Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
...Машгиах расположенной в Бней-Браке ешивы Поневеж, выдающийся мыслитель и педагог р. Элияу Деслер (Михтав миЭлияу) был настолько поражен личностью р. Крайзвирта, что немедленно написал восторженное письмо своим друзьям в Англии: «Я нашел здесь молодого гения, который занимается в колеле в Петах-Тикве. Он обладает совершенными познаниями в обоих Талмудах и является глубочайшим аналитиком как в области алахи, так и в области агады. В нашем поколении я не видел никого, подобного ему» (там же)

Раби Хаим бар Авраам-Йосеф Крайзвирт (5678—5762 /1918—2002/ гг.) — глава общины бельгийского города Антверпена, один из духовных лидеров поколения.

Родился в галицийском городке Войниче, где его отец был раввином.

Рано оставил дом и учился в г. Тарнуве, под Краковом. Его семья была настолько бедна, что родители не смогли наскрести денег на дорогу до Тарнува, чтобы присутствовать на его бар-мицве, — и вместо отца в первый раз на юношу накладывал тфилин выдающийся хасидский наставник р. Аарон Рокеах (Ребе из Белза; см.), находившийся проездом в Тарнуве (Rachmiel Daykin Harav Chaim Kreiswirth, Hamodia 25.1.2002, p.34).

В дальнейшем продолжал обучение в Кракове. Прославился под именем «илуй (вундеркинд) из Кракова».

Он глубоко изучил и запомнил наизусть не только Вавилонский Талмуд, но и гораздо более сложный для постижения Иерусалимский (Moshe M. Leiber, Hagaon Harav Chaim Kreiswirth, Hamodia 20.12.2002, p.40).

В семнадцать лет стал ведущим преподавателем краковской хасидской ешивы Диврей Хаим.

Многие из тридцати пяти-сорока студентов ешивы были старше его по возрасту. Один из них вспоминал: юный преподаватель был настолько увлечен изучаемыми талмудическими проблемами, что однажды на уроке в пылу дискуссии вскочил на стол и с этой импровизированной трибуны обрушил свои аргументы на оппонентов (там же).

Юный илуй не жалел никаких усилий, чтобы встретиться с великими знатоками Торы и обсудить с ними сложнейшие вопросы, на которые он сам затруднялся найти ответ.

В 5696 /1936/ году он узнал, что через Польшу должен проехать по пути на лечение в Вену выдающийся законоучитель и комментатор Писания р. Йосеф Розин (Гаон из Рогачева; см.). Юноша, собрав необходимую на дорогу сумму, добрался до польской границы и там пересел на поезд, на котором ехал мудрец. «Я увидел Гаона из Рогачева в первый раз, и он произвел на меня очень сильное впечатление, — вспоминал р. Крайзвирт. — Мне он показался небесным ангелом, временно спустившимся на землю». Все время путешествия — до южной польской границы — они обсуждали сложнейшие талмудические проблемы. Перед расставанием Гаон сердечно благословил своего юного спутника (Rachmiel Daykin Harav Chaim Kreiswirth, p.34; Moshe M. Leiber Hagaon Harav Chaim Kreiswirth, p.40).

В дальнейшем Хаим предпринимал специальные путешествия, чтобы познакомиться с такими духовными лидерами поколения, как руководитель ешивы в г. Гродно р. Шимон Шкоп (см.), главный раввин Вильно (Вильнюса) р. Хаим-Озер Гродженский (см.) и руководитель ешивы в Барановичах р. Эльханан-Буним Вассерман (см.). Он также посещал «двор» Гурского Ребе р. Авраама-Мордехая Алтера (Имрей эмет; см.), где установил тесные контакты с выдающимся законоучителем из Варшавы р. Менахемом Зембой (см.), оказавшим значительное влияние на его формирование (Rachmiel Daykin Harav Chaim Kreiswirth, p.34).

В течение года восемнадцатилетний Хаим совершенствовал свои познания в одной из самых авторитетных польских ешив Хохмей Люблин (Мудрецы Люблина), возглавляемой в тот период р. Арье-Цви Фрумером (см.).

В ешиве занималось около полутысячи студентов. Уровень обучения в ней был настолько высоким, что даже вступительные экзамены предусматривали доскональное знание абитуриентом не менее ста листов Талмуда (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.263).

В девятнадцать лет он стал ведущим преподавателем варшавской ешивы Даат Моше, возглавляемой выдающимся хасидским наставником р. Келонимусом-Калмишем Шапиро (Адмор из Пьясецны; см.).

«Илуй из Кракова» преподавал в старшей группе ешивы. По свидетельству современника, «во время его уроков помещение дома учения было заполнено от края до края — чтобы своими глазами увидеть этого феноменального юношу, собирались евреи со всей Варшавы». «Он говорил с такой силой и страстью, что ему приходилось постоянно вытирать платком пот, струившийся по лицу, — вспоминал один из слушателей. — Он бомбардировал аудиторию сложнейшими выдержками из Талмуда и комментаторов различных эпох, извлекая все цитаты из своей памяти. …После урока люди окружали его, и горячая дискуссия продолжалась» (Moshe M. Leiber HagaonHarav Chaim Kreiswirth, p.40).

В 5698 /1938/ году двадцатилетний илуй начал давать постоянные уроки и в ешиве Хохмей Люблин, где за год до этого обучался.

Начало второй мировой войны застало его в Варшаве.

Войска вермахта стремительно продвигались к городу, и его кварталы сотрясались от разрывов бомб. Следуя приказу своего наставника Адмора из Пьясецны, у которого в одной из первых бомбежек погибли сын и невестка, Хаим Крайзверт бежал из Варшавы и, преодолев множество испытаний, добрался до Вильно — города, вошедшего в советскую оккупационную зону, а затем переданного независимой Литве (там же).

Из Вильно он переехал в пригород г. Ковно (Каунаса), Слободку, где присоединился к занятиям ешивы Кнессет Исраэль, возглавляемой в те дни машгиахом р. Авраамом Гродженским (см.).

«В Слободке видали и илуев, и эрудитов, — вспоминал один из студентов той поры, — но “илуй из Кракова” оказался феноменом даже для нас. Я помню, как он, начав с последнего комментария тосафистов к трактату Йевамот, наизусть, слово в слово, дошел до первого комментария, — и по поводу почти каждого из фрагментов у него были свои хидушим (открытия). …Но особенно потрясла нас его совершенная эрудиция в области Иерусалимского Талмуда» (там же).

«До него я никогда не видел гения такого масштаба, — вспоминал выдающийся знаток Торы, познакомившийся с краковским илуем в Слободке. — …Он не только в совершенстве знал оба Талмуда, кодекс Рамбама, книги ранних и поздних комментаторов, но и обладал исключительным ораторским даром и великолепным характером» (там же).

В Слободке р. Крайзвирт женился на Саре, старшей дочери главы ешивы р. А. Гродженского. Вскоре после свадьбы, состоявшейся перед праздником Суккот 5701 /1940/ года, молодые супруги совершили алию.

Поселившись в Йерушалаиме, он начал заниматься в элитной группе, где его партнером по учебе был р. Йосеф-Дов-Бер Соловейчик (см.), будущий руководитель иерусалимской ешивы «Бриск». Выдающийся законоучитель р. Йосеф-Шалом Эльяшив, также познакомившийся с р. Крайзвиртом в тот период, свидетельствовал: «илуй из Кракова» был настолько глубоко погружен в занятия Торой, что семья и друзья боялись, когда ему приходилось переходить улицу одному (там же).

Один известный раввин, бывший в те годы мальчиком, вспоминал, что дети со всей округи собирались у дома, где занимался р. Крайзвирт, и через окно наблюдали за ним, не в силах оторвать глаз. «Я никогда в жизни не видел, чтобы лицо человека, погруженного в изучение Торы, так светилось от счастья и наслаждения, как это было у р. Крайзвирта», — вспоминал он (там же).

С первых дней пребывания в Йерушалаиме он старался помочь другим беженцам из пылающей Европы — и в первую очередь, детям.

Когда р. Крайзвирт узнал, что в город прибыла группа девочек-сирот, потерявших своих родителей в огне Катастрофы, он поселил их в своей квартирке, состоящей из полутора комнат. Их кроватки занимали комнату от стены до стены. Утром р. Крайзвирт, привыкший молиться на рассвете, не мог добраться из каморки, где ютился с женой, до выхода из квартиры, — и, чтобы не разбудить девочек, он весь тот период молился дома в одиночестве или в синагоге в более позднее время. Р. Крайзвирт и его жена заботились о девочках, как о своих детях: они отказывали себе в самом необходимом, чтобы купить очень дорогостоящий в те времена шоколад, — и увидеть счастливую улыбку на губах сирот, перенесших в Европе столько страданий.

В середине 5700-х /1940-х/ годов р. Крайзвирт включился в занятия узкой группы выдающихся знатоков Торы, изучавших Иерусалимский Талмуд под руководством главного раввина Земли Израиля р. Ицхака-Айзика Герцога (см.).

Р. Герцог, пораженный его познаниями, пророчил «илуя из Кракова» в авторы будущего комментария на Иерусалимский Талмуд (Moshe M. Leiber HagaonHarav Chaim Kreiswirth, p.40).

Позднее р. Крайзвирт переехал в Петах-Тикву, здесь он занимался в колелеТорат Эрец Исраэль.

Его хаврутой (партнером по совместному изучению Торы) в этот период был его родственник со стороны жены р. Шломо Волбе (Алей Шур; см.), ставший впоследствии одним из духовных лидеров движения Мусар (там же p.41).

Из Петах-Тиквы р. Крайзвирт часто приезжал в соседний Бней-Брак, где поддерживал тесные контакты с такими духовными лидерами поколения, как р. Авраам-Йешая Карелиц (Хазон Иш; см.) и р. Яаков-Исраэль Каневский (Стайплер; см.) (там же).

Машгиах расположенной в Бней-Браке ешивы Поневеж, выдающийся мыслитель и педагог р. Элияу Деслер (Михтав миЭлияу; см.) был настолько поражен личностью р. Крайзвирта, что немедленно написал восторженное письмо своим друзьям в Англии: «Я нашел здесь молодого гения, который занимается в колеле в Петах-Тикве. Он обладает совершенными познаниями в обоих Талмудах и является глубочайшим аналитиком как в области алахи, так и в области агады. В нашем поколении я не видел никого, подобного ему» (там же).

В 5708 /1948/ году, в возрасте тридцати лет, р. Крайзвирт эмигрировал в США — он возглавил ешиву в г. Чикаго.

Его ученик той поры р. Берл Вайн, впоследствии ставший видной фигурой в американском еврействе, вспоминал о том, как р. Крайзвирт первый раз появился в ешиве: он вошел в учебный зал и, усевшись на стул, сразу погрузился в занятия — в течение шести часов подряд он не отрывал взгляда от книги, мелодично и звучно напевая изучаемые им тексты. «Такого мы еще никогда не видели, — вспоминал р. Вайн. — Его молодая энергия и преданность изучению Торы просто очаровали нас» (Moshe M. Leiber HagaonHarav Chaim Kreiswirth, p.41).

По свидетельству р. Вайна, р. Крайзвирт проявил себя и как выдающийся лектор. «Когда он вел свой урок, — вспоминал р. Вайн, — это было подобно дарованию Торы с горы Синай» (Rachmiel Daykin, Harav Chaim Kreiswirth, p.35).

В 5713 /1953/ году р. Крайзвирт возвратился в Европу, где стал главным раввином бельгийского города Антверпена. За полвека он сумел создать одну из самых цветущих общин Европы. С годами он приобрел статус духовного лидера не только евреев Бельгии и Европы, но и всего еврейского мира.

В последние два десятилетия жизни р. Крайзвирт посвятил себя делам милосердия.

В начале 5740-х /1980-х/ годов он серьезно заболел. Врач, обнаруживший обширную злокачественную опухоль в желудке, сказал ему: «Раввин, вы уже финишировали. Нет никаких шансов». Другие, еще более опытные врачи, подтвердили диагноз. И тогда р. Крайзвирт отправился на Землю Израиля — к старейшине поколения р. Яакову-Исраэлю Каневскому (Стайплеру). Войдя в комнату к мудрецу, он не сумел сдержаться и разрыдался. Стайплер сказал ему: «Зачем ты вообще пошел к врачу?! …Если бы ты, ощутив боли и недомогание, пришел сразу ко мне, я бы велел тебе продолжать обычный ход жизни. Но теперь, когда ты уже побывал у врача, и он сказал тебе то, что сказал, тебе придется пройти операцию. И все же, не беспокойся, эта опухоль — просто “штик флейш” (кусок плоти), и не более того!». Перед расставанием Стайплер проговорил: «Вдумайся в слова из трактата Пеа (127а): “Вот добрые дела, плоды которых человек пожинает в этом мире, но заслуга его сохраняется и для мира Грядущего, — …забота о больных, и помощь бедным невестам в устройстве свадьбы, и участие в похоронах”. Возникает вопрос: почему о “помощи бедным невестам” говорится между “заботой о больных” и “участием в похоронах”? Ведь, в соответствии с естественным порядком вещей, за болезнью могут последовать смерть и похороны». «Но Талмуд нас здесь учит, — сказал Стайплер, открывая гостю один из секретов жизни, — что “помощь бедным невестам” прерывает поступательное движение от болезни к смерти. Тот, кто помогает бедным невестам с устройством свадеб, тем самым отводит от себя исполнение смертного приговора».

Сразу же по возвращении от Стайплера, р. Крайзвирт занялся сбором средств для бедных невест. Некоторое время спустя он перенес сложнейшую операцию, которая продолжалась в течение семи часов, — опухоль была полностью удалена, и наступило полное выздоровление.

В последующие годы р. Крайзвирт стал крупнейшим в еврейском мире казначеем благотворительных фондов. Он сам посещал состоятельных еврейских бизнесменов Америки и Европы и, опираясь на свой высочайший авторитет, собирал огромные суммы, которые затем распределял среди бедных невест, вдов и сирот, — в первую очередь, на Земле Израиля.

Обязательства, связанные с устройством свадеб для детей, р. Крайзвирт дал более, чем ста вдовам, — и во всех случаях он стремился реализовать свои обещания (Rachmiel Daykin Harav Chaim Kreiswirth, p.36).

Одним из крупнейших благотворительных проектов р. Крайзвирта была постройка комфортабельного санатория для рожениц в харедимном городке Телзстоне, возле Йерушалаима. Каждый раз, когда он приезжал в Землю Израиля, он привозил с собой еще сто тысяч долларов на строительство следующего этажа санатория.

По свидетельству одного из его помощников, р. Крайзвирт вкладывал в благотворительность и все свои средства. Приезжая в Израиль, он старался выделить деньги каждому нуждающемуся, — и когда среддства из его благотворительного фонда кончались, он, не задумываясь, отдавал свои. Объясняя свою страстную приверженность делам милосердия, он говорил: «Наше понимание Торы не может сравниться с пониманием мудрецов прошлых поколений. И наша молитва не может приблизиться к их молитве. Но когда мы помогаем неимущей семье или вдове, это точно такая же помощь, как и в поколениях мудрецов прошлого».

Когда в последний год жизни р. Крайзвирт снова тяжело заболел, он не прерывал своих благотворительных дел даже в реанимационной палате. Как только с него снимали кислородную маску, он тут же начинал отдавать распоряжения по телефону: такой-то вдове передать такую-то сумму, такому-то бедняку столько-то. И едва сознание возвращалось к нему после длительных обмороков, он сразу же начинал устраивать дела различных бедствующих семей.

Р. Хаим Крайзвирт умер шестнадцатого тевета 5762 /2002/ года в Бельгии. Похоронен в Йерушалаиме.

С разрешения издательства «Швут Ами»


Десять лет жизни посвятил Рамбам написанию этого знаменитого труда, в котором он предпринял попытку составить полный кодекс законов по всем вопросам, связанным с выполнением заповедей. Читать дальше