает, что именно она соответствует истине, «позиции» Небес, и отстаивает ее — во имя Небес. А тот, кто ведет спор «не во имя Небес», стремится к утверждению собственной позиции, к собственной победе, а если и ссылается на «позицию» Небес, для него это лишь прикрытие и прием для подавления оппонента: не я так считаю — Б-г! И как ты смеешь спорить с Ним!

Простое практическое различие — отношение к сдаче позиции в случае, если станет очевидна правота другой стороны. Если цель — исключительно выяснение истины и «позиции» Б-га, то отказаться от своего мнения, оказавшегося ошибочным, должно быть легко. «Я же только хотел установить истину, и, раз она такова, то — пожалуйста, ради Б-га (в буквальном смысле) с радостью ее принимаю!» Такой человек испытывает благодарность к тому, кто, приведя решающие доказательства, помог открыть глаза на истину. Если же цель — собственная победа и самоутверждение, то сдача позиций — болезненное поражение, смерти подобное. За этим следует неприязнь и ненависть к тому, кто переспорил и положил на лопатки.

У большинства из нас необязательно будут ощущения именно первого рода? Ну, а кто сказал, что мы идеальные и нам не над чем работать…

Впрочем, это зависит и от другой стороны: если тот, кто доказал свою правоту, спорил не во имя Небес, он может легко поддаться соблазну представить это как свою собственную победу и уничтожение оппонента. Вот видишь, я прав! А ты дурак! В такой ситуации оппоненту трудно не почувствовать себя проигравшим и униженным. Если же победивший спорил во имя Небес, то постарается избежать унижения оппонента, а представить это как общую победу — выяснение истины, благое для всех. По возможности, выявить и с уважением отметить некоторые аспекты проблемы, по которым оппонент все-таки был прав. Дать ему признать свою неправоту, как говорят сегодня, «без потери лица». Но это тоже непросто.

Так что уже становится немного понятно, как надо спорить, а как не надо.

Как раз в Талмуде есть случаи, когда споривший мудрец менял свое мнение и соглашался с оппонентом. А вот в личной жизни разных людей в нашем мире и в политике как-то мало…

Переубеждать или открывать путь

Впрочем, во многих случаях даже тот, кто спорит «во имя Небес», так и не меняет свою позицию. Даже если другая сторона приводит доказательства, на которые ему нечего ответить.

Во-первых, все-таки мы люди, и, занимая ту или иную позицию, человек начинает с ней отождествляться, она становится частью его «я». Особенно после того, как потратил силы, отстаивая ее, формулировал аргументы, находил факты — «вложился» в нее. Поэтому ее сдача подобна «уничтожению» этой части его «я», то есть «частичной смерти». По этой причине редко когда удается переубедить человека прямо во время спора.

В этом плане уместен совет, который я слышал от ряда мудрых людей. Человеку кажется, что верный способ заставить кого-то изменить свое мнение или поведение — это обрушить на него кучу доказательств, четко показывая, что не так с его позицией. Вот! Но на самом деле это подобно попытке сдвинуть его с места с помощью острого ножа: ножом человека не подвинешь, а проткнешь и поранишь. А как надо? Мягко подвинуть руками его «целиком». Не оказывая давления, представить доводы так, чтобы плавно подвести его к выводу. А еще лучше — даже не пытаться открыто подводить, а предложить ему аргументы и факты и дать возможность самому ознакомиться с ними, чтобы, если найдет их вескими, сам изменил свою позицию. Не вынужденно сдал ее, а сам решил оставить и занять другую. Ибо тогда его «я» останется неприкосновенным.

В большинстве случаев люди меняют позицию самостоятельно и не сразу, а со временем, в связи с какими-то общими изменениями в жизни или с событием, ставшим шоком и заставившим вновь задуматься и пересмотреть свои взгляды.

Так что если тому, кто спорит, важнее истина, а не своя победа, он должен стараться добиваться своей цели описанным способом: оппонент скорее согласится с ним, если при этом не испытает чувства поражения, а ощутит, что сам постиг истину и, наоборот, это его достижение. Хотя, конечно, легко сказать…

Разные — в том числе вечные — аспекты истины

Во-вторых, даже если другая сторона приводит аргументы или факты, на которые человеку нечего ответить, он часто продолжает инстинктивно чувствовать, что, тем не менее, истина на его стороне. Значит, приведенные оппонентом доводы не могут быть решающими, тут, должно быть, какой-то подвох, софистика. Просто в данный момент он не может найти серьезные аргументы против, не обладает соответствующей информацией. Но они наверняка есть, надо только найти! А пока что не сдавать позиции, я знаю, что я прав!

Заблуждение? Бывает, что да. Но возможно также, что человек действительно занимает позицию, которую должен занимать, поскольку она отражает его духовный корень, он это инстинктивно чувствует. Ибо Б-г не случайно создал людей с разными характерами и взглядами, разными подходами к истине.

Так, о спорах по поводу законов Торы мудрецы говорят: «У Торы семьдесят сторон», то есть на нее можно смотреть с множества («семидесяти») точек зрения, у нее много вариантов толкования. «И те, и те — слова Б-га Живого». Он специально заложил в Тору разные варианты толкования, и все они — правильные.

Число семьдесят здесь не случайно: мудрецы также говорят о семидесяти судьях — членах Сангедрина, и о семидесяти еврейских душах и характерах (основных типах). А также о семидесяти (основных) народах мира и семидесяти языках, на которых они выражают свои мысли (см. комментарий Рамбана к Торе, Бемидбар 12:16). Это значит, что разные толкования Торы не случайны, а отражают разные типы душ и характеров мудрецов. А им, в свою очередь, соответствуют разные типы и характеры народов мира, их менталитеты и идеологии.

Так, о даровании Торы Талмуд (Шабат 88 б) говорит: каждое слово, которое Б-г произносил на Синае, разлеталось на семьдесят «языков». И Моше, по словам мудрецов, изучил на Синае Тору и каждый ее раздел «в семидесяти аспектах, соответствующих семидесяти языкам». То есть он получил Тору не как простой и однозначный материал, а как текст, заключающий в себе семьдесят потенциальных версий и точек зрения, подобно семени дерева, в котором содержатся в потенции все ветви и побеги.

Так что все эти разногласия, как между мудрецами Торы, так и между обычными людьми в жизни являются фундаментальным и неотъемлемым аспектом мироздания.

Среди прочего, наличие разных мнений указывает на то, что ни одно из них не является истиной в последней инстанции. Б-г специально создал разные характеры и идеи для того, чтобы они уравновешивали друг друга, и истинная красота достигается именно сочетаникем противоположностей. Чему это можно уподобить? Мужчина и женщина обладают каждый своим характером и восприятием и, на первый взгляд несовместимы, но их гармоничное соединение, всё же, возможно, и именно оно является высшей красотой и идеалом.

Поэтому даже человек, который спорит «во имя Небес», может быть непоколебим в своей позиции. Он может чувствовать, что оппонент точно не представляет истину в последней инстанции, а «отклоняется вправо или влево», значит, он должен его уравновесить, отклонившись в свою сторону. Именно так объясняют мудрецы упомянутый классический спор Гилеля и Шамая: они не просто спорили о тех или иных законах Торы. Гилель представлял Б-жественный атрибут милосердия (хесед), а Шамай — справедливого суда (гвура, дин). Это две фундаментальные силы, заложенные в мироздании, и позиции, занимаемые этими великими людьми, отражали их. Каждая позиция представляла один из аспектов центральной истины, поэтому они обе считались «правильными», ведь только вместе они составляли правильную, уравновешенную вокруг центра систему.

Поэтому мишна говорит: «Спор во имя Небес (то есть, позиция стороны, которая правильно ведет спор) сохранится». Т. к. эта позиция представляет аспект центральной истины, которая вечна, несмотря на существование противоположной позиции. Сохранится центральная истина во всех ее аспектах, которые эти позиции представляют.

А «спор не во имя Небес», то есть позиция стороны, которая неправильно ведет спор, не сохранится. Поскольку такой человек спорит ради того, чтобы утвердить сове мнение как центральное и единственно верное, а оно таковым быть не может — он не Б-г, а всего лишь один из многих людей. Его позиция может сохраниться только в качестве одного из аспектов центральной истины, а не отдельного центра.

Но ошибиться действительно легко. Человеку надо очень глубоко и тонко себя проанализировать, чтобы понять, ради чего на самом деле он ведет спор: ради истины или самоутверждения. Ведь очень легко себя убедить, что ради первого, даже если это не так.

В этом заключалась и ошибка Кораха. Он пророчески предвидел, что от него произойдет Шмуэль, который «будет равен по весу Моше и Аарону». Ага, значит, можно сказать, что Моше и Аарон тоже представляют только одну из сторон и их можно — и нужно! — уравновесить. И кому, как не мне, предку Шмуэля, который равен им обоим вместе!

Но на самом деле Шмуэль был «равным им по весу» в другом плане (о чем отдельный разговор). А в плане лидерства сейчас Моше представлял не одну из сторон, а именно центральную истину, будучи прямым посланником Б-га, получившим от него Письменную Тору. Она является центральным стволом, от которого отходят разные ветви — мнения Устной Торы, но сам ствол — один единственный и не может быть «в разных вариантах». По поводу Письменной Торы у мудрецов разногласий нет. Поэтому Корах, споривший с тем, кто представляет её, явно отклонился от центра и утратил равновесие, и его позиция не могла сохраниться.

Остается молиться Б-гу о помощи в самоанализе и распознавании истинных причин, по которым мы спорим, чтобы наши споры велись только «во имя Небес».

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Многие слышали про Валаамову ослицу. Однако, не все знают, что за история скрывается за этим крылатым выражением. Читать дальше