Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Владыка Вселенной! Посмотри, как свят Твой народ! Даже когда еврей смазывает колёса своей телеги, он думает о Тебе и служит Тебе!»Раби Леви-Ицхак из Бердичева, Сарей а-Меа 3, 17
Биография выдающегося законоучителя

Раби Авраам-Абиш бар Цви (Франкфуртер; 5460-5529 /1700-1768/ гг.) — выдающийся законоучитель.

Ученик знаменитого кабалиста и праведника р. Нафтали Каца, автора книги Смихат хахамим (Посвящение мудрецов).

Был раввином в польских городах Вижнице, Межериче и Корове.

В 5516 /1756/ году скончался старейшина мудрецов Европы, главный раввин Франкфурта на Майне р. Яаков-Йеошуа Фальк (Пней Йеошуа) — и тогда р. Авраама-Абиша пригласили возглавить эту крупнейшую общину Германии.

Рассказывают, что когда р. Авраам-Абиш подъезжал к Франкфурту, тысячи евреев вышли ему навстречу. В знак высшего уважения самые авторитетные члены общины, знатоки Торы и состоятельные купцы, выпрягли лошадей из его повозки — и впряглись сами, чтобы довезти нового раввина до города. Повозка с трудом протискивалась среди окружавшей ее толпы. На одном из поворотов дороги р. Аврааму-Абишу, всегда избегавшему показного почета, удалось незаметно выбраться из своего экипажа и смешаться с толпой. Лишь достигнув Франкфурта, встречающие обнаружили, что экипаж пуст и что новый раввин прошел весь путь пешком вместе с ними (Сарей амеа 1:15).

Подобно своему наставнику р. Нафтали Кацу, р. Авраам-Абиш был образцом благочестия и праведности — и особенное внимание он уделял выполнению заповедей гостеприимства и благотворительности.

Современники говорили: «Авраам подобен Аврааму». Имелось в виду, что в выполнении заповеди ахнасат орхим (гостеприимства) р. Авраам-Абиш приблизился к высочайшему уровню праотца Авраама: двери в доме главного раввина не запирались, и все бедняки города и окрестностей всегда находили у него приют и поддержку.

Существуют многочисленные свидетельства, что все свои средства р. Авраам-Абиш жертвовал на цдаку: получая деньги, он немедленно распределял из среди неимущих — и сколько бы он не получал за день, к вечеру его карманы всегда бывали пусты.

Однажды ученики спросили у него, почему он так поступает, если в Талмуде однозначно указано (Ктубот 67б): «Не жертвуют на цдаку больше пятой части своих доходов». Р. Авраам-Абиш объяснил им: «Давайте глубже вдумаемся в эти слова Талмуда. Ведь если существует угроза человеческой жизни, отступают даже строжайшие запреты Торы, связанные с Шабатом. И тем более отступает этот запрет Талмуда, если мы видим перед собой человека, у которого нет даже куска хлеба и его дети пухнут от голода».

Р. Авраам-Абиш не только отдавал свои деньги, но и собирал для неимущих цдаку, изо дня в день обходя пороги богачей города — невзирая на зимний холод и осенние ливни. Домочадцы р. Авраама-Абиша и близкие к нему знатоки Торы, не раз уговаривали его прекратить подобные походы за милостыней, поскольку это не прибавляет ему ни почета, ни здоровья. Но он отвечал: «Сам царь Шломо опровергает ваши слова, ведь в книге его притч сказано: “Спешащий творить милосердие (цдаку) и добро (хесед) — обретет жизнь, справедливость и почет” (Мишлей 21:21). Следовательно, и здоровье, и почет обеспечены тому, кто спешит помочь бедным» (Сарей амеа, там же).

В вопросах, касающихся ритуальных законов, например, кашерности пищи, р. Авраам-Абиш, как правило, склонялся к наиболее взвешенным и мягким решениям. Особенную осторожность он проявлял в тех случаях, когда его псак (алахическое решение) мог принести ущерб беднякам.

Р. Авраам-Абиш часто говорил даянам в своем суде: «Если раввин по ошибке разрешит в пищу трефное мясо — он совершит преступление перед Б-гом, которое искупается в Йом кипур. Но если он по ошибке запретит разрешенное и, не дай Б-г, признает трефным кашерное мясо, он причинит материальный ущерб другому еврею и тем самым совершит преступление, которое даже святой день Йом кипура не искупает — пока не простит еврей, которому нанесен ущерб».

Предание повествует, что однажды, накануне праздника, к нему обратились с вопросом относительно пригодности в пищу мяса, принадлежащего одному из бедняков города. Даяны франкфуртского суда уже признали это мясо трефным, поскольку вопрос касался такой детали закона, в которой Рамо и другие великие ашкеназские законоучители особенно устрожали. В то же время р. Авраам-Абиш понимал, что если он подтвердит решение даянов, семья бедняка не только останется на праздник без мяса, но и понесет значительные убытки. Раввин погрузился в изучение алахических комментариев и кодексов, стремясь отыскать аргументы для послабления, и, в конце концов, постановил, что мясо кашерно. Потрясенные его решением даяны спросили: Как же можно выносить псак, противоречащий общепринятому мнению Рамо и других выдающихся мудрецов. Р. Авраам-Абиш ответил: «Когда, прожив свои сто двадцать лет, я предстану перед Небесным Судом, пусть уж лучше мне предъявит иск Рамо, чем этот бедняк. Бедняк, человек неученый, обвинил бы меня перед Судом в том, что своим приговором я причинил ему большие убытки, и мне было бы очень трудно перед ним оправдаться. Но когда Рамо и его соратники обвинят меня в том, что я вынес решение, противоречащее установленному ими закону, — перед ними я смогу выложить все свои аргументы, и мы вместе наверняка найдем соответствующий компромисс» (Сарей амеа, там же).

В 5526 /1766/ всех знатоков Торы в Германии и Польше всколыхнуло дело о разводном письме из Клеве, по которому р. Авраам-Абиш занял непримиримую позицию, противоречащую мнению большинства духовных лидеров поколения.

В восьмой день месяца элуль 5526 /1766/ года состоялась свадьба: Ицхак Нойберг, молодой знаток Торы из Мангейма, вступил в брак с девушкой из Бонна. В ближайший шабат, ночью, молодой муж внезапно бежал из дома, прихватив, как выяснилось, деньги, полученные в приданное. После длительных поисков родственники обнаружили его в одной из окрестных деревень, в крестьянском доме, — он был в крайне мрачном и подавленном настроении. В свое оправдание он мог лишь сказать, что ночью его охватил безотчетный страх, и он вынужден был бежать без оглядки в поисках убежища. Через несколько дней молодые супруги предстали перед раввином города Клеве — Ицхак Нойберг попросил оформить развод. А когда раввин, как это полагается в таких случаях, попытался примирить стороны, Ицхак пояснил, что в Мангейме его преследуют — ему угрожает смерть, и поэтому он вынужден укрыться в другой стране, и никто не должен знать, в какой именно. Понимая, что без разводного письма, молодая женщина может остаться «соломенной вдовой», раввин из Клеве оформил развод в соответствии со всеми требованиями закона. Сразу же после этого Ицхак Нойберг действительно исчез из Германии.

Однако вскоре раввинский суд Мангейма оспорил правомочность развода, мотивируя свое мнение тем, что молодой муж, охваченный манией преследования, в час развода находился в невменяемом состоянии. В поисках поддержки даяны из Мангейма обратились в один из самых авторитетных судов Германии — суд Франкфурта на Майне, возглавляемый р. Авраамом-Абишем, которого в других общинах именовали, по названию города, Франкфуртером

Вникнув в дело и узнав, что раввину из Клеве даже не было известно о ночном исчезновении жениха в первый шабат после хупы, р. Авраам-Абиш так же оспорил совершенный развод, объявив по всем общинам Германии, что молодая женщина по-прежнему остается женой Ицхака Нойберга и запрещена для других мужчин. В это время женщина как раз готовилась вступить в новый брак, но теперь сватовство расстроилось.

В возникшем конфликте раввин из Клеве тоже обратился за помощью к авторитетным законоучителям из других общин, и большинство из них встали на его сторону, в том числе и самые знаменитые — главный раввин эльзасского города Меца р. Арье-Лейб Гинзбург (Шаагат Арье), главный раввин Праги р. Йехезкель Ландо (Нодэ бийеуда), главный раввин Гамбурга р. Ицхак Гурвиц (р. Ицикель Гамбургер), а также старейшина мудрецов Германии р. Яаков Эмден (Ябец). Эти законоучители полагали, что даже если в ту субботнюю ночь молодожен был действительно невменяемым, это состояние не постоянно, и в момент развода он уже в достаточной степени контролировал свои действия.

Тем временем выяснилось, что беглец поселился в Лондоне — он открыл там свое торговое дело и весьма преуспел. И тогда друзьям семьи удалось помирить его с разведенной женой. При повторном бракосочетании вместо обычной формулы «Арей ат мекудешет ли…» (Вот ты посвящена мне…) жених произнес «Арей ат од мекудешет ли…» (Вот ты по-прежнему посвящена мне…) — учитывая точку зрения р. Авраама-Абиша, согласно которой никакого развода между ними никогда не было. Так с Небес подтвердилась обоснованность его мнения (Сарей амеа 1:15; Праким бетолдот Исраэль ч.2).

Кабалистические комментарии р. Авраама-Абиша к Пятикнижию собраны в книгу Кана Авраам (Приобретение Авраама), а его хидушим (аналитические заметки) к Талмуду — в книге Биркат Авраам (Благословение Авраама).

Среди его учеников был р. Натан Адлер, ставший одним из духовных лидеров следующего поколения евреев Европы.

Р. Авраам-Абиш Франкфуртер скончался в 5529 /1768/ году, на следующий день после праздника Йом кипур.

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Бет из Берешит

Рав Эльяким Залкинд

Книга Шмот

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Чтобы понять и постичь 19. Откуда мы знаем, что Тора дана Б-гом, а не написана человеком?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Одним из доказательств того, что Тора является Б-жественным откровением — это ее иррациональные заповеди. Простой смертный не мог бы заставить 600 тысяч евреев взять на себя серьезные ограничения во всех сферах жизни. Пророчества, содержащиеся в Торе, тоже доказывают ее Б-жественное происхождение.

Урок Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Пятикнижие Моисея

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

«Шлах». Спасательный канат

Рав Бенцион Зильбер

Евреи приближаются к Эрец-Исраэль. По настоянию народа Моше отправил разведчиков выяснить, какова страна, куда евреи по воле Всевышнего держат путь. Послано было двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, десять из двенадцати сказали, что города страны укреплены, жители ее сильны и войти в нее невозможно. Евреи заплакали и отказались от своей цели. За это Всевышний обрек народ на сорокалетнее скитание по пустыне. Конец главы посвящен нескольким заповедям. Завершает главу заповедь о цицит.