Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
В Европе р. Хида был окружен славой святого праведника и чудотворца. Его авторитет особенно возрос после происшествия с женщиной, подозреваемой в измене своему мужу. Один из почтенных граждан Ливорно, происходящий из рода коэнов, обратился к р. Хиде с жалобой на свою жену, которая, вопреки его предупреждению, уединилась в комнате с неким посторонним мужчиной...

Раби Хаим-Йосеф-Давид бар Ицхак-Зрахья Азулай (рабейну Хида;5484—5541 /1724—1806/ гг.) — выдающийся законоучитель, кабалист и историк еврейской мысли.

Происходил из знатной раввинской семьи, предки которой после изгнания из Испании жили в Северной Африке. Его прапрадед, знаменитый кабалист р. Авраам Азулай, переехал из Марокко в Землю Израиля и поселился в Хевроне.

Родился в 5484 /1724/ году в семье иерусалимского даяна (судьи) р. Ицхака-Зрахии Азулая.

В день обрезания младенец был назван Йосефом-Давидом. Имя Хаим (буквально, «жизнь») ему добавили позже, в дни опасной болезни. В еврейскую историю он вошел под именем Хида, являющимся аббревиатурой слов «Хаим-Йосеф-Давид Азулай».

В восемнадцатилетнем возрасте Хида стал учеником великого кабалиста р. Хаима Ибн Атара (Ор ахаим), основавшего в Йерушалаиме ешиву Кнессет Исраэль (Собрание Израиля).

В последний день праздника Суккот 5503 /1743/ года юный Хида стал свидетелем того, как наставник молился непрерывно в течение суток, сидя на полу в своей комнате. Хида отметил, что вечером, в начале молитвы, лицо наставника «светилось, как солнце», затем он «горько плакал… всю ночь», а на следующий вечер, к началу праздника Симхат Тора, его лик вновь озарился светом. Р. Хаим Ибн Атар пояснил ученикам, что молился о приходе Машиаха, — при этом Хида понял из его слов, что сам наставник «был способен и призван стать Машиахом», чтобы принести еврейскому народу конечное избавление, но из-за грехов поколения ему не было позволено «открыться» и реализовать свое назначение. И тогда в ночной молитве, сидя на полу своей комнаты, р. Хаим Ибн Атар достиг соглашения с Небесным Судом: в этот год, в возрасте сорока семи лет, он покинет мир, искупив соей смертью грехи всего поколения (ТолдотаОр ахаимАкадош с. 50).

После кончины р. Хаима Ибн Атара р. Хида учился в знаменитой иерусалимской ешиве Бейт Яаков (Дом Яакова), которой в тот период руководил главный раввин Йерушалаима р. Ицхак Раппопорт, носящий почетный титул Ришон леЦион (Первый в Сионе). Позднее р. Хида изучал сокровенные разделы Торы в ешиве кабалистов Бейт Эль (Дом Б-га), возглавляемой р. Сар-Шаломом Шараби (Рашашем).

Зимой 5513 /1753/ года р. Хида неожиданно покинул Йерушалаим и отбыл в Европу.

Рассказывают, что причиной его внезапного отъезда стал следующий эпизод. Глава ешивы р. Сар-Шалом Шараби считал, что приблизилось время геулы (конечного избавления еврейского народа). Он избрал двух своих ближайших учеников, р. Азулая и р. Хаима Делароза, чтобы в совместной молитве склонить решение Небесного Суда к геуле. Они постились три дня подряд, а затем, поднявшись на крышу ешивы, погрузились в молитвенную медитацию. С помощью сокровенных кабалистических каванот им удалось вступить в контакт с Небесным Судом. Им было открыто, что хотя время геулы ещё не настало и народ Израиля к ней не готов, тем не менее, их совместная молитва способна спровоцировать преждевременное явление Машиаха, сопряженное с катастрофическими последствиями для всей Вселенной. Чтобы этого не произошло, троим праведникам следовало немедленно разлучиться — по требованию Небесного Суда один из них должен был покинуть Святую Землю, на которой молитвы обладают особой силой. Жребий пал на р. Хаима-Йосефа Давида Азулая (Везэ шаар ашамаим с. 163).

Спустя пять лет, в 5518 /1758/ году, р. Хида возвратился в Йерушалаим и стал, подобно своему отцу, даяном (судьей) в святом городе.

В 5525 /1764/ году он был направлен ходатаем по делам иерусалимской общины в Стамбул, столицу Османской империи; на обратном пути он задержался в Египте и был избран главным раввином г. Каира.

В 5529 /1769/ году р. Хида снова возвратился в Землю Израиля и на этот раз поселился в Хевроне, в городе своих предков.

В 5530 /1770/ году для сбора средств необходимых хевронской общине р. Хида направился в длительное путешествие по странам Востока и Западной Европы. За время странствий он побывал в Турции, Греции, Италии, Германии, Франции, Англии и Северной Африке — и повсюду посланца Земли Израиля встречали с большим почетом и уважением.

В 5536 /1776/ году в типографии итальянского города Ливорно вышел в свет его комментарий на Йоре деа — один из разделов кодекса Шульхан арух, посвященный законам ритуального характера. В своих разъяснениях р. Хида широко использовал сведения, почерпнутые им из кабалистических источников.

Во многих изданиях кодекса Шульхан арух этот комментарий, получивший название Биркей Йосеф (Колени Йосефа), печатается рядом с основным текстом.

В 5541 /1781/ году р. Хида окончательно покинул Землю Израиля и обосновался в итальянском городе Ливорно. Вопреки настойчивым просьбам он отказался принять на себя руководство общиной и посвятил все свои силы изучению Торы и работе над новыми книгами.

В Европе р. Хида был окружен славой святого праведника и чудотворца. Его авторитет особенно возрос после происшествия с женщиной, подозреваемой в измене своему мужу. Один из почтенных граждан Ливорно, происходящий из рода коэнов, обратился к р. Хиде с жалобой на свою жену, которая, вопреки его предупреждению, уединилась в комнате с неким посторонним мужчиной. Р. Хида постановил, что, согласно закону Торы, муж обязан развестись с неверной женой. Однако некоторые даяны Ливорно, связанные родственными узами с семьей подозреваемой женщины, заявили, что «в таком серьезном деле невозможно полагаться лишь на ясновидение» р. Азулая — ведь в комнате, где жена коэна уединилась с мужчиной, не было свидетелей, которые могли бы подтвердить сам факт измены.

И тогда р. Хида пригласил подозреваемую к себе в дом учения. Он извлек свиток Торы и произнес перед ней весь раздел Сота, связанный с испытанием жены, подозреваемой в неверности мужу. «…Если не лежал с тобой мужчина, — читал он, — и если не совратилась ты осквернением втайне от мужа твоего, то будь невредима… Но если ты втайне изменила твоему мужу и осквернилась, и совершил с тобою соитие мужчина, кроме твоего мужа, тогда…сделает Г-сподь бедро твое опавшим и живот твой опухшим…» (Бемидбар 5:19—21). И не успела женщина покинуть комнату, как её лицо пожелтело, глаза вылезли из орбит — и в считанные мгновения с её телом произошло все то, что написано в этом разделе Торы. В память об этом происшествии руководители ливорнской общины повелели облицевать золотым листом то место, на котором изменница была обличена с Небес в своем преступлении (Гдолей адорот).

Лишь один раз в году, в шабат, предшествующую Йом кипуру, р. Хида выступал перед ливорнской общиной. В этот день все члены общины провожали его от дома до центральной городской синагоги. Здесь он произносил драшу — его слова на протяжении нескольких часов приковывали внимание собравшихся, пробуждая в них совесть и обращая сердца к раскаянию (Везэ шаар ашамаим с. 164) .

За свою жизнь р. Хида опубликовал более восьмидесяти книг. Наряду с уже упомянутым комментарием к кодексу Шульхан арух, особой популярностью пользовались его толкования Пятикнижия. В своих знаменитых книгах Тора ор (Тора — свет), Нахаль кедумим (Древний поток) и Рош Давид (Глава Давида) он исследовал различные смысловые аспекты Торы, уделяя наибольшее внимание кабалистическому уровню прочтения текста.

Р. Хида стал одним из самых значительных еврейских историков и библиографов. В книгах Шем агедолим (Имена великих) и Ваад лехахамим (Собрание мудрецов) он привел около тысячи трехсот биографий выдающихся мудрецов — от эпохи вавилонских гаонов и до своего поколения. В годы своих странствий он встречался со многими знаменитыми знатоками Торы — впечатления от этих встреч и бесед также отразились в названных книгах.

Существенной частью этих исторических хроник стала обширная библиография, включающая обзор двух тысяч двухсот книг, многие из которых не сохранились и известны лишь из этого источника.

Р. Хаим-Йосеф-Давид Азулай умер в Ливорно одиннадцатого адара 5566 /1806/ года — в возрасте восьмидесяти трех лет.

В 5720 /1960/ году его останки были перевезены в Землю Израиля и погребены на иерусалимском кладбище. В этих повторных похоронах участвовали десятки тысяч людей — была приостановлена работа не только многих учреждений, но и отменено назначенное на тот день заседание Кнессета, чтобы и его члены тоже смогли принять участие в похоронной процессии (Везэ шаар ашамаим с. 573—575).

Публикуется с разрешения издательства «Швут Ами»


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше